Перейти к содержимому


Фотография

Библиотечка.


  • Авторизуйтесь для ответа в теме
Сообщений в теме: 39

#21 Монгол

Монгол

    2 метра безобразия

  • Жители HomeNet
  • PipPipPipPipPip
  • 3,617 сообщений

Отправлено 15 August 2007 - 08:24

У Р О К 7
НАУЧНЫЕ ОПРОВЕРЖЕНИЯ ЭВОЛЮЦИИ
(Биохимия и генетика)
"ЖИВЫЕ" МОЛЕКУЛЫ

Все живые существа построены из макромолекул белков, нуклеиновых кислот, молекул углеводов, липидов, жиров и др. Оказывается, что сложность молекулярного строения клеток низших животных и человека имеет один порядок. Однотипные (хотя и разные) молекулы предназначены у разных организмов для выполнения сходных функций. Так например, белок гемоглобин предназначен для переноса кислорода ко всем органам и тканям организма. Структура его сходна у самых разных животных.

В структуру этого белка у человека входит железо, а, к примеру, у каракатицы — ванадий. Это обусловлено условиями жизни, необходимостью вдыхать кислород при разном парциальном давлении. Но общее правило таково: на молекулярном уровне и "простые", и "сложные" организмы сложны одинаково. Ни один живой организм не использует "примитивных" белков или "недоразвитых" нуклеиновых кислот. Следовательно, с тех пор, как существует жизнь, не существует "эволюции" в сторону усложнения биомолекул. Как могла существовать такая "химическая эволюция" до возникновения жизни, как это полагают последователи Опарина, если в условиях отсутствия жизни вся сложность органического синтеза гораздо быстрее должна была уничтожаться обратным ходом реакций. Иначе: как могла сложиться такая ситуация, что за первый миллиард лет земной истории органические молекулы не просто возникают, но проходят сложнейшую химическую эволюцию, в миллионы раз повышая свою сложность, а затем в течение трех с половиной миллиардов лет, в гораздо более благоприятных условиях, чем в безжизненном пространстве, они нисколько не увеличивают своей сложности? Еще короче сказать: от камня до бактерии гораздо дальше, чем от бактерии до человека, если говорить о сложности органических молекул, но сложный путь пройден в три раза быстрее, чем более простой. Не следует ли отсюда, что не было никаких подобных путей развития?

РАЗЛИЧИЕ СХОДНЫХ БИОМОЛЕКУЛ

Молекулярная биология позволила вычислить процент различия в последовательностях аминокислот для белков, выполняющих сходные функции у разных организмов. Для примера можно взять тот же гемоглобин и сравнить аминокислотную последовательность его для разных животных. С позиций эволюционизма естественно было бы полагать, что это различие последовательностей будет нарастать от рыбы к лягушке, от лягушки к ящерице и далее к человеку. Как и в случае с переходными формами это пророчество не оправдалось. В книге биохимика Майкла Дентона (1985), которого цитируют многие источники, приводится в частности такой пример. Гемоглобин миноги (бесчелюстного существа, относимого к подклассу рыбообразных, предполагаемого "предка" обычных рыб) отличается по аминокислотной последовательности от карпа на 75%, от лягушки на 81%, от курицы на 78%, от кенгуру на 76%, и от человека на 73%.

Интересно подобное же сравнение по белку, именуемому цитохром-С, содержащемуся в митохондриях клеток и у животных, и у растений. Этот белок состоит примерно из ста аминокислот, и удается четко выяснить их последовательность. Для близких животных различие не очень велико, для сильно различных оно больше. Например, между лошадью и собакой это различие составляет всего 6%, между лошадью и черепахой уже 11%, а между лошадью и плодовой мушкой — 22%.

Это же сравнение, приводимое между бактериями и всеми видами живых организмов: любыми позвоночными, насекомыми, даже растениями, дает почти одинаковый результат: различие велико и составляет 65–66%. Иначе сказать, "биохимическое расстояние" от бактерии до всех прочих видов жизни одинаково, в то время, как эволюционная модель требует нарастания этого различия от "предков" к "потомкам". Восходящей линии от простых организмов к сложным на молекулярном уровне не существует.

Подобное же сравнение можно провести, сравнив последовательность аминокислот цитохрома-С у рыбы со всеми наземными позвоночными. Результат оказывается точно таким же: различие составляет гораздо меньшую, но тоже почти одинаковую величину для рептилий, птиц и разных млекопитающих. Все они отличаются по этому признаку от рыб на 13–14% Подобным же образом и все млекопитающие отстоят от всех пресмыкающихся по данному признаку на одинаковом расстоянии. Подобные же результаты получаются и при сравнении любых двух групп животных.

Вывод делает сам Дентон, проводивший эти сравнения и не разделяющий идей креационизма: "Каждый класс на молекулярном уровне уникален, изолирован от других и не связан с ними какими бы то ни было переходными формами. Таким образом молекулы, вслед за окаменелостями, подтверждают отсутствие пресловутых переходных форм, за которыми столько лет безуспешно охотится эволюционная биология. Последние исследования показывают, что на молекулярном уровне между организмами существуют равноправные отношения. Нет организма, который в сравнении с другими можно было бы назвать "предком" или "более развитым" или, напротив, — "примитивным" [13].

На это последовало следующее критическое замечание: "интерпретация по различию цитохрома-С некорректна. Сравнивая всех бактерий (надцарство) со всеми эукариотами (тоже надцарство) (это те существа, у которых в клетках есть ядро. — с. Т.) мы сравниваем не предков с потомками, а два огромных современных таксона, дивергировавших (разделившихся на эволюционном пути. — с. Т.) не позднее 2,5–3 млрд. лет назад и с тех пор эволюционировавших независимо друг от друга. Современные бактерии — не предки многоклеточных. То же самое, но в меньшем масштабе времени относится к сравнению рыб и амниот".

Излюбленный прием дарвинистов: прятать предка. Ведь и человек тоже произошел не от современной обезьяны, — учат они, — а от вымершей, которую никто никогда не видел. Итак, бактерии целых три миллиарда лет делают вид, что эволюционируют, и, оставаясь все теми же бактериями, просто морочат нам голову. Рыбы тоже, став в девонском периоде рыбами (причем сразу во всех современных отрядах) и почти тогда же произведя амфибий, после этого за сотни миллионов лет не вывели даже из своей среды ни одного нового отряда, и тоже, обманывают биологов, прикидываясь, будто они все-таки изменяются.

Тот же целакант, пойманный недавно, как будто выплывшим из девона, был вовсе не единственным подобным существом. В популярных книгах давно прижился термин "живое ископаемое", относящийся ко множеству рыб, амфибий, рептилий, не претерпевших, даже с точки зрения эволюционистов, никаких изменений за десятки и сотни миллионов лет.

Критики из эволюционистского лагеря настаивают, что эволюция на биохимическом уровне идет непрерывно, а морфологически проявляется очень редко. Но будем честны: морфологически все многочисленные генетические изменения проявляются реже, чем редко: единственный раз в истории типа (класса), только когда это требуется, чтобы оправдать наше родословное древо жизни. Одноклеточные существа породили многоклеточных только однажды, подобно и рыбы породили амфибий всего один раз за всю свою многомиллионнолетнюю историю. И так всякий раз: родивши одного (максимум двух) эволюционных потомков все предки замирают в своем морфологическом изменеиии и на весьма долгие времена остаются "эволюционно-бесплодными стариками".

ЗАКОНЫ ГЕНЕТИКИ И ЭВОЛЮЦИЯ

Когда мы начинаем разговор о генетике очень часто нам приходится сталкиваться с понятием информации. Генетика собственно и есть информатика живых систем. Она изучает, как передается информация от родителей к детям. Поэтому, прежде чем начинать разговор о генетике, не лишним будет вспомнить разобранные на четвертом уроке законы передачи информации.

Наследственная информация записана в ДНК хромосом. Вы знакомы с тем как она переносится на молекулы информационной РНК, которые в свою очередь перемещаются на рибосомы клетки и там в соответствии с этой скопированной информацией синтезируются белковые молекулы, определяющие все частные признаки организма: форму гороховых семян или цвет кроличьей шерсти. ДНК, таким образом, является громадной книгой, полной спецификацией всего оборудования той громадной живой фабрики, которой является каждый организм. Отметим известное нам из школьного учебника положение, что любая клетка организма содержит информацию в своих хромосомах о всех белках данного организма, хотя в данной конкретной клетке синтезируется и используется лишь некая незначительная часть их.

С эволюционной точки зрения логично было бы предположить, что постепенное усложнение организации животных должно неизбежно привести к росту числа хромосом от бактерий к человеку. Но такой последовательности реально не наблюдается. Рассмотрим таблицу.
Вид
Кол-во хромосом
Вид
Кол-во хромосом

аскарида
4
шимпанзе
48

комар
6
баран
54

дрозофила
8
осел
62

окунь
28
курица, собака
78

кошка, лиса
38
индюк
82

макака, крыса
42
карп
104

человек, ящерица
46
речной рак
116


Какое из упомянутых животных примитивнее по признаку числа хромосом — очень трудно сказать. Никакой восходящей линии, на верхнем конце которой был бы человек, не наблюдается. Каждый вид сложен по-своему.

Сторонники эволюции теперь делают вид, что они совершенно безразличны к этому факту, и если бы количество наследственной информации действительно возрастало от предков к потомкам, они бы отнеслись к этому безразлично. Строго говоря, количество хромосом не определяет еще всего объема наследной информации. Но и общее количество нуклеотидов в клетке удалось определить и оказалось, что и для этого показателя нет никакой восходящей последовательности. "Например, среди наземных позвоночных, — сообщили нам критики, — наибольшее количество ДНК на клетку существует у хвостатых амфибий. Функции этой "молчащей" ДНК неизвестны".

Если неизвестны, то как говорится, на нет и суда нет. Но и функции рудиментов тоже долгое время были неизвестны. Думается, что совсем уж лишнюю, молчащую ДНК, мутации давно бы "срезали" даже без помощи отбора. Пропадать информация умеет очень хорошо, а если она еще и не нужна, и пропажа ее никем не будет замечена, то тем более.
ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ИЗ ЗАКОНОВ МЕНДЕЛЯ

В школьном учебнике приводится описание опытов Менделя по скрещиванию различных сортов гороха и его результаты. Главный общий вывод, который следует из этих опытов, состоит в том, что все признаки потомков являются следствием различных комбинаций признаков родительских. В генах родителей может присутствовать значительно больше информации, чем ее проявляется внешне (фенотипически), и то, что было у родителей "записано", но не проявлялось, может проявиться у их потомков. Однако не бывает так, чтобы самопроизвольно появился у организма наследственный признак, никак не присутствовавший ранее в генах родителей. (Хотя при этом бывает возможна такая комбинация родительских признаков, которая внешне проявляется уже новым признаком. Примеры этого явления: гороховидный гребень у кур, форма колосьев пшеницы — вошли в школьные учебники. Но опять же такой новый признак — это лишь комбинация старой информации).

Эти выводы классической генетики, не учитывающие мутаций, то есть порчи самой генной информации, бывают верны в большинстве случаев по причине редкости мутаций. Они не разрешают одним видам "плавно перетекать" в другие путем беспредельного изменения наследственных признаков под действием отбора, как этого требует классический дарвинизм. Именно за это генетика и была объявлена в СССР буржуазной лженаукой. "Менделизм-морганизм" громили с высоких трибун, утверждая, что и без всяких хромосом могут передаваться наследственные изменения. Теперь довольно забавно читать эти пожелтевшие страницы сталинской старины, но в свое время такие обвинения в идеализме и "буржузной лженаучности" звучали весьма сурово и влекли за собою тяжкие последствия хорошо известного рода...

Когда инквизиторские методы научного поиска стали исчерпывать себя, атеистам удалось взять на вооружение понятие о мутациях. Об этом мы скажем чуть ниже, а пока подчеркнем, что главный способ образования разновидностей, пород, сортов — это различная перетасовка (по-научному — рекомбинация) генной информации, присутствовавшей в исходной прародительской паре. На этом стоит вся селекция культурных растений и животных.

В природе имеются виды с более или с менее богатым генофондом — то есть совокупностью признаков, которые обычно мало проявляются, но все же присутствуют и при необходимом скрещивании и отборе могут быть выведены фенотипически и стать основными для той или иной породы (сорта). Работа селекционера, упрощенно говоря, состояла в том, чтобы сначала выбрать из дикого вида (селекция и означает в переводе выбор) те особи, у которых желаемый признак наиболее проявлен, и далее, сводя их в пары, постоянно выбирать и допускать к размножению те особи, которые обладают признаком в наиболее выраженном виде. Именно так, без всякого знания генетики и селекции, искусственным отбором только по интересующему признаку, люди издревле выводили различные породы домашних животных. Таким образом из богатого генофонда дикого вида выбирается малая, но интересующая селекционера часть, которая и обусловливает качество породы — например, рост, или цвет, или что-то иное.

Если далее перестать тщательно соблюдать чистоту породы и позволить различным породам беспорядочно скрещиваться между собой (если они еще к этому способны), то в нескольких поколениях все породы возвратятся к исходному состоянию дикого вида. Например, если породистым собакам позволить скрещиваться как попало, они очень скоро вернутся к состоянию дворняжек, хотя ни одна из них первоначально не походила на дворняжку. Генофонд дворняжки включает в себя все генофонды породистых собак, все их признаки, но не все в выраженном виде. Обратимость селекции и естественное возвращение к исходному виду служат доказательством устойчивости исходных видов, а следовательно, отсутствия тенденции к эволюционному образованию новых таксономических единиц.

Оговоримся здесь, что обратимость селекции неполная. Это связано с тем, что часть исходной информации дикого вида утрачивается все-таки безвозвратно. На нашей схеме (рис. 17) под изображениями пород собак показан условно "объем" их генной информации. Самая большая в исходном виде, после беспорядочного скрещивания разделившихся пород эта информация во всей своей полноте уже не восстанавливается — в полном соответствии с законами передачи информации. И все же "смешанная" из всех остальных "порода" ближе прочих пород становится к дикому виду.

Чистота аллелей, иными словами, аналогична малой энтропии, а гетерозиготные формы — ее увеличению. Смешение пород стремится к повышению энтропии. Это, конечно, лишь аналогия, но она здесь применима, так как и статистика генетическая, и статистика молекулярная опираются на одни и те же принципы теории вероятности.

В школьном учебнике показаны основные технические способы селекции, но не подчеркивается, что всякий раз мы выбираем из исходного, как бы достаем разные карты из одной и той же колоды. Эволюция же предполагает, что в процессе такой перетасовки в колоду неизвестным способом подбрасывается новая карта.

Из дворняжки за сто поколений можно вывести дога или болонку, но тот и другая останутся собаками и будут воспринимать друг друга, как собака собаку. Но кошку (или вообще какую-либо не-собаку) из дворняжки получить еще никому не удалось.

На эту фразу дарвинисты обижаются. Действительно, ведь они полагают, что семейства псовых и кошачьих разделились полсотни миллионов лет назад, происходя от общего предка, которого нигде не найти, а теперь уж, конечно, невозможно, чтобы кто-либо из современных тварей стал похож на другую ныне живущую. Конечно, у эволюции все концы в воде, именуемой неполнотой летописи. Но почему самую мысль об искусственном получении одного вида из другого, в рамках одного отряда, освистывают, как вопиюще безграмотную, а мысль о самопроизвольном происхождении всех зверей от одного (или очень немногих) первопредка отстаивают, как неколебимую истину?

ПРИРОДНОЕ ВИДООБРАЗОВАНИЕ

Значит ли это, что все виды были созданы совершенно неизменными, и все примеры идиоадаптации, приводимые в учебнике, выдуманы? Нет, в отличие от ароморфоза (восходящего усложнения), примеров которому никто нигде реально не наблюдал, примеры идиоадаптации (приспособительного наследственного изменения) в природе часты. В школьном учебнике приводится пример различных видов синиц, которые все похожи друг на друга, но занимают разные экологические ниши — прежде всего кормовые. Приспособление к несколько разным условиям обитания не привело к образованию принципиального нового вида клюва, к примеру, или формы тела, но позволило выбрать из исходного генофонда более удачные для данных условий признаки. Вот к чему сводится роль естественного отбора: закреплению некоторых адаптаций на основе исходной генной информации. В итоге образуются, если так можно выразиться, "дикие породы" или различные виды в пределах одного общего рода.

Точно так же образовались и различные виды галапагосских вьюрков, которых описал Дарвин, специализированные по роду корма и среде обитания. Совершенно верно, что далекие предки этих вьюрков были, вероятно, одинаковыми, но с точки зрения наследственной информации, предки содержали в себе все нынешние разновидности, не приобретя никаких добавлений в свою "генную книгу".

Точно так же различаются близкие родственники других видов: волки, койоты, динго, собаки, относящиеся к одному роду. Вполне возможно, что первозданный собачий генофонд содержал признаки всех этих видов, но потом в связи с разной средой обитания, часть исходной генной информации закрепилась у одних, а другая часть у других представителей рода. Кроме того, наверняка значительная часть исходной информации во всех нынешних видах уже утрачена, почему довольно редко бывает возможным скрестить два близких вида и еще реже такие гибриды бывают плодовитыми. Виды, как говорят, стали дискретными, в отличие от пород и сортов.

Ученые-креационисты, выделяют первозданный род организмов, используя особое название: барамин (от еврейских слов: бара — творить, мин — род, слово употребленное в Библии, когда говорится, что каждая тварь была создана по роду своему). Иногда этот барамин в точности соответствует виду в современной классификации, иногда роду, иногда, возможно, даже семейству, но не выше. Ясно, что в первом случае исходный генофонд не был разнообразным и все потомки почти в точности похожи на предка. Во втором и особенно в третьем случае исходный генофонд был богатым, дав возможность организмам приспособиться к разной среде и в широком диапазоне использовать первоначально заложенные возможности к изменениям.

Что касается конкретно псовых, то известны плодовитые гибриды волка и собаки, шакала и собаки. Значит, скрещивания в пределах одного рода все еще возможны. Но опыты показали, что когда потомство от таких гибридов скрещивается между собой, то в третьем поколении (почти как в опытах Менделя) происходит снова расщепление на "чистых волков" и "чистых собак". Что здесь считать исходным видом? Вопрос спорный и в литературе есть разные мнения. Некоторые полагают, что собаки и волки исходят из общего рода, другие настаивают, что это совершенно разные виды, устойчивые каждый в самом себе.

Очень вероятно, что один из самых богатых генофондов был у первозданной лошади, почему он мог дать сразу такую богатую серию разновидностей. Биологи отмечают, что мелкая популяция, попавшая в существенно новые условия обитания дает быстрые изменения, потому что в ней эффективно действует отбор. Это верно, но необходимо помнить, что речь по-прежнему идет лишь о выборке наиболее подходящего наследственного признака из уже имеющегося генного материала. Полагать, что таким образом могут приобретаться принципиально новые структуры у организма — как это предлагает рассмотренная выше теория "прерывистого равновесия" — есть некорректное обобщение результата наблюдений, обобщение, противоречащее самим наблюдениям — отсутствию переходных форм между высшими таксонами.

Итак, природное видообразование не является созданием новой наследственной информации, но вызывается лишь различным перебором имеющейся в некотором избытке первоначальной генной информации исходного рода (барамина).

Разные школьники несколько по-разному делают конспект одной и той же лекции или одной и той же книги. Все конспекты немного различаются, каждый школьник выбирает то, что ему более понятно или больше нравится, но эти изменения ограниченны, в конспект никак нельзя написать то, чего не было в самой книге, иначе это уже будет не конспект, а совершенно оригинальное сочинение. Подобно сему и природное видообразование ограничено заранее заданными первоначальными рамками.

МУТАЦИЯ — ГЕННАЯ ДИВЕРСИЯ

Итак, естественный или искусственный отбор может предпочесть одну генную информацию другой, выбрать одну, отвергнув другую. Этим способом никогда не удастся получить бесконечно широкого разнообразия. Более того, желание выбрать самый лучший возможный признак, который интересует селекционера, приводит к снижению общей жизнеспособности породы, потому что отвержение исходной информации не проходит даром. Так выводятся, например, желтые или зеленые семена Менделевского гороха, так раскладывается пасьянс исходной колоды "генных" карт. Но возможно ли поменять карты самой колоды: подбросить лишнюю карту, выбросить какую-либо из карт, наконец испортить саму карту (методом крапления) ?

Оказывается, такое возможно, и такие операции с генной информацией называются мутациями. Мутации возникают при копировании генной информации: при удвоении ДНК, при делении половых клеток — мейозе, при оплодотворении, когда парные хромосомы отца и матери соединяются между собой. (Могут возникнуть ошибки и при "списывании" кода ДНК на белок, но в этом случае портится только молекула белка, которая тут же разлагается, и на наследственность такая ошибка не повлияет). Итак, мы имеем дело с копированием и передачей информации, причем огромного объема, так что здесь очень кстати будет вспомнить законы передачи информации из четвертого урока.

При передаче информация не улучшается, а в лучшем случае остается постоянной или же, что более вероятно, портится в той или иной степени. Порча же бывает двух видов: утрата части информации (сигнала), и появление информационного "шума" — лишних бессмысленных сигналов. Таков общий закон информатики и он совершенно четко выполняется в живых системах — первоначальная генная информация утрачивается и портится любыми видами мутаций. Все факты наблюдений и экспериментов в генетике подтверждают это правило.

Обратим внимание, что генная информация великолепно защищена от всяких ошибок при копировании. Образование одного нуклеотида в клетке происходит со скоростью 100 раз в секунду, при этом подсчитано, что ошибки такого быстрого копирования исходной ДНК происходят со средней частотой один раз на сто миллиардов (1011) нуклеотидов. Но в этих случаях в действие вступают особые ферменты — энзимы, которые исправляют испорченные нуклеотиды. Если бы такого контроля не было, ни один вид не смог бы сохраниться даже в нескольких поколениях.

И все же, ошибки при копировании в генах иногда возникают, особенно при использовании мутагенных препаратов или при облучении. В дело вступает вторая ступень контрольной защиты от мутаций — такой ген не способен функционировать, с него не "списывается" действующий белок. Если порченный ген унаследован от одного из родителей, то обычно, необходимый белок "списывается" с парного (аллельного) гена другого родителя и мутация никак не проявляется, то есть оказывается рецессивной. (Впрочем, здесь возможен и более сложный механизм, когда белок все же "списывается" с порченого гена, но не включается дальше в жизнедеятельность клетки). Большинство мутаций не просто редки, но и рецессивны, то есть безопасны хотя бы до поры до времени. Однако если по каким-то причинам ген испорчен одними и теми же канцерогенами или лучами у обоих родителей, это может привести или к бесплодию или к уродству потомства. Такой урод безнадежно срезается в естественных условиях отбором. Это третья стадия контроля за точностью воспроизведения наследственной информации.

Таким образом, мутации, во-первых, редки, благодаря контролю в самом клеточном ядре, во-вторых, почти всегда рецессивны, благодаря использованию неиспорченного гена второго родителя, в-третьих, прошедшие эти две степени контроля мутации оказываются смертоносными или настолько вредными, что их "вычищает" естественный отбор. Могут ли эти случайные ошибки в отлично отлаженном и защищенном от ошибок механизме привести к созданию новых, более высокоразвитых существ? Ровно в ту же меру, как может улучшить качество компьютера случайная (или даже целенаправленная) замена некоторых его микросхем при сохранении прочих. Для "выведения" нового компьютера, нужно перепланировать, перепроектировать его целиком.

"Живые ископаемые" и все вообще типы животных и растений, не слишком изменившиеся за сотни миллионов лет своей истории, а также "стазисы", признаваемые в теории "прерывистого равновесия", ставят нас перед выбором: или организмы очень хорошо защищены от мутаций, если продержались столько миллионов лет, и тогда мутация не есть двигатель эволюции; или же, если под действием мутаций эволюция все-таки идет, то виды не могут существовать в неизменном виде столь долго.

Теория прерывистой эволюции дает здесь интересную, но совершенно неправдоподобную картину "эстафетной палочки". Вот появились разные одноклеточные. За несколько десятков миллионов лет очень немногие из них порождают что-то многоклеточное и на сотни миллионов лет "застывают" в развитии. В считанные миллионы лет возникают все типы беспозвоночных — и опять "застывают" на сотни миллионов лет. Какой-то "передовик" из этого "кембрийского общежития" порождает рыбу. В кратчайший срок возникают все отряды рыб и "застывают" опять на сотни миллионов лет, кроме одного целаканта, который тайком готовится вылезти на берег. Дальше развиваться будет только он один. "Эстафету" он передаст только малой группе амфибий из всего разнообразия своих потомков. И опять все амфибии замерли на эволюционной лестнице, кроме одной, "метящей" в рептилию.

Если мутации неизбежны и случайны, то они должны протекать с сопоставимыми темпами. Но эти темпы практически нигде и никогда несопоставимы. В период "стазиса" мутации просто не накапливаются вообще.

Интересный пример приводится в [71]: находки фрагментов ДНК "допотопных" организмов показывают, что их отличия от современных укладываются в рамки индивидуальных различий между отдельными особями в пределах вида. Так, для листа магнолии, возраст которого оценен в 20 млн. лет различаются лишь 17 нуклеотидных пар из 820 то есть 2%.

Здесь нелишне было бы оценить вероятность появления наперед заданной полезной мутации. Возьмем тот же цитохром-С. При переходе от рыбы к амфибии он должен измениться на 13%. Какова вероятность такого изменения гена, отвечающего за синтез этого белка, чтобы синтезировался нужный для амфибии белок, если принять длину молекулы белка за 100 аминокислот?

Для того, чтобы найти решение такой задачи необходимо последовательно угадать места аминокислот (на ДНК — триплетов), подлежащих замене, затем независимо от этого поиска следует отгадать триплет, который заменит первый из подлежащих замене, затем второй, и т.д. все 13 подлежащих замене триплетов. Общая вероятность будет равна произведению вероятностей всех этих случайных независимых событий. Для упрощения можно принять, что каждая аминокислота кодируется ровно тремя различными триплетами, а потому вероятность ее отгадывания составит 3/64.

Вероятность отгадать первое место, подлежащее замене триплета равна 1/100, вероятность угадать после этого второе место — 1/99, потому что выбор идет уже из 99 неизвестных мест. Вероятность угадать все 13 мест составит:

1 / (100 • 99 • 98 • ... • 88)

Вероятность же того, что на любое место попадет нужная аминокислота (то есть нужный триплет на ДНК) составит 3/64. В итоге общая вероятность составит:

313 / (100 • 99 • 98 • ... • 88 • (6413)) = 3 • 10–53

Опять получаем те же сверхастрономические цифры, что и при расчетах вероятности возникновения жизни. И это при условии, что мы пренебрегаем системой контроля за правильностью копирования, рассматриваем только один и притом простейший белок, кодируемый только одним геном из громадного количества генов, подлежащих точно такой же направленной замене. Проще сказать: вероятность обнадеживающего урода равна по порядку величины вероятности самопроизвольного возникновения жизни, что равняется нулю!! Случайная мутация никоим образом и ни при каких обстоятельствах не может служить причиной усложнения организма (ароморфоза)!

Здесь нам снова могут указать, что мы рассчитываем вероятность преобразования цитохрома из одного строго определенного положения в другое, столь же строго определенное, между тем, как требуется его изменение в каком бы то ни было направлении. Опять нас могут вернуть к рассмотренной выше задаче о стрельбе по мелко-клетчатой стенке. Но ведь кроме цитохрома должны измениться практически все белки организма, притом одновременно, слаженно и все это случайным образом. Вот мы и отнесем решение нашей задачи к таким фантастическим условиям, когда уже все прочие гены мутировали нужным образом, кроме нашего цитохрома. Пусть он останется ключевым, изменись он случайным образом, но только правильно, так, как задают все прочие мутировавшие гены — и заветный переход будет осуществлен. Пусть найденная нами вероятность есть уже полное решение для всей задачи. Но увы. Все равно полученный нами ноль останется нулем.

Если в термодинамике, где вся система неиерархична, где между молекулами полное равноправие, случайные большие флуктауции крайне редки, но возможны, то в информационных системах, устроенных иерархически, в том числе живых, они должны быть или невозможны совсем, или губительны. Если из ста молекул, находящихся в одном сосуде, 80 вдруг соберутся в одной только его половине, это сразу скажется на ее макросотоянии. Мы получим другое макросостояние этой половины — там повысится температура и давление. Пусть это будет кратковременно, но заметно. И это, действительно будет другое состояние.

Но если у нас из ста кубиков сложена пирамидка, и мы вынем и переставим наугад хотя бы пять штук, вся система рухнет целиком и перестанет существовать в качестве иерархической системы. Примерно в таком соотношении между собой и состоят термодинамическая флуктуация и биологическая мутация.

ПОЛЕЗНАЯ ДЕГЕНЕРАЦИЯ

Значит ли это, что полезных мутаций вообще не бывает? — Конечно, впрочем за очень редкими исключениями. Возможны такие мутации, которые нельзя предположить, исходя из теории вероятностей, потому что они объясняются не ошибками в копировании нуклеотидов, а более грубыми вмешательствами в генотип. Например, если по каким-то причинам часть хромосомы при мейозе просто утратилась — нам очень трудно рассчитать вероятность такого неслучайного события. Однако, такая "кража карт" из генной колоды должна привести к существенным дегенеративным изменениям в организме. Могут быть редкие случаи, когда такая дегенерация окажется для животных полезной и отбор позволит обнадеживающим уродам выжить, дать потомство и захватить первенство в виде.

В книгах приводятся два таких примера: это потеря крыльев жуками, живущими на скалистых островах и потеря глаз пещерными рыбами, живущими в полной темноте. Обе мутации предполагаются полезными: крылатых жуков чаще сдувало ветром в море, а бесполезные глаза чаще повреждались и вызывали заболевания, не принося ровно никакой пользы в темноте. Других примеров встречать в литературе не приходилось, да и ручаться за подлинность этих трудно. Откуда мы знаем, имели предки этих рыб глаза или нет. Но даже если подобные примеры еще есть, они никоим образом не говорят о пользе мутаций для эволюции. Эволюция не могла бы идти методом дегенерации — и только. Мутация может убрать глаз или крыло, но она не в силах создать глаз, крыло или ногу.

Некоторые мутации способны повышать устойчивость организмов к каким-то условиям среды. Например, бактерии могут приобретать устойчивость к ядам, а растения — к пестицидам. Максимум, что может позволить такая мутация — это возникновение новой адаптации, но опять же в пределах вида, не более.

Об этом красноречиво свидетельствует история опытов с плодовой мушкой дрозофилой. Уже несколько десятилетий ученые самыми разными способами вызывают у нее всякие мутации. Им не раз доводилось "вывести" безкрылую, или безногую, или безглазую муху, или даже муху, более устойчивую к ядам или температурам, но никогда еще не удавалось вывести муху с какими-то более совершенными приспособлениями. И это при том, что муха меняет 20 поколений в год, а скорость эволюции все биологи исчисляют не числом лет, а числом поколений.

Подобные же опыты проводились и над бактериями. У них смена поколений может измеряться часами или десятками минут. При постоянном мутагенном давлении и отборе это моделировало бы десятки миллионов эволюционных лет для высших животных. Результат отрицательный: бактерии так и остаются бактериями, хотя и порождают множество измененных форм в пределах вида. [71]

Здесь нами снова была получена поправка: "индуцированным или спонтанным мутагенезом, действительно, нельзя получить адаптации. Однако отбором на той же дрозофиле их получали множество, например, улучшение полета, устойчивость к высоким или низким температурам, к ДДТ и другим ядам и т. д.". Что сказать: вывели только новые породы дрозофил. Не более того. И собак тоже удавалось при помощи отбора вывести более устойчивых к морозам или жаре. Но как получить новый вид, который бы не возвращался к состоянию старого, был бы от него обособлен?

ОБЩАЯ ДЕГЕНЕРАЦИЯ ЖИЗНИ

Изучение биологии приводит нас к выводу, похожему на тот, что мы видели, говоря об астрономии. Как там мы видели, что энергия имеет свойство качественно ухудшаться, химический состав вещества во Вселенной стремится также к качественному ухудшению и обеднению в сторону устойчивых средних элементов, — подобно тому и в биосфере земли происходят на наших глазах изменения только в сторону дегенерации. Это проявляется как в исчезновении многих видов, то есть в качественном обеднении биосферы, так и в утрате этими видами многих ценных свойств, которые были у них ранее — виды постепенно вырождаются. Все это не есть только следствие второго начала термодинамики, это самостоятельная биологическая закономерность.

Ископаемых видов множество, а новых видов человек не только не создал, но и никогда не видел их создания (мы подразумеваем виды, качественно более сложные, чем есть в природе). Ароморфоз учеными только воображается, дегенерацию же можно воочию наблюдать. О рудиментах еще говорят и, возможно, их находят, а о нарождающихся органах нет и помину. То и другое наглядно свидетельствует о качественной порче.

Из этого следует, что когда-то информация о всем живом на земле, если так можно выразиться, генофонд планеты заимел начало. Затем он начал передаваться из поколения в поколение в точности по законам информодинамики: новая информация не возникала сама собой, а старая при передаче только портилась. Вымирание большинства вымерших видов невозможно объяснить только экологическим вмешательством человека, ибо они вымерли до начала сознательного их истребления людьми.

Итак, общее растление мира проявляется на самых разных ступенях его бытия: в химическом составе, в энергетике, в биологическом отношении. Живя по нынешним законам, природа (да и человек сам по себе) не способна к прогрессу, но зато тяготеет к регрессу и растлению. И все же, она до сих пор еще удивительно сложна, разнообразна и прекрасна. Объяснить это можно только целенаправленным сотворением всего сущего БОГОМ — Существом Всемогущим Всеведущим и Всесвятым — то есть бесконечно праведным и прекрасным.

Отрицать Творца и утверждать в нынешнем мире действие законов прогресса — полное безумие, похожее на самодурство одного сказочного правителя, не желавшего подниматься вверх по лестницам и требовавшего от своих зодчих построить такой дворец, на вершину которого можно было бы подняться, лишь нисходя по всем лестницам! Так и эволюция предлагает подъем от бактерии к человеку, имея в руках только дегенеративные процессы.

ВОЗМОЖНА ЛИ ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННАЯ ЭВОЛЮЦИЯ?

Но не мог ли Творец, разумно направляя всякие мутации, рождая обнадеживающих уродов, создать из первой клетки всю прочую жизнь? Может быть Он так и сделал когда-то, а сейчас перестал так делать, и мир самопроизвольно потихоньку деградирует?

На эти вопросы наука точно ответить уже не может. Она может говорить только о той области, где действуют нынешние объективные законы природы. Рассматривая их, честный ученый должен прийти к выводу, что возникновение мира, жизни, разума и динамику их развития по нынешним законам объяснить невозможно и необходимо допустить воздействие иной, сверхъестественной причины бытия всего сущего. На этом функции науки должны кончится. Познавать сущность бытия далее научными методами — наблюдением, экспериментом и логикой — уже невозможно. Основы дальнейшего познания мира даются человеку в Откровении — Слове Божием и могут приниматься и отвергаться верою, а не рассудком.

Христианское Откровение — Библия — прямо отрицает возможность эволюционного превращения видов, выходящего за рамки признаков первого сотворенного рода. Точно так понимают это место Библии и святые Отцы — древние учители православной Церкви, и современные ученые-креационисты. Поскольку нынешнее наше изложение намеренно не входит в область сугубо религиозную, мы только ограничимся констатацией факта: сам библейский текст и его классическое христианское понимание не допускают эволюции, хотя бы и направленной Богом. Впрочем, мы не обязываем читателя верить этому, как научному факту. Честная наука исключает лишь случайную эволюцию, а о направленной не может сказать ничего однозначно.

Впрочем, даже против направленной эволюции есть косвенные научные свидетельства (и прямые библейские и святоотеческие опровержения, которых мы здесь касаться не будем). Главное из них — возраст земли и предполагаемый путь образования окаменелостей — катастрофа с внезапным погребением организмов.

Теистические эволюционисты нередко ссылаются на авторитет крупнейших отечественных биологов, (Любищева, Берга и др.), признававших направленную эволюцию, как некий процесс раскрытия Божия замысла (номогенез). Мы никоим образом не желали бы бросить тень на имена этих замечательных ученых и, несомненно, глубоко верующих людей. Но вся направленность их работы ориентирована против дарвинизма, как господствующей в безбожном обществе антинаучной парадигмы, а не против креационизма, как достаточно современной научной системы доказательств молодости земных пород. Нельзя забывать и того, что борьба номогенеза с дарвинизмом протекала в условиях тотального идеологического давления, да и просто недостатка необходимой научной информации. Ведь только совсем недавно, уже после кончины этих наших корифеев биологии, большинство геологов отказалось от теории униформизма и разговор об истории всемирного потопа пошел на самом солидном научном уровне. Думается, если бы эти ученые дожили до наших дней, они бы гораздо внимательнее и благосклоннее отнеслись к креационным идеям, чем их не в меру ретивые нынешние почитатели, выступающие против креационизма, как якобы протестантской идеологии, в защиту номогенеза, как якобы православного учения.

Для блеклого сравнения двух путей Божественного творения (быстрое сотворение сразу всех основных бараминов или постепенное управляемое свыше переделывание одних видов в другие) можно поставить вопрос: чтобы великий писатель переделал один свой роман в другой методом перестановки букв и слов первого романа и добавлением лишь недостающих букв в нужном количестве, — для этой цели, нет спора, нужен гений писателя и случайно такая перестановка не произойдет никогда. Но согласится ли сам писатель на такую ужасно глупую и нудную работу, которая только надорвет его творческие силы, отвлекая от действительно творческого замысла на самую отвратительную рутину?

У нас нет прямого биологического доказательства, что Бог не творил мир таким способом — методом эволюционной рутины. Но в то же время ясно видно, что эволюционный многократный переход от одного вида к другому — это самый неэффективный, самый косный и, кроме того, самый жестокий способ творения (ведь в инструменты здесь берется отбор — смерть, стирающая промежуточные формы жизни). Единственное оправдание этому способу могло быть в том, что он позволял бы все биологические процессы свести только к органической химии. Но как раз этого-то преимущества, как мы видели, он и не дает! Первую живую клетку все равно можно создать только чудом. Обойтись без чудес при творении все равно не удается. Зачем же Всесильному Чудотворцу — Богу опускаться до самых примитивных и жестоких способов творения, когда все равно к ним невозможно свести всей творческой работы?

На этом мы ненадолго прервем рассуждение о творении и рассмотрим предварительно вопрос о происхождении человека, как существа не только биологического, и даже не только социального, но и нравственного.

Философски рассуждая, в бытии мира есть такие качества, в которые, вопреки материалистической диалектике, никогда не может перейти количество более низшего качества. Жизнь невозможно свести к физике и химии и даже к классической информатике на материальных носителях. Как ни усложняй органическую химию — жизни не получишь. Многоклеточную жизнь невозможно представить себе как количественно усложненную одноклеточную. Законы развития биоценоза (да и отдельной популяции) не исчерпываются суммой всех биологических жизней, составляющих сообщество. Наконец, разум, а тем более нравственно-духовные категории, не являются только высшей формой биологического достижения. Потому-то между неживым, живым и разумным невозможно протянуть ниточку эволюционного восхождения.

#22 Монгол

Монгол

    2 метра безобразия

  • Жители HomeNet
  • PipPipPipPipPip
  • 3,617 сообщений

Отправлено 15 August 2007 - 18:18

У Р О К 8
ПРОИСХОЖДЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА

Один из основных вопросов эволюционного учения есть обоснование происхождения человека от животных предков (обезьян), а также вывод из этого утверждения, сводящийся к тому, что биологическая эволюция человека сменилась его социальной эволюцией, то есть поступательным восходящим развитием человека и общества (социально- экономическим прогрессом). В таком учении видна внутренняя логика: если современные двуногие разумные существа суть потомки неразумных четвероногих, то, действительно, человечество приближается к светлому будущему, что, пожалуй, трудно усмотреть, глядя на современную действительность. Возникает вопрос: а верна ли исходная посылка, что человек происходит от обезьяны?

Строго говоря, приводимые выше доводы против биологической эволюции не дают еще сами по себе конкретного ответа на данный вопрос. Природное видообразование в рамках исходного генотипа есть наблюдаемый научный факт. Не являются ли человек и современные человекообразные обезьяны вариациями на тему общего предка? На этот вопрос мы еще не дали ответа.

МОРФОЛОГИЧЕСКАЯ БЛИЗОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ЖИВОТНЫХ

В школьном учебнике первым доказательством происхождения человека от обезьян являются морфологические признаки, то есть наличие у человекообразных обезьян ногтей, одинакового с людьми количества ребер и поясничных позвонков, схожее строение зубов, сходство белков, общность гормонов, близость хромосомного набора, наконец даже общие паразиты (вши).

Для несведущего человека все это звучит довольно убедительно, но следует помнить огромную сложность устройства всякого организма, в особенности человеческого, вследствие которой даже эти признаки сходства немного значат. Особенно если учесть, что существует множество животных, сходных с человеком по многим признакам гораздо более обезьян.

Как мы уже видели, у шимпанзе на пару хромосом меньше, чем у человека и ящерицы. Свиная почка почти неотличима от человеческой и известны случаи успешной пересадки свиных почек человеку. Свиньи, в отличие от "вегетарианцев" — обезьян всеядны, их кожная реакция сходна с человеческой, а удельный вес крови ближе к человеческому (наряду с зайцем), чем у обезьян.

В некоторых чертах поведения многие животные копируют человека гораздо лучше обезьян. Так слоны использует простейшие орудия труда и не только для добывания пищи. Они способны выполнять однообразную работу и понимать команды людей на трех- четырех различных языках, к чему обезьяны неспособны. Оказывается, что слоны даже закапывают своих умерших сородичей землей и растительностью. Попугаи способны внятно повторять членораздельные человеческие слова, чему обезьян так и не удалось научить. Есть птицы, умеющие расписывать свои гнезда изнутри краской из цветных фруктовых соков, смешанных со слюной. Это австралийские шалашницы. Самцы их дарят своим избранницам подарки, не имеющие никакой утилитарной ценности, например, цветы.

Все эти примеры можно умножить, но мы не станем отвлекаться. Сходство строения и поведения человека и животных в некоторых чертах не может признаваться за близкое родство или общее происхождение. Есть очень резкие, буквально непреодолимые черты различия между человеком и обезьянами. Речь идет не просто об умственных способностях или социальной организации, речь идет о строении скелета, то есть о признаках, имеющих объективное палеонтологическое значение. Выделим лишь некоторые из них.

Первые два связаны с прямохождением человека. Для поддержания равновесия прямоходячему существу требуется более развитый, чем у четвероногих, вестибулярный аппарат, что отражается на строении черепа. Сравнение внутриушных каналов человека и обезьян дает по этому признаку непреодолимое различие.

Кроме того, прямохождение в собственном смысле предполагает возможность распрямления колен. Существуют обезьяны (гиббоны, карликовые шимпанзе — бонобо и некоторые другие), которые в некоторых случаях способны перемещаться по земле на задних лапах (медведя или собаку тоже можно этому научить). Но никто из этих обезьян не выпрямляет колен, что можно понять и по строению коленного сустава. Прямохождение должно отражаться и на строении тазового узла.

У человека, некоторых видов мартышек и долгопятов нет кости, именуемой по латыни baculum, имеющейся у человекообразных обезьян и других приматов.

Все человекобразные обезьяны четверорукие существа. Задние их конечности не ноги, а руки, потому что большой палец на них расположен перпендикулярно остальным, как на руках.

Кроме того, сильно отличаются человеческие и обезьяньи черепа, челюсти и зубы, о чем говорится и в учебнике, и что постоянно служит сравнительной характеристикой обезьян, человека и воображаемых "соединительных звеньев" между ними. В частности, у обезьяньего черепа соединение с позвоночником сильно сдвинуто к затылку, потому морда этого четвероногого животного устремлена к земле и лишь сильно развитые шейные мышцы позволяют легко поворачивать голову во все стороны. Человеческий же череп в этом отношении гораздо лучше "центрован", то есть вертикальное положение и прямой взгляд вперед человеку дается легко, без особого напряжения шейных мышц.

Впрочем и без того ясно, что скелет человека невозможно спутать со скелетом обезьяны. Мы выделили лишь те признаки, которые понадобятся при анализе воображаемых предков человека — гоминоидов.

ИСКОПАЕМЫЕ ОБЕЗЬЯНООБРАЗНЫЕ

Решающим доводом в пользу обезьяньего происхождения людей сами эволюционисты признают находки "переходных форм" или обезьянолюдей. Если время существования космоса, земли и жизни на ней ограниченно несколькими тысячами лет, то у нас, конечно, нет времени на превращение даже обезьяны в человека, не только бактерии в обезьяну. Пять-шесть тысяч лет назад человек имел на земле высокоразвитые цивилизации и письменные памятники. Времени даже на кратчайшую эволюцию практически не остается.

Эволюционная же теория требует на превращение обезьяны в человека нескольких миллионов лет. В этом случае верхние слои пород должны были бы содержать останки гоминоидов примерно в тысячи раз в большем количестве, чем археологические раскопки древних людей, которым никак нельзя дать больше нескольких тысяч лет. Мы должны были бы буквально ходить по костям наших обезьянообразных предков, или хотя бы по их каменным орудиям, если считать, что все их кости бесследно сгнили!

На самом деле, картина в точности противоположная. Ископаемых людей (совсем по виду современных) археологами обнаружено в тысячи раз больше, чем того материала, который именуют гоминоидами. Мы уже говорили о находках нормальных людей в гораздо более ранних слоях, чем останки гоминоидов, и там речь шла о подробных находках: почти целый скелет, почти целые черепа. Среди гоминоидов так и не обнаружено ни одного целого скелета, практически ни одного полного черепа, а большинство описанных и реконструированных видов "основаны" буквально на 1-3 костях, да и то неполных.

Известно такое сравнение, что если все остатки этих наших воображаемых предков, имеющиеся на сегодняшний день, собрать в один гроб, то там осталось бы еще порядочно свободного места. Между тем, нельзя сказать, чтобы поиски подобных костей велись лениво. Поиски питекантропа на Яве усердно финансировал фонд Карнеги, а раскопки синантропа в Китае — фонд Рокфеллера. (Для тех, кто знаком с мировоззрением основателей этих фондов, с их возможностями и целями, такой факт говорит уже сам за себя, а для тех, кто не знаком, скажем лишь то, что Рокфеллеры — это люди богатые, которые не бросают деньги на ветер.) Ученый мир и образованная публика буквально охотились за крошечными косточками, которые можно было бы истолковать, как переходное звено от обезьяны к человеку, и из каждой такой находки делали сенсацию. И это при том, что целый человеческий скелет с Гваделупы, о котором мы уже упоминали, был на сто лет убран из экспозиции музея с глаз долой, только за то, что найден был в слоях на 15 миллионов лет "старших", чем те, где искали гоминоидов. Та же участь постигла и многие иные подобные находки [15]. Вообще останков современного типа людей, орудий их труда и отпечатков их ног в "динозавровых" слоях обнаружено гораздо больше, чем сомнительных косточек всяких "питеков" в более поздних слоях.

Кремо и Томпсон приводят в частности свидетельства о таких интересных ископаемых, как искусная золотая цепочка или металлическая кружка в монолите каменного угля, гладко отшлифованные бетонные блоки и целая кирпичная стена в каменноугольной шахте, ржавый железный гвоздь, замурованный вместе со шляпкой в девонском песчанике, ваза из цинково-серебряного сплава с великолепной резьбой и инкрустацией, найденная в докембрийских слоях, отпечаток рантовой обуви в триасском отложении, четкий след человеческой подошвы, раздавившей кембрийского трилобита... У нас нет здесь возможности описать эти и многие другие ископаемые следы культурного человека в подробностях (книга [15] содержит около 500 стр. в своем сокращенном варианте), отметим лишь, что всем перечисленным окаменелостям стандартная геологическая шкала дает возраст в сотни миллионов лет.

Впрочем мы не рекомендуем нашим читателям, нашедши в куске каменного угля вмурованную ложку или вазу, бежать показывать ее археологам. Вы непременно утратите свою находку и никто о ней больше никогда не узнает. При этом ни один научный журнал не опубликует вашего сообщения о своем открытии. И конечно, не удивляйтесь, когда ученое сообщество дружно и клятвенно заверит вас, что научно документированных следов человеческой цивилизации, глубже конца плейстоцена не существует. Это правда: все такие свидетельства документированы ненаучно, потому что научное сообщество их просто не принимает к рассмотрению!

Это обстоятельство необходимо иметь ввиду при анализе найденных окаменелостей. Налицо совершенно явная предвзятость в научном поиске, от которой невозможно ожидать взвешенных и обдуманных результатов. Дело дошло до прямых подделок некоторых видов окаменелостей гоминоидов.

НАУЧНЫЕ ПОДДЕЛКИ "НАУЧНЫХ" ДОКАЗАТЕЛЬСТВ

1. Пилтдаунский эоантроп.

Самой скандальной мистификацией подобного рода был так называемый "пилтдаунский человек" или эоантроп. В Пилтдауне (Англия) был найден в 1908 году окаменевший человеческий череп. Продолжением раскопок занялись ретивые охотники за черепами и вскоре нашли обезьянью челюсть и несколько зубов. Правда, челюсть была повреждена как раз в том месте, где должна была соединяться с черепом.

Находке была дана широчайшая реклама. О ней писали популярные книги и защищали сотни докторских диссертаций. К тридцатилетию находки на том месте был воздвигнут памятный обелиск "первому англичанину".

Лишь в 1951 году обнаружили слишком разное содержание фтористых соединений в черепе и челюсти. (Погребенные кости теряют азот и впитывают фтор из земли. Скорость этого процесса везде разная, зависит от уровня и состава грунтовых вод и многих иных факторов. Поэтому тесты на содержание фтора и азота в окаменелости не дают значения абсолютного возраста находки, но позволяют установить, имеют ли найденные в одном месте останки одинаковый возраст, или же что-то из этих останков более молодого происхождения попало в нижние слои позже.) Более тщательное исследование выяснило, что череп чисто человеческий и ему несколько тысяч лет, а челюсть принадлежит современному орангутану. Чтобы челюсть выглядела старой, "научные жулики" подкрасили ее дихроматом калия, а зубы подпилили, чтобы придать им сходство с человеческими. Подобной же подделкой оказались и иные фрагменты находки, в частности, собачий зуб, также подпиленный, набитый песком и выкрашенный дихроматом.

2. Яванский питекантроп.

Подобной же подделкой оказался другой "обезьяночеловек" с острова Ява, найденный в конце прошлого века. В слое осадочной породы, богатом окаменелыми костями, был обнаружен фрагмент черепа, похожего на обезьяний, часть обезьяньей челюсти и несколько коренных зубов. К ним прилагалась бедренная кость современного человека. Все это вместе и было названо "питекантроп эректус" — обезьяночеловек прямоходячий, а дальше начались научные фантазии о том, что это двуногое имело объем мозга 900 куб. см — среднее между обезьяной и человеком, и умело говорить. До сих пор в школьном учебнике рядом с фантастической картинкой питекантропа "в профиль" нарисован этот самый кусок черепа и человеческая бедренная кость. Был воссоздан его вид в полный рост. По меткому выражению одного ученого, питекантропа описывали так, "будто это был Питт, Фокс или Наполеон. Штриховка заботливо оттеняла каждый волосок на его голове. Неосведомленный человек, глядя на это тщательно вырисованное лицо, даже на миг не мог представить себе, что перед ним портрет бедренной кости, нескольких зубов, да кусочка черепа".

Некоторые ученые того времени критиковали эту находку за явное сходство черепа с гиббоном, хотя и огромным. В конце концов, ее автор Э. Дюбуа признал, что человеческая бедренная кость была найдена за 15 метров от черепа и притом год спустя после него. Кроме того, в том же слое были найдены человеческие черепа, о чем вначале удачливый исследователь предпочел скромно промолчать. Сразу после открытий Дюбуа в этом же месте экспедиция под руководством Элеоноры Селенки в тех же слоях среди множества окаменелых костей различных животных отыскала следы присутствия Homo sapiens (раздробленные кости животных, следы огня и остовы печей) и ничего похожего на питекантропа.

После этого за финансирование яванских раскопок взялся фонд Карнеги. В 1937 году геолог фон Кенигсвальд нашел несколько фрагментов челюстей и черепов, носивших обезьяньи черты. Этот специалист работал в основном руками местных жителей. Найдя часть старого черепа, он предложил туземцам по десять центов за каждый подобный обломок кости. Те в свою очередь не растерялись и, найдя какую-либо окаменелость, мелко дробили ее, чтобы осколков (а значит, и денег) было побольше, и приносили все это ученому. Получив целых сорок фрагментов со следами свежих разломов, он реконструировал череп нашего предка! Кроме того, найденным таким способом окаменелостям невозможно даже приблизительно присвоить определенный возраст, поскольку место находки как правило оставалось неизвестным. Наряду с фрагментами обезьянообразных черепов в тех же местах нашли еще несколько бедренных костей обычных людей. Таким образом питекантроп Дюбуа получил "дополнительное подтверждение" и широкое общественное признание. Принадлежность же обезьяньего черепа и человеческой бедренной кости к одной особи вновь никто не осмелился взять под сомнение. Да и сколько возможностей для фальсификации открывает такая широкая скупка костей у туземцев!

Современная эволюционная трактовка находок Дюбуа все-таки отстаивает "промежуточность" черепа, хотя и не пытается уже подарить владельцу этого черепа человеческую ногу. Самое интересное, что владелица этой ноги переносила долгое время тяжелое заболевание кости бедра, о чем свидетельствует характерный нарост на кости, заметный на всех иллюстрациях. Без постороннего ухода она просто не смогла бы выжить и "дорастить" следы своей болезни до того вида, в котором они дошли до нас. Это значит, что люди тогда были уже достаточно культурными и жили не по законам Дарвина, а по человеческим понятиям о милосердии и помощи своим "бесполезным" увечным собратьям.

3. Небрасский гесперопитек.

В 1921 году в штате Небраска (США) был найден окаменевший зуб, который не долго думая признали зубом обезьяночеловека. Тут же было сочинено изображение гоминоида в полный рост, поднялась пропагандистская шумиха. Но несколькими годами позже были найдены и другие такие же зубы вместе с челюстью, но челюсть оказалась принадлежащей вовсе не обезьяне, а свинье. Вот еще одно доказательство того, что люди происходят от свиней!

4. Синантроп.

Эта разновидность "обезьянолюдей" была обнаружена близ Пекина в пещере под слоем спрессованного пепла, толщиной до 7 метров [14]. Растолкование находки дается в школьном учебнике, опять же в научно-фантастическом стиле. "Возможно, — сказано там, — он добывал и умел поддерживать огонь, одевался, видимо, в шкуры. Были обнаружены мощный слой золы, трубчатые кости и черепа крупных животных, орудия из камней, костей, рогов".

Неужели древние охотники сумели натопить в тех теплых краях семиметровый слой золы в пещере, сохранившийся до наших дней? На такой недоуменный вопрос отвечают обстоятельства этой находки, по понятным причинам неназванные в учебнике.

Во-первых, найдены были только разбитые черепа 24-х существ. Ни одного целого черепа не обнаружено. Разбиты черепа были сразу же после смерти и примерно по одной схеме: из черепов извлекали мозг.

Во-вторых, раскопки и исследования проводил известный апологет эволюции Тейяр де Шарден, иезуитский священник, написавший очень много в защиту обезьяньего происхождения людей, и непосредственно причастный к Пилтдаунскому подлогу. Вместе с ним в той же пещере проводил раскопки китайский археолог Пеи. Он обнаружил там десять человеческих скелетов, в том числе прекрасно сохранившиеся черепа, и имел неосторожность пропустить сообщение об этом в прессу, но как только стало ясно, что это чисто человеческие скелеты, они бесследно исчезли и были забыты.

В-третьих, зольные слои и состав окружающей породы свидетельствуют о том, что здесь производился людьми обжиг и гашение извести для строительства. Об этом же свидетельствуют и найденные орудия, причем весьма тонкие, доступные лишь людям позднекаменного века. Впоследствии известковые ямы, видимо, использовались в качестве свалки мусора, в частности, костей различных животных. В их числе оказались и эти обезьяны с проломленными черепами, съеденные такими неблагодарными потомками!

В наше время об этих находках уже ничего нельзя добавить, поскольку сами черепа бесследно исчезли во время Второй мировой войны. Но в учебники эти существа прочно вошли на правах наших предков.

5. Рамапитек.

Это существо, предположительно существовавшее на свете 14 млн. лет назад, было "воссоздано" воображением пылких антропологов в полный рост на основе одного единственного фрагмента: обломка челюсти, размером пять сантиметров, найденного в Индии. Позже в Африке были найдены другие обломки челюсти, и приписаны к той же разновидности. И вновь детальные рисунки, показывающие осанку гоминида и его волосяной покров, прочно вошли в учебники. Впрочем некоторое время назад и этот "предок" из серьезных книжек начал исчезать, благодаря своему слишком явному сходству с орангутаном. Большинство специалистов, даже поддерживавшие поначалу эту "кандидатуру" гоминоида, соглашаются на том, что он в любом случае был не более, чем обезьяной.

Интересны такие свидетельства признанных специалистов в этой области.

Доктор анатомии Солли Цукерман утверждает: "Те ученые, которые занимались ископаемыми останками приматов, не прославились сдержанностью выводов в своих логических построениях. Их заключения так поразительны, что закономерно возникает вопрос: вообще, ночевала ли здесь наука?"

Ему вторит антрополог Тим Уайт: "Проблема многих антропологов в том, что они настолько жаждут найти кость гоминида, что любой обломок кости становится ею". [59]

Кстати, точно такую же методологию считал подлинно научной и президент ВАСХНИЛ, академик Трофим Денисович Лысенко: "Для того чтобы получить определенный результат, нужно хотеть получить именно этот результат, если вы хотите получить определенный результат — вы его получите". [20]

БОЛЕЕ СЕРЬЕЗНЫЕ КАНДИДАТЫ НА НАШЕГО ПРЕДКА

Кроме явных подделок или явных "натяжек", история поиска гоминоидов дает нам на исследование и некоторые более-менее подробные останки. К ним относятся австралопитеки, "человек прямоходячий" (Homo erectus) и неандерталец.

1. Австралопитек.

Это существо представлено в научном мире довольно обширным количеством костей, и хотя бы уже этим признаком выгодно отличается от названных выше мифических существ. Впрочем, нигде, даже в школьном учебнике его не рискуют назвать чем-то большим, чем обезьяной. Само название "австралопитек" в переводе значит южная обезьяна. Сначала было найдено несколько черепов в Восточной Африке Льюисом Лики. Но в тех же слоях был найден еще ранее скелет вполне современного человека.

Объем черепа австралопитека является характереным для обезьян, и единственными достопримечательными особенностями этой обезьяны ученые посчитали ее способность к прямохождению и к изготовлению "орудий из гальки", что отмечается в учебнике. В 1974 году д-р Джохансен нашел останки довольно полного скелета австралопитека, женского пола, которому дал имя Люси. Примечательными оказались тазовые кости, напоминавшие человеческие, откуда было сделано предположение, что австралопитеки были прямоходячими. Решительным аргументом в пользу такого предположения явился коленный сустав животного, напоминавший человеческий. Однако впоследствии сам автор находки признался, что именно эта кость найдена им за 2,4 км от самого скелета, и вдобавок в слоях на 60 м глубже.

Серьезным возражением против прямой походки являются ушные каналы австралопитеков, о которых уже говорилось. Они очень напоминают обезьяньи, что свидетельствует о преимущественно четвероногом передвижении. Стопа австралопитеков тоже оказалась обезьяньей конструкции. Наконец, другие детали скелета роднят австралопитека с современным карликовым шимпанзе бонобо, который тоже может иногда передвигаться на двух задних лапах, но это не придает ему ничего человеческого.

Что же касается "орудий" австралопитеков, то и ребенку должно быть ясно, что никакого нужного грубой обезьяне орудия ей не сделать из мелкой гальки, а сама галька может иметь довольно экзотическую форму, поэтому гипотеза об австралопитековых "орудиях из гальки" является, мягко говоря, натяжкой.

В целом можно сказать, что австралопитеки уникальны. Самым близким к ним по строению скелета некоторые считают орангутана, хотя по ряду признаков австралопитеки отстоят и от человека, и от современных человекообразных обезьян дальше, чем те и другие друг от друга. Сам открыватель множества находок австралопитеков Льюис Лики признал их тупиковой ветвью эволюции, не ведущей к человеку.

2. "Человек прямоходячий".

После скандального провала питекантропа и пилтдаунского эоантропа в качестве наших предков были предложены найденные в восточной Африке черепа получившие название Homo erectus — человек прямоходячий. К этому же виду задним числом отнесли и яванские находки, и синантропа. Объем мозга предположительно составлял у них до 1100 куб. см против 400–500 у обезьян и 1200–1800 у современных людей. Впрочем, встречаются люди и с меньшим объемом черепа, причем не отличающиеся умственной отсталостью. Отличаются эти существа большим размером зубов и большими надбровными дугами, чем у современных людей, но исследователи связывают это свойство с необходимостью пережевывать грубую пищу и, следовательно, большей развитостью лицевой жевательной мускулатуры. Исследование аборигенов Австралии подтверждает, что зубы у них действительно в среднем больше, чем у европейцев, хотя никто не считает австралийцев переходными формами.

ПРОБЛЕМА ВРЕМЕННОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ

Ископаемые свидетельства о Homo erectus все еще довольно отрывочны и неопределенны. Среди сторонников эволюции ведутся довольно напряженные и долгие споры о Homo erectus и австралопитеках. Невыясненными всякий раз остаются следующие, действительно сложные, вопросы:

— Какие конкретно из найденных костных фрагментов можно отнести к одной особи?

— Как, "собрав" останки особей, и учитывая возможные возрастные, расовые и половые различия, определить, со сколькими разновидностями гоминоидов мы имеем дело?

— Определив эти разновидности, как построить родословное древо человека?

В ходе этих дискуссий постоянно появлялись, а потом развенчивались некоторые новые виды, например, Homo habilis, zinjanthropus и другие. Роковым образом проблема осложнялась тем, что постоянно в тех же слоях находили останки современного вида людей, их орудия, отпечатки ног и т. п. Когда такие открытия делали представители официальной науки и замолчать находки не удавалось, начинались сочинения о том, что, например, прямоходячий человек, или даже австралопитек, умел изготавливать каменные орудия и пользоваться огнем, или имел совершенно человеческую стопу, или совершенно человеческое бедро или плечо и т. д. Затем следующая находка вновь открывала у "нашего предка" обезьяньи черты и спор начинался сначала. Подробности этой непрекращающейся по сей день полемики мы не имеем здесь возможности привести и отсылаем заинтересованного читателя к монографиям специалистов [14,15].

Интересно отметить, что по многочисленным свидетельствам [15] "отвод" человеческим останкам, найденным в миллионолетних породах, в ряде случаев давал углеродный анализ. 10–30 тысяч лет, — говорили "углеродчики", и вопрос снимался с повестки дня. Мы теперь легко можем понять, почему так получалось. Останкам, действительно лишь несколько тысяч лет; углеродный метод несколько завышает эту цифру по причинам, которые мы уже обсуждали. И вообще углеродный метод никогда не может дать надежного возраста, сильно превышающего период полураспада углерода-14. Характерно, что найденные здесь же останки гоминоидов исследовались только калий-аргонным методом, которым практически невозможно получить тысячи лет, и требуемые миллионы лет выдавались, как на блюдечке. Так радиометрия легко "разводит" останки одного и того же геологического слоя на целый миллион лет!

Заслуживает внимания и то обстоятельство, что сами Кремо и Томпсон, приводящие целую серию подобных фактов, не обращают на внимания на принципиальную разницу углеродного и калий-аргонного методов и не ставят вопрос: а почему это вдруг человеческие останки всегда исследуют на углерод, а обезьяньи только на калий и аргон? Эти авторы не креационисты и не христиане, а индуисты. Они верят в миллионы лет земной истории, не приводят (а возможно, и не знают) основных методических пороков радиационной датировки. При этом они полагают, что люди современного типа живут и создают на земле высокую культуру вот уже многие миллионы лет. Эти авторы полагают, что углеродный метод сильно занижает возраст, поскольку исследуемые образцы загрязняются современным углеродом через обычную пыль. Но вдумаемся, насколько большой процент по отношению к образцу должно составить его пылевое загрязнение, чтобы сдвинуть возраст на целых два- три порядка?

Кем же на самом деле был человек прямоходячий? Здесь перед нами целый спектр мнений. Одни считают, что скорее всего, это была обособившаяся раса людей. [14]. Другие [15] связывают его с проблемой современного "снежного человека", о котором имеется слишком много свидетельств из самых разных труднодоступных районов земли (в Индии, в Африке, в обеих Америках, в Гималаях, даже на Кавказе). Имеются его словесные описания, фотографии и кинопленки, слепки со следов. Все они сходятся в том, что это прямоходячее, бесхвостое, покрытое густой шерстью существо с обезьяньим лицом, по всей видимости, не способное к членораздельной речи. Пользуется ли он огнем и орудиями труда и охоты — свидетельств об этом неизвестно. Во всяком случае, эти антропоиды очень напоминают наших предполагаемых предков, но если они сосуществуют с людьми до сих пор, то в принятый сценарий эволюции никак не укладываются. Поэтому официальная наука столь же упорно уклоняется от признания свидетельств о "снежном человеке" и от проведения дополнительного объективного расследования о нем.

СЕНСАЦИОННЫЙ ЧЕРЕП 1470

Эта находка Ричарда Лики, сына Льюиса Лики, сделанная в восточной Африке получила название по своему номеру в каталоге Кенийского музея и является характерным примером работы ученой мысли в области антропологии. Найден был череп в слоях, датируемых несколькими миллионами лет. Сам Лики поначалу считал, что он принадлежит человеку современного типа, а калий-аргоновая датировка дала ему возраст от 2,6 до 3,5 млн. лет, причем возраст туфа, в котором найден был череп, по началу оценивали в 220 млн. лет, но впоследствии отказались от этой цифры. (Хороша же, кстати скажем, надежность метода!) Несомненно было, что все прежде найденные кандидаты в переходные формы значительно моложе.

Этой находке повезло значительно больше, чем скелету с Гваделупы. Сына маститого корифея антропологии, сделавшего действительно уникальное открытие, не так-то просто было лишить права голоса. Казалось бы, следовало наконец признать, что прежде строившаяся последовательность предков, начинавшаяся австралопитеками, в принципе не подходит. Сам Р. Лики громогласно объявил: "или мы выбрасываем этот череп, или мы выбрасываем все наши теории, касающиеся раннего человека". И тем не менее, этот авторитет в антропологии не принимает идеи специального сотворения человека. "Эволюцию" проделали его взгляды на находку, так что в конце концов он был вынужден отнести ее к разновидности австралопитеков (Homo habilis), и про череп 1470 постарались поскорее забыть. Объяснение этому просто: кто в современном научном мире решится открыто отвергнуть "обезьянью версию", должен будет расстаться со всеми видами не только на карьеру, но и на любые самостоятельные исследования в антропологии.


НЕАНДЕРТАЛЕЦ

Подробные находки этих людей в Европе начались с середины прошлого века. Дарвинистам очень хотелось выделить и подчеркнуть в этих древних охотниках обезьяньи черты. Но факты говорят о другом.

Средний объем черепа у неандертальцев, несмотря на низкий лоб, был больше, чем у современного человека. Далее стали известны некоторые особенности неандертальских останков. У них были обнаружены сложные орудия труда. Неандертальцы погребали мертвых. Эти люди имели и определенные художественные способности, вплоть до того, что могли, например, изготовить флейту из голени медведя. [47,14]

Современные исследователи уже довольно согласно относят неандертальца к Homo sapiens. Особенности же строения их скелета объясняются тем, что жили они в пещерах в ледниковом периоде и, очевидно, страдали рахитом и артритом из-за недостатка витамина D, поскольку мало бывали на солнце. Кроме того, в тех же слоях или в чуть более поздних находят и совсем неотличимых от современных людей кроманьонцев. Вполне возможно, что отделившиеся человеческие племена, попадавшие в особо тяжелые условия жизни, могли приобретать некоторые "отметины" на своих костях, оставаясь во всем прочем обычными людьми.

Есть и такое предположение, что неандертальцы страдали тяжелой наследной формой сифилиса, с чем и связано в конце концов их вымирание. [13,14]. Это возможно, ибо вообще, многие грехи могут отражаться на внешнем облике людей и целых человеческих сообществ. За грехи Бог наказывает. Это хотя и ненаучный, но достаточно подтвержденный повседневным опытом факт.

АРХЕОЛОГИЧЕСКИЕ ДАТИРОВКИ И ТИРОЛЬСКИЙ ЧЕЛОВЕК

Как и в палеонтологии, в археологических раскопках обычно не принято полагаться со стопроцентной уверенностью на радио-датировки, вследствие их малой надежности и большого разброса данных, который может достигать до 100% в ту и другую сторону. Мы видели это на примере черепа 1470, возраст которого по одному и тому же методу с участием одного и того оборудования и персонала дал "вилку" значений от 2,6 до 220 млн. лет. Подобно тому, как палеонтологи привыкли из всего диапазона радиодатировок выбирать то, что соответствует "руководящим ископаемым", то есть эволюционной догме, — точно также и археологи главным образом определяют возраст человеческих стоянок вовсе не по углероду-14, а по найденным орудиям труда. Если найдут каменные орудия — значит, это каменный век, если медные, бронзовые или железные — соответственно, медный, бронзовый или железный век. Да и внутри самого каменного века орудия датируют в основном по степени совершенства самих орудий: грубая ли это или тонкая работа.

До недавних пор в распоряжении археологов были лишь отдельные кости людей ледникового периода. Но вот в 1992 году при таянии альпийского ледника недалеко от границы Австрии и Италии был обнаружен чудесно сохранившийся труп мужчины, умершего и естественным образом мумифицировавшегося до покровения его ледником. По внешнему виду, по строению скелета и даже по составу ДНК этот человек, который должен был жить до появления неандертальцев, ничем не отличим от современного европейца. Он, видимо, регулярно стриг свои кудрявые темно-шатеновые волосы, носил на теле татуировки, в ухе — серьгу из полированного камня с красочным орнаментом, на груди — талисман из такого же полированного камня с кисточкой из ниток.

Одет он был в кожаные гамаши и меховой халат, искусно сшитый из шкур трех видов различных животных. Имел он кожаный рюкзак на особой раме, почти как недавно вошедшие у туристов в моду станковые рюкзаки, а в нем целый набор различного инструмента: кремневые, костяные орудия, медный топор на тисовом топорище, стрелы, с кремневыми наконечниками, а также тисовый лук, запасную тетиву, и даже целую походную аптечку — грибы на кожанном шнуре, содержащие антибиотик и витамин С. Углеродный анализ показал возраст находки от 4,5 до 5,5 тысяч лет. И хотя эти цифры довольно ненадежны, как и все углеродные измерения, бесспорно то, что этот человек умер естественной смертью или от раны, но в любом случае - до того, как был покрыт ледником.

Этот человек имел две черты, отличающие его от современного и роднящие с неандертальцем. Во-первых, это больший, чем у нас "неандертальский" объем черепа. Во- вторых, его 25–30 летний организм еще не достиг полной физической зрелости. Известно, что и неандертальцы взрослели примерно к 30–32 годам. Видимо, обе черты были свойственны всем древним людям.

Очень интересен набор инструмента древнего человека. Если бы из всего набора были найдены только кремниевые лезвия, их отнесли бы к каменному веку, а если только медные — то к медному. Если же найден был бы только лук, его отнесли бы уже к средневековью, потому что знаменитые английские луки изготовлялись из того же тиса примерно таким же способом. Но тут все принадлежности присутствуют одновременно у до- неандертальского человека. Это подрывает под корень сам принцип археологической датировки, само деление времени на каменный, бронзовый и другие века.

Главный же вывод, который дает нам эта находка, состоит в том, что человек всегда был человеком, и в самой глубокой древности владел высокими ремесленными технологиями, требовавшими ничуть не меньшего ума и навыка, чем ныне. Так называемый технический прогресс человечества состоит не в принципиальном увеличении этого ума и навыка, а лишь в накоплении знания и технологических образцов, которые у нас имеются, а у предков наших еще не были накоплены.

Итак, ископаемые остатки предполагаемых предков человека делятся на следующие группы:

1. Обезьяны: австралопитеки, рамапитеки.

2. Люди: неандертальцы, "прямоходячие", человек 1470.

3. Существа, о которых практически невозможно сказать что-либо определенное, настолько фрагментарны останки: синантроп, рамапитек.

4. Прямые подделки: пилтдаунский эоантроп, яванский питекантроп, небрасский гесперопитек.

Итак, в этом перечне мы так и не видим чего-то промежуточного между обезьяной и человеком. Кстати, если разные существа претендуют на эту роль, то как объяснить поразительное единство рода человеческого? Пилтдаунский экземпляр имел человечий череп и обезьянью челюсть, а питекантроп — обезьяний череп. Упоминаемый в учебнике "гейдельбергский человек" (о котором мы не говорим, потому что это только одна неполная кость) имел обезьянью челюсть с человеческими зубами, а рамапитек — с обезьяньими. Почему же еще до разоблачения подделок никто не задался вопросом: как все эти разные пути эволюции привели к общему результату? Что эволюция исправляла сначала, а что потом: челюсти или черепа? Почему люди всех рас под своей разноцветной кожей столь одинаковы, если они произошли совершенно разными путями от разных предков?

ГЕНЕТИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА СОТВОРЕННОСТИ ЛЮДЕЙ

Ответы на эти вопросы можно найти в генетическом анализе современных людей. В 1995 году такие исследования были проведены и впервые опубликованы. Оказалось, что у любых двух людей с разных концов света гены более идентичны, чем у двух горилл из одного западно-африканского леса. Значит ли это, что все мы происходим от одной пары предков? [14]

Американские биохимики также совсем недавно исследовали ДНК митохондрий. Митохондрии, как известно из школьного курса не входят в состав ядра, и сперматозоиды их не содержат, поэтому они наследуются только от матери. Оказалось, что у всех этнических групп ДНК митохондрий идентичны. Отсюда ученые сделали вывод, что все мы происходим от одной женщины, которую назвали генетической Евой. Рассчитав по современным темпам мутаций ее возраст, генетики приняли его за 200 тыс. лет, когда по эволюционным меркам людей современных еще не должно было быть. Это недоумение объясняется очень просто: раньше мутации у людей встречались в сотни раз реже, чем теперь, и далее мы увидим, почему.

Если митохондрии наследуются только по материнской линии, то Y-хромосомы — только по отцовской. Аналогичное исследование Y-хромосом у представителей разных народов привело ученых к убеждению в существовании общего праотца всех людей земли. Его также назвали генетическим Адамом. При этом эволюционная догма оказалась так прочно вбита в головы, что сообщение об этих открытиях снабжается таким комментарием: "Он (Адам) не был одиночкой, но, что гораздо вероятнее, был членом некой небольшой группы первобытных людей. Его гены выжили, скорее всего потому, что остальные мужчины оказались неспособны к зачатию". Подобно же и о "генетической Еве" заявляется, что и она была не одна, но каким-то образом только она сумела оставить потомство [50].

Интересно, уж не в Пилтдауне ли они поженились? В комментарии утверждается: "Нет никаких доказательств, что этот "Адам" знал эту "Еву"". Обратите внимание, что подобные басни крепко приправлены словами: "вероятно" и "скорее всего". Непредвзятому человеку видно насколько все подобные умопостроения о первобытных коллективах, в которых нашлось только два таких счастливца, невероятны. Скорее всего, — скажет нормальный человек, прочитав об этих исследованиях, — все было просто по Библии.



ЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ РЕЧЬ

Способность членораздельно говорить — одно из самых очевидных отличий человека от обезьян. У человекообразных обезьян отсутствует речевой центр головного мозга. Кроме того, у них нет тонкого механизма управления диафрагмой и дыхательными мышцами, необходимыми для речи, чтения и пения.

Самое важное, что нужно для языка, — это способность к абстрактному мышлению. Зрительный, мысленный образ необходимо закодировать и передать цепочкой членораздельных звуков. Ученые практически ни слова не могут сказать конкретно, как такое развитие могло произойти у обезьян.

Заставить обезьяну говорить пока никому еще не удалось. Попугаи произносят звуки гораздо членораздельнее, а собаки улавливают смысл человеческих жестов значительно лучше обезьян [52].

Один из лучших в мире специалистов по языкознанию Ноам Хомский утверждает: "Человеческий язык — неповторимое явление, он не имеет аналогий в животном мире... Нет причин полагать, что пропасть между человеком и животными преодолима. Утверждают, что "высшие" формы развились эволюционным путем из "низших", но с таким же успехом можно считать, что способность человека ходить появилась эволюционным путем из способности дышать" [50].

Очень важное свойство всех языков человечества — это их тяготение к упрощению и дегенерации. Во всех древних языках гораздо сложнее грамматические конструкции, обычно шире словарный запас, несмотря на появление неологизмов из технических и социальных терминов, больше возможности к словообразованию из природных корней данного языка (что ныне чаще всего заменяется простым заимствованием иностранных слов). Наконец даже фонетически языки древние были гораздо богаче современных, о чем свидетельствует их расширенный по сравнению с нынешним алфавит. Исследование языков отсталых народностей показывает, что они тоже ничуть не примитивнее европейских. Напротив того, цивилизация существенно портит язык, отучает людей выражаться богато и правильно, замусоривает язык жаргоном и ругательствами.

Итак, в языковом отношении мы видим "обратную эволюцию" от культурных людей к некультурным и далее — к обезьянам.

ЗНАНИЯ ДРЕВНИХ

Исследование древнейших цивилизаций говорит о высоком уровне знаний у древних людей. Особенно это касается отвлеченных, абстрактных знаний, не имеющих особого утилитарного значения — математики, астрономии, а также художеств, литературы, поэзии. Люди с высочайшей точностью знали длину солнечного года, лунного месяца, знали звезды вплоть до невидимых невооруженным глазом, умели возводить числа в степени и извлекать квадратные и кубические корни и т. д. Между тем у нас давно укрепилось ложное мнение, что в те времена люди извлекали корни только съедобные.

Поражают и успехи древних технологий. В шумерских раскопках находили гальванические элементы и электролитические установки. Шлифовка плит древнейших строений потрясает своей великолепной точностью, едва ли воспроизводимой современной технологией. Огромные каменные глыбы древние люди способны были вырубать из скалы и перетаскивать на большие расстояния, в том числе через реки и поднимать на огромную высоту. Мы теперь редко когда можем угадать, какими приспособлениями они для этого пользовались.

А что сказать об искусстве древнего ткачества, древней живописи, об умении мумифицировать трупы, о гончарном и кузнечном ремесле? На эти темы написано множество популярных книг. Правда, мало где обращают внимание, что следы высоких цивилизаций находят практически во всех геологических слоях.

Человек с древности был никак не глупее современного, имел не меньшие способности мыслить абстрактно и отвлеченно, умел воспринимать мир гораздо менее утилитарно и более поэтически, чем теперь. Что же касается развития технологии, то здесь и в древности, и теперь всегда используется овеществленный опыт предыдущих поколений. Пока вы не сделаете хороших стамесок и резцов, вам не удастся далеко продвинуться в резьбе по дереву. Пока не освоите нужный метод закалки и отпуска железа, у вас не появится пружин и рессор, а следовательно и колесного транспорта. И так во всем. Для технологического развития нужна прежде всего — материальная база, а уже потом собственная изобретательность, на которую человек был способен всегда. Поэтому технология возрастает не в одном поколении.

Кроме того, история дает основания полагать, что развитие высокотехнологической цивилизации неоднократно в истории человечества пресекалось какими-то катастрофами или, так скажем, необъяснимыми вмешательствами вроде всемирного потопа или рассеяния народов при строительстве Вавилонской башни. Библия объясняет это Божиим наказанием людей, отпадающих от жизни духовной в плотскую, греховную. Так или иначе, но историческое развитие технологической цивилизации не было непрерывным восхождением. Оно часто пресекалось тем, что люди лишались накопленной технологической базы и ставились в какие-то новые тяжелые природные условия и многое приходилось начинать сначала, методами Робинзона Крузо. Не все племена продолжали развиваться прогрессивно. Исследование истории американских и австралийских народов показывает, что они являются вовсе не отсталыми, а деградировавшими цивилизациями. С точки зрения технического прогресса они к моменту их открытия европейцами двигались не вперед замедленными темпами, а назад, не сохранив достижений цивилизации своих предков.

ЭВОЛЮЦИЯ РЕЛИГИОЗНО-ФИЛОСОФСКИХ ВЗГЛЯДОВ

Интересную пищу для размышлений дают исследования мифологии самых разных народов. Предсказание эволюционистов было и в этом отношении простым и скоропалительным. Сначала под воздействием суеверного страха перед стихиями природы люди должны обожествить их, затем оформить свои представления о божествах в более конкретном виде: людей или зверей, наконец, благодаря нарастанию естественно-научных знаний о единстве окружающего мира, прийти к более отвлеченной философской идее — единобожию, формированию которого должны помогать и социальные факторы, и классовые взаимоотношения.

Но как и все прочие предсказания эволюционной теории, это точно так же не оправдалось. Оказалось, что многобожие, вера в различных духов и обожествление природных стихий появляются в более поздних вариантах мифологий. Самые древние редакции космогонических мифов восходят к понятию о Едином, невидимом, трансцендентном миру Творце. Многие язычники сохранили представление о некоем главном Божестве, от Которого происходит все, но просто не считают полезным покланяться Ему, или же не считают себя достойными такого поклонения.

Что же касается содержания древних мифов, самых ранних редакций, то во всех частях земли сохранились некие общие черты повествования. Отметим лишь некоторые из них, смутно отражающие библейский рассказ [по 71]:

1. Мифы повествуют о том, что первые люди имели некие знания и сверхъестественные умения, полученные от плодов некоего дерева, но потом утраченные вследствие гнева богов, пославших на землю глобальную катастрофу. В христианской библейской трактовке это были сверхопытные знания, и сверхчувственные (экстрасенсорные) способности, дарованные при создании первому человеку, но вследствие грехопадения направленные им во зло, к общению с падшими духами. Именно этими знаниями и способностями, видимо, объясняются успехи древнейших цивилизаций. Характерен постоянно встречающийся в мифах образ змея при древе познания.

2. Катастрофой, полагающей конец первой цивилизации, повсеместно, буквально у всех народов земли, считается всемирный потоп, включающий не только водное потопление, но и мощное горообразование, выбрасывание из недр земли большого количества горных пород. Последнее обстоятельство, отмечаемое в ряде американских мифов и отсутствующее в Библии, понадобится нам при дальнейшем изложении.

3. Общие черты описания потопа также совпадают в мифах разных племен. Это прежде всего сверхъестественное предсказание данное через одного пророка (Ноя) всему человечеству, но не возымевшее действия ни на кого, кроме проповедника. Далее, спасаются только Ной, его жена и дети на особо построенном судне, а остальные люди и звери погибают. Затем, характерно, что на борт ковчега взяты самые разные животные. Под конец судно Ноя останавливается на высокой горе, и, чтобы узнать, не пошла ли на убыль вода, Ной трижды выпускает из своего ковчега птиц, пока птица не приносит ему зеленую ветку. Выйдя из ковчега, Ной видит радугу. Наконец, он разводит огонь и приносит жертву (у некоторых народов — что-то жарит), причем повсюду это огненное жертвоприношение имеет значение какого-то общения Ноя с Божеством. В Библии — это жертва благоприятная Богу, в некоторых мифах по дыму от этой жертвы боги узнают, что не все люди погибли, — в любом случае этот огонь имеет прямой религиозный смысл.

Так или иначе общность всех этих черт древнего повествования о земной истории, передающая вкратце основную сюжетную линию, никак не случайна. С древних времен люди видят свою историю практически одинаково в том, что касается внешнего течения событий, хотя духовную причинно-следственную связь этих событий все понимают по- разному. Всюду присутствуют три основные черты, опровергающие эволюционный взгляд: 1)в древности люди были весьма цивилизованы, 2)они были лишены плодов цивилизации вследствие божественного гнева (или, так скажем, по причинам религиозно-нравственного плана), 3) наказание людей совершено всемирным потопом.

Единственно достоверным и духовно-осмысленным вариантом этого общечеловеческого исторического повествования является библейский рассказ.
ПРОИСХОЖДЕНИЕ И ОБЩИЕ ЧЕРТЫ НРАВСТВЕННОГО ЗАКОНА

Этот вопрос также является камнем преткновения для теории человеческой эволюции. Движущим фактором эволюции является борьба за существование и естественный отбор. Эта борьба должна быть основана на инстинкте самосохранения, а в переводе на язык нравственных категорий — на самом широком и разнузданном эгоизме, хотя иногда и групповом.

Выживать должны только сильные, которые топчут слабых, тормозящих прогресс человечества. Человеческие общности должны строиться только по законам уголовного мира: временный союз для устранения внешних конкурентов, а потом внутренняя "разборка" между недавними союзниками.

Эволюционисты могут возразить: именно так всю жизнь и живет человечество, мы только открыли и сформулировали этот закон, показав его всеобщность и объективность.

Можно спорить, насколько же за всю свою историю человечество действительно следовало этому закону клыка и дубины. Мы нигде не отрицаем нисходящего развития природы, человека и общества. Пожалуй, никто не научил человечество жить по сему закону лучше, чем это сделала сама теории эволюции, вскормившая и фашизм, и коммунизм, и бешеный капитализм, и расизм одновременно. Эволюция не открывает этот закон, а провозглашает его естественным, прогрессивным, имеющим статус закона. Но вот здесь-то и возникает серьезный вопрос: как объяснить, что почти у всего человечества, не зараженного еще идеей эволюции, закон господствующего эгоизма вызывает внутреннее сопротивление? Почему все нормальные люди считают, что нельзя жить по этому закону, независимо от того, действует он реально, или нет? Никто сразу не принимает этого закона, как нормального и естественного. Для того, чтобы принять этот закон за норму, необходимо преодолеть некие препятствия совести, и уж конечно, ни в коем случае нельзя продолжать верить в Бога-Творца и в безсмертие души.

Почему люди разных стран и народов, разных религиозных убеждений считают общими некие принципы, противоречащие принципу общего эгоизма? Отметим лишь некоторые общие заповеди всех религий:

— не позволяется брать чужое,

— не позволяется оказывать неблагодарность и вероломство,

— не позволяется иметь чужую жену, (хотя в некоторых религиях разрешается многоженство).

— всюду похваляются милосердие, храбрость и самоотверженность [49].

Живущие по таким принципам всегда имеют заведомо меньше шансов на выживание, если жизнь действительно течет по дарвиновской схеме. Как же эти принципы не убраны до сих пор из человеческих сердец естественным отбором вместе с их носителями, которые должны исчезнуть (и всегда исчезают) первыми. Почему вообще большинство человечества, как бы грешно оно ни было, хотя бы в глубине души не одобряет эгоизм даже до сего дня?

На эти вопросы теория эволюции не даст ответа до тех пор, пока будет оставаться последовательной и верной самой себе. Если Бога нет, то все позволено — в этом Достоевский абсолютно прав, но почему же реально еще не все позволено даже тем, для кого давно уже Бога нет?

Самоотверженность никак не вытекает из эволюционной борьбы за существование, она не может быть утилитарно-полезной. Из соображений лучшей приспособленности к выживанию может вырасти групповой эгоизм, но между ним и братолюбием остается такая же пропасть, как между обезьяной и человеком. Итак, почему же люди не считают оптимальным принципом существования общества конкуренцию бандитских шаек?

"Борьба за существование и уничтожение слабейших — страшный процесс, против которого восстает вся современная этика. Идеальное общество — общество без отбора, в котором слабые защищены, что является прямой противоположностью так называемого закона природы, — утверждает ученый Жак Моно [31] и продолжает, обращаясь к сторонникам направленной эволюции. — Я удивляюсь, как христианин может защищать процесс, который должен был бы "запустить" Бог, чтобы эволюция стала возможной".

НРАВСТВЕННЫЕ ПЛОДЫ ЭВОЛЮЦИОННОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ

Несмотря на еще остающееся у людей воспоминание о морали, как о норме абсолютной, не продиктованной соображениями наилучшего выживания, именно в области нравственности эволюционизм произвел самые коренные перемены в человечестве. Эти последствия для простоты можно условно поделить на два вида: 1)грубые, социальные и 2)тонкие, мировоззренческие.

К первому виду относятся идеологии превосходства и соответствующие им социальные эксперименты. Мы уже называли их, повторим подробнее:

— идея расового превосходства — расизм, гитлеризм — исходят из дарвиновского учения о происхождении рас и их неравнозначности. Сильным расам закон борьбы за существование якобы вменяет в обязанность силовое господство над прочими расами, вплоть до истребления последних. Воплощение этих идей в жизнь на примере гитлеризма описывать ныне нет нужды, но стоит отметить, что Гитлер очень почитал как Дарвина, так и Геккеля, автора рассмотренной нами лженаучной теории рекапитуляции.

— идея классовой борьбы также логично вытекает из "закона борьбы за существование". Именно этим законом объясняет марксизм возникновение классов и их борьбы, а отсюда уже логично выводится идея диктатуры пролетариата. Вместо расового проповедуется классовое превосходство. Если в расизме должна господствовать одна раса (нация), то в марксизме (по его официальной пропагандной версии) должен господствовать один класс.

В школьном учебнике не случайно дается критика расистских выводов из дарвинизма, хотя совершенно неубедительная, но ни слова не говорится о классовых проекциях эволюционного учения — марксистских. Сам факт того, что дарвинизм приходится "отмывать" от расизма, чтобы предоставить его на службу марксизму, — говорит о многом. Оба социальных лжеучения, обошедшиеся человечеству в десятки миллионов жертв, со всей неизбежностью вытекают из дарвинизма, даже если ученым-эволюционистам хочется убедить весь мир и самих себя в обратном.

— идея избранности по личным способностям породила обоснование капиталистической конкуренции и, в конечном счете, служит лукавым оправданием дикого мафиозного капитализма, которым в какой-то мере переболел Запад и который столь неистово утверждается в нашей стране. Это диктатура криминальной, непроизводящей буржуазии, победившей в борьбе за существование и вполне оправдывающей себя известной формулой: что естественно, то не безобразно.

Так или иначе, организация общества по Дарвину узаконивает самые отвратительные беззакония. Но не только этим страшна обществу эволюционная идея.

Эволюционизм не сводится только к учению о своей главной движущей силе — борьбе за существование. Он обольщает человечество идеей прогрессивного развития к лучшему будущему. Лучшее будущее всему человечеству под эгидой избранных обещают и фашизм, и коммунизм, и традиционный националистический иудаизм, и различные сектантские учения, типа иеговистов. В человеке и в природе видится собственный источник улучшения. При этом человек естественно получает полную самостоятельность и право по-своему планировать общественную и частную жизнь, не взирая на какие-либо внешние по отношению к человеку и обществу ограничения — то есть заповеди Божии. Так обесцениваются нравственные нормы, а сама жизнь человека теряет свое священное значение.

Таким образом человеку разрешаются любые "операции с жизнью", прежде считавшиеся святотатственными и абсолютно недопустимыми. Рассмотрим кратко некоторые из них.

1. Аборты до появления теории рекапитуляции везде рассматривались как человекоубийство. Но Геккель "доказал", что человеческий зародыш всего лишь эволюционирующая рыбка или головастик, поэтому убийство его ничего не значит. Этот грех страшен своей массовостью и легкостью. Никакие концлагеря и войны не унесли в ХХ веке столько жизней, сколько аборты.

2. Эвтаназия — безболезненное медицинское прерывание жизни безнадежно больного человека. С эволюционной точки зрения — дело совершенно оправданное: незачем мучить человека, жизнь которого никому (даже ему самому) не нужна, ведь жизнь есть только биохимия, никакой иной смысл ей не присущ. Родственники старика хотят облегчить себе жизнь и путем эвтаназии становятся соучастниками убийства. Между тем страдания любого человека, посылаемые свыше, нужны ему самому для подготовки к вечности, а также окружающим его для воспитания милосердия и более серьезного отношения к жизни. Кроме того, что будет с нравственно-духовным миром врачей, которым приходится непосредственно и неоднократно в порядке медицинской процедуры совершать убийство? Как будут они относится к тяжелым, неприятным, но вовсе не безнадежным больным?

3. Трансплантация (пересадка) органов и искусственное омоложение тканями и ферментами абортированных младенцев. Если эволюция доказала, что жизнь сводима к биохимии, то ничего страшного в такой утилизации частей тела умерших или убитых людей не видится — можно вшить свиную почку и чужое сердце, лишь бы прижились. Но если даже клетка в многоклеточном организме не сводима к химии, неужели же незаметно для души может пройти пересадка органа? Кроме того, если дать волю таким операциям, то реально это приведет к развитию новой криминальной отрасли — убийству "на органы", что мы и наблюдаем у нас в стране. Кстати, и эвтаназия может легко стать одним из методов заказного убийства. Главное дело — удешевление жизни — дарвинистское мировоззрение уже совершило. Поэтому и в абортах "на органы" уже не видят ничего страшного.

4. Искусственное зачатие человека в пробирке. Это действие сопровождается выбором самих половых клеток и уничтожением тех, которые не понравятся. Непонимающим, что здесь плохого, можно привести одно пророчество прошлого века, что именно в результате таких манипуляций с половыми клетками родится самый гениальный злодей всей человеческой истории — антихрист. Родится он, как предсказано, от мнимой девы, которая физиологически будет дева, но в сущности — сквернейшая блудница, исказительница человеческой природы.

5. Равнодушное отношение к самоубийству, вплоть до помощи в этом деле и поэтизации его.

6. Утилитарное и бездушное отношение к таинству зачатия новой жизни. У людей всех народов, даже самых диких, брачные отношения подлежали всегда некоему освящению и, конечно же, сокрытию от посторонних глаз. Органы деторождения и млекопитания у людей принято тщательно укрывать — сейчас об этом нужно напоминать, сейчас это вовсе не самоочевидная истина. Само половое общение никоим образом не должно быть случайным, или безответственным, или направленным к удовлетворению страсти. Это дело священное и мыслимо только в браке для продолжения рода. Играть такими вещами или извращать их — тяжкое преступление против образа Божия в человеке.

В этом таинственном общении зачинается не только тело, но и душа человека, потому оно всегда сопровождается не только телесными, но и душевными ощущениями. Понятно, что зачатие в пробирке с полным нечувствием святости момента должно отразиться и на зачинаемом. Не потому ли антихристу предсказано рождение каким-то подобным образом, что он станет в будущем максимально бездушным существом? И если половое общение совершается незаконно, то обычно, хотя бы поначалу сопровождается тяжкими укорами совести, из чего люди всех племен и народов познают, что незаконное или извращенное употребление половых способностей есть смертный грех.

Грехом является и так называемое сексуальное просвещение, когда вообще слишком много лишнего говорят об интиме, тем более, когда обучают в эти вещи играть. Отнесись к браку со всей ответственностью за жизнь перед Подателем жизни — и не нужно будет никакое специальное обучение. Особенно же важно ради святости брака хранить целомудрие до брака.

Эволюционный гуманизм, освободивший человека от ответственности за все подобные действия, соделал убийство и блуд частью нашей повседневности. Не так страшно за массы убитых, как за массы нераскаянных убийц, даже не замечающих своей причастности к убийствам. Но такое легкое отношение к жизни обманывает людей! Ведь жизнь на самом деле не сводится к высокоорганизованной материи, она подается от Источника жизни. Игнорировать данные от Него же законы святости жизни — ни для кого не проходит даром. И не только в будущей, но зачастую еще в этой земной жизни ждет их тяжкая расплата за свои беззакония. Болезни, разводы, сумасшествия, отчаяние, самоубийство — да разве мало у Бога способов остановить беззаконника и дать ему возможность покаяния! Если же не кается, неспособен стал к покаянию, то сколько вокруг нас бывает жестоких смертей в назидание тем, кто грешит подобным же образом, но еще способен одуматься. Не будем же обманывать себя общим примером легкости греха. На следующем уроке предстоит нам узнать, как случилось в истории, что лишь один человек из всех живущих на земле оказался достоин помилования, а все остальные подлежали казни, хотя Бог при этом остается всегда милосердным и праведным.

Закончим же этот урок еще одной характерной цитатой ученого-эволюциониста, ясно показывающей, остроту религиозно-нравственного противоборства. "Закон Христа нельзя примирить с законом эволюции — по крайней мере в том виде, в каком закон эволюции существует сегодня. Нет, эти два закона находятся в противоборстве друг с другом, и закон Христа никогда не победит, пока закон эволюции не будет уничтожен". (Сэр Артур Кейт). [31]

#23 Монгол

Монгол

    2 метра безобразия

  • Жители HomeNet
  • PipPipPipPipPip
  • 3,617 сообщений

Отправлено 15 August 2007 - 19:32

У Р О К 9
БИБЛЕЙСКАЯ ИСТОРИЯ ЗЕМЛИ В НАУЧНОМ ОСВЕЩЕНИИ

Итак, если мир существует действительно всего лишь несколько тысяч лет, если он создан Богом в гораздо большей красоте и богатстве, чем теперь, если эволюции не было, то какова научная картина ранней истории земли? Есть ли достоверные научные факты, подтверждающие Библейское повествование?

Такие факты, действительно, имеются и в последнее время наука сталкивается с ними все чаще. Перейдем к их весьма беглому осмотрению.

Материалы этого урока являются наиболее дискуссионными и спорными среди всех сведений, собранных в данной книге. Широкая полемика по указанным ниже проблемам ведется в Интернете и в печати. Представлены самые разные точки зрения, гипотезы и версии. Наша задача здесь кратко сказать о главном.

ДОПОТОПНАЯ (ПЕРВОЗДАННАЯ) ЗЕМЛЯ

Первые главы Библии сообщают нам о том, что первозданная земля была устроена весьма совершенным образом. Бог оценивает все созданное Им, как весьма хорошее.

Черты первозданного мира Библия сообщает нам весьма скупо. Мы знаем только, что животным и людям дана была растительная пища, не приводившая к смерти ни животных, ни растения. Людям полагались в пищу плоды, а животным — зелень. Поедание того и другого безвредно для растений.

Далее, сообщается, что животным и людям дается благословение размножиться и наполнить землю и моря (водным животным). Первый человек Адам поставляется как бы управляющим, как бы царем над всею прочею тварью, ему Бог велит дать имена животным, что и было исполнено. Подчеркивается, что человек сотворяется особым образом, не какое-то животное "переделывается" в человека, а отдельно из персти земной сотворяется его тело и особым Божественным вдохновением в него вдувает Бог душу, между тем, как прочим тварям сотворяется душа из земли или из воды. Такое выражение показывает бесконечное отличие души человека от душ животных. Человек, сказано, создан по образу Божию, и этот образ прежде всего в душе, в нравственных понятиях, в возможности Богообщения, во владычестве над прочими тварями.

Еще о допотопной земле упоминается, что на нее Господь не посылал дождя, но она орошалась из подземных источников, испускавших орошающий пар.

Вот вкратце и все естественнонаучные библейские сведения о первозданной земле.

Палеонтология сообщает нам, что древняя растительность была гораздо богаче, что у древних растений очень трудно различить годичные кольца, и что по всей земле от полюса до полюса был когда-то весьма теплый и влажный климат, благоприятствовавший такой растительности, хотя, конечно, и в нем можно было выделить климатические пояса.

Среди ископаемой флоры и фауны встречаются зачастую современные виды, хотя, явно, что господство принадлежало вымершим видам. Все окаменелости, похожие на современные, показывают, что в древности животные и растения достигали гораздо больших размеров и, вероятно, более длительных сроков жизни, чем теперешние их потомки тех же видов.

МОДЕЛЬ ВОДНО-ПАРОВОЙ ОБОЛОЧКИ

Все эти факты и библейские сообщения объяснить просто, тем более, что и сама Библия дает подсказку: над атмосферой (твердью небесной) были собраны воды. Эта "вторая", водно-паровая атмосфера, видимо, и создавала гигантскую общепланетную оранжерею, в которой был поселен весь первый мир. В этом суть первой и наиболее распространенной до сего дня креационной модели водно-паровой оболочки земли.

Эта модель способна объяснить некоторые факты из истории земли.

Свободно пропуская видимую часть солнечного света, паровой экран должен был задерживать излучаемую землей длинноволновую часть спектра, сдвигая общий тепловой баланс планеты. Это приводило к ровному теплому климату по всей планете, к малым колебаниям суточных и годовых температур. Ни ночью, ни даже зимою нигде на земле не ощущалось холода, потому и деревья не имели годичных колец, т.к. росли все время равномерно.

Равномерный прогрев земли должен был заметно снизить активность воздушных масс. Известно, что даже в наших условиях, ясным утром тихо, а когда солнце немного согреет землю, поднимается ветер, поскольку одни места нагрелись сильнее, а другие меньше. Ранняя же земля прогревалась медленно и равномерно, благодаря своей второй атмосфере. К тому же резким ветрам должна была мешать буйная лесная растительность. Интересно, что у древних деревьев была слабо развита корневая система при огромной высоте ствола. На ветреную погоду такие деревья не были рассчитаны.

Возможно, что на земле до самого потопа не было и дождя. Дождь должен был выпасть из той тучи, которая попала бы в более холодное место атмосферы, где пар мог бы сконденсироваться. Но благодаря равномерности прогрева всего гигантского "парника", таких мест могло быть мало. Влага тихо испарялась и столь же тихо конденсировалась в виде росы. Потому и получалось, что пар поднимался и орошал все лице земли — как и сказано в Библии.

Впрочем, под этим паром следует разуметь и геотермальные воды — активные источники, которые только и могли питать большие допотопные реки, упоминаемые в Библии.

Упоминание о радуге, которую увидели люди только после потопа, наводит на мысль, что в допотопной атмосфере видеть ее было невозможно. Действительно, особенность радуги состоит в том, что она видна только на солнце и только под определенным углом, почему и имеет форму дуги. Иначе разложение белого цвета в спектр в мелких каплях не происходит. До потопа же свет мог быть гораздо сильнее рассеян, не образуя четко направленных лучей.

Вторая атмосфера земли должна была создавать и повышенное атмосферное давление. Это подтверждается находками янтаря с воздушными пузырьками, давление в которых даже сейчас, спустя тысячелетия, выше атмосферного.

Находки окаменелых отпечатков древних насекомых свидетельствуют об их громадных размерах по сравнению с нынешними. Это также говорит в пользу более высокого атмосферного давления в древности, поскольку насекомые дышат через свой хитиновый покров и чем больше парциальное давление кислорода, тем на большую глубину он может проникнуть и тем больших размеров может достигнуть насекомое.

В условиях повышенного давления и некоторые птицы, плохо или вовсе нелетающие ныне, вполне могли использовать свои крылья по прямому назначению.

Повышенное атмосферное давление в древности снизилось до современного уровня, вследствие разрушения водно-паровой оболочки, выпавшей на землю сорокадневным ливневым дождем. Этой переменой давления может быть объяснен факт опьянения Ноя. Очевидно, изготавливать виноградное вино люди умели и до потопа, но тогдашний его алкогольный эффект, который, как известно, сильно зависит от парциального давления кислорода в воздухе и соответственно в крови, — был незначительным, примерно как от кисломолочных продуктов. Поэтому даже незначительная доза алкоголя, принятая Ноем, впервые после потопа, в условиях пониженного атмосферного давления, причинила ему совершенно неожиданные неприятности. Ною, как величайшему праведнику в роде своем, наверняка была свойственна умеренность во всем и воздержание. Но ни он сам, ни его сыновья — судя по их реакции — просто не имели понятия о состоянии опьянения. Подобное могло случиться с любым жителем равнины, если бы он поднялся в горы и позволил бы себе там принять самую скромную дозу алкоголя.

Водно-паровой экран кроме прочего хорошо защищал землю от жесткого космического излучения. Наряду с повышенным давлением это весьма благотворно должно было сказываться на состоянии здоровья и долголетии всего живого. Гигантские деревья, как и гигантские пресмыкающиеся растут всю свою долгую жизнь — по этой причине они и могли достигать огромных размеров. Точно так же и люди должны были быть здоровее и жить дольше. Подтверждение этому мы находим в Библии, где указывается, что возраст допотопных людей исчислялся 8–9 сотнями лет. Этому способствовал практически нулевой уровень радиации по сравнению с нынешним, что сводило на нет мутации соматических клеток, сокращающие долголетие, а также мутации половых клеток, которые могли бы приводить к наследственной дегенерации. Первым людям при таких условиях нестрашны были родственные браки. Дети Адама могли брать себе в жены только родных сестер. Если на такие вещи дерзают современные люди — вопреки запретам любой религии — то жизнь показывает, что от таких браков часто рождаются уроды. Это и понятно. Близкие родственники могут быть носителями одной и той же рецессивной мутации, унаследованной от общего предка. Если бы они вступали в неродственные браки, то мутация скорее всего не проявлялась бы, а в родственном (кровосмесном) браке, она становится разрушительной. Но первым людям незачем было опасаться мутаций.

Вспомните из курса генетики, когда проявляет себя рецессивный признак, и что будет если оба родителя несут один и тот же мутированный аллельный ген.

Другой важный фактор общего долголетия всего живого — опять же повышенное давление. Ныне иногда используется особая барокамерная терапия, когда человека помещают жить некоторое время в барокамере под избыточным давлением. Замечено, что такое воздействие способствует скорейшему заживлению ран, замедлению старения, профилактике различных заболеваний, улучшению системы кровообращения и т. п.

Все обменные процессы в организме по идее должны идти лучше при повышенном давлении. В крови лучше растворяется кислород — человеку можно реже дышать. В таких условиях, видимо, не требовалась животная пища, поскольку и растительная, вероятно, была богаче. Потому людям лишь после потопа было позволено употреблять в пищу мясо. Скорее всего, это касается не только людей. Первозданные хищники по свидетельству Библии были травоядными, (но скорее всего, только до грехопадения человека, которое внесло в мир смерть и, вероятнее всего, особое изменение в организме некоторых животных, ставших паразитами и хищниками. Признаем, что это предположение непосредственно обращается к Божиему чуду, такому, которое подобно самому сотворению мира, а потому не относится к науке и остается в скобках).

Объясняя все эти факты, теория водно-паровой оболочки встречается и с серьезными трудностями.

Во-первых, почему этот водно-паровой слой не смешался с нижними слоями атмосферы и попросту не сконденсировался? Что могло удержать его над атмосферой? Что представляла из себя та твердь небесная, которая могла держать над собою эти воды, не смешивая пар с атмосферой? Неоднократное упоминание об этой тверди в Библии – что это: случайность, празднословие или нечто большее?

Во-вторых, какова должна была быть величина этого слоя для того, чтобы возникающий парниковый эффект не слишком бы перегревал землю? А если этот слой был незначителен, то как бы он мог вызвать по всей земле непрекращающийся ливень в продолжении первых сорока дней потопа?

Для предложенной рабочей модели нужно признать эти трудности довольно серьезными. Но тем не менее, полностью отбрасывать модель, объясняющую сразу столько фактов, мы также не станем. Возможно, эта идея окажется плодотворной и разрешит указанные проблемы, возможно, что от нее придется отказаться совсем и предложить иной путь объяснения указанных библейских и научных данных.

БИБЛЕЙСКИЙ ВЗГЛЯД НА ПРИЧИНЫ КАТАСТРОФЫ

В целом можно сказать, что первый мир был устроен действительно гораздо совершеннее, чем теперь. В нем не было смерти, не было дегенерации всего живого. Если бы люди не нарушили Божию заповедь, это нетление сохранилось бы и упрочилось. Но вышло иначе.

Совершив первое преступление, люди довольно быстро стали развращаться от поколения к поколению. Длительные сроки относительно безболезненной жизни в прекрасных климатических условиях способствовали забвению о смерти и обо всем духовном. Люди стали слишком плотскими, не способными к общению с Богом, а потому Бог решает истребить их, кроме одного праведника и семьи его, а для этих оставшихся сократить срок жизни и создать более трудные условия существования. Обе эти цели достигнуты были наведением на землю всемирного потопа.

Господь, сотворив весь мир в шесть дней, указал на день окончания творения. С тех пор в мире действуют законы количественного сохранения: массы, энергии, заряда и т. п. После грехопадения человека начали действовать законы качественного распада: дегенерации и вымирания. Но Сам Законодатель остается превыше этих законов. Как сам мир сотворен не по этим законам, а вопреки им, так и после сотворения мира, по особому действию Божию возможно частное изменение этих законов, зависящее от воли Божией, а эта воля в какой-то мере ориентируется на поведение людей: нужно ли их наказать или отвести от них наказание.

Если мы называем чудом событие, противоречащее современным законам природы, то возникновение мира является чудом, абсолютно необъяснимым современными законами. Кто сотворил это чудо, Тот легко может сотворить чудо меньшее, поэтому с фактом чуда у нас не должно быть серьезного логического затруднения.

Потоп мог быть или не быть — это зависело от воли Божией, а та в известной мере определялась нравственным состоянием человека. Бог от вечности предвидел, что человек падет, а потоп придется насылать для исправления рода людского. Поэтому возможно, что земля была сотворена в виде некой "бомбы замедленного действия", хотя и в самом прекрасном виде. Если бы человек не согрешил — тогда чудесным образом был бы "изъят взрыватель", и земля оставалась бы столь же прекрасной. Возможно и обратное: земля была создана без всякой возможности к катастрофе, но чудесным образом наведена была эта кара впоследствии.

Так или иначе, потопная катастрофа в каких-то основных своих причинах могла быть действием, не объяснимым современными законами природы. Само библейское описание окружает катаклизм такими событиями, которые невозможно истолковать иначе, как Божие чудо. Например, вхождение различных животных в ковчег. Ной не был звероловом и не собирал в свое судно весь свой гигантский плавучий зоопарк. Животные вошли туда сами, повинуясь велению Божию. Разве это не чудо? И сохранение ковчега целым в бушующих волнах также не представляется возможным без особого промышления Божия.

Но если чудеса с самого начала сопутствуют потопу, то где проходит их граница? С какого места о происшедшем событии можно будет говорить на языке науки, которая принципиально не должна заниматься чудесными явлениями? Можно ли составить непротиворечивую физическую модель потопа, объяснив до некоторой степени его причины и механизм протекания?

Ясно, что для ученых-креационистов здесь начинается самый трудный участок работы, вследствие того, что ответа на поставленные вопросы все-таки нет. Предложено несколько различных моделей потопа, из которых мы рассмотрим две наиболее популярных, которые обозначим условно, как "вулканическую" и "тектоническую".

"ВУЛКАНИЧЕСКАЯ" МОДЕЛЬ

В данной модели предполагается, что допотопная земля содержала большее, чем ныне, количество воды, примерно 19–20%, — как в метеоритном веществе. Затем можно допустить, что после грехопадения по каким-то причинам началось разогревание недр земли путем радиоактивного распада, к примеру. Достоверно подтвердить или опровергнуть эти в принципе уже ненаблюдаемые явления под земной корой, имевшие место около пяти тысяч лет назад, не представляется возможным.

Но если эти обстоятельства действительно имели место (по причине ли такого сотворения земли, или чудесного вмешательства после грехопадения — нет существенной разницы), то дальнейшее объяснимо. Избыток воды, как вещества более легкого по сравнению с веществом мантии, начал перемещаться к земной коре, под которой скопилось большое количество перенасыщенного водного раствора в перегретом состоянии. При падении какого-то метеорита или даже просто из-за приливной деформации в натянутой до критического состояния земной коре произошел разлом, через который вода с растворенными в ней веществами устремилась на поверхность. Этот разлом был, очевидно, не один, потому что распространялся он очень быстро — со скоростью звука в породе- и за два часа обогнул всю планету. Там, где земная кора была тоньше могли образоваться и иные разломы. Все в совокупности они названы в Писании "источниками великой бездны". По сути дела совершилось почти одновременно по всей земле грандиозное вулканическое извержение. Даже теперь до 90% выброса вулканических газов составляет водяной пар.

Расчеты геофизиков показывают, что выброс пепла и газов мог составить до 20 км в высоту. Это должно было привести к довольно скорой конденсации водно-парового экрана и его выпадению на землю в виде соракадневного ливня. К общему уровню воды это прибавило еще несколько метров по всей поверхности. Но основную долю потопных вод должны были составить подземные выбросы. Эти источники великой бездны затопляли землю уже не 40, а целых 150 дней, как сообщает нам Библия. По-видимому, первобытная земля не имела высоких гор, и чтобы затопить их, требовалось поднять уровень воды на несколько сот метров. Если бы все воды современных океанов распределить по земле равномерным слоем, то его толщина составила бы до 3 км. По расчетам в рамках этой модели, примерно половина вод современного мирового океана была извергнута при потопе, так что нет оснований сомневаться в истинности Библии, когда она говорит, что над самыми высокими горами вода поднялась на 15 локтей.

Трудность этой модели состоит в том, что не удается свести тепловой балланс планеты. При таком огромном выбросе горячего пара и водных растворов океан должен был бы перегреться. Остается предполагать наличие каких-то значительных водных резервуаров внутри самой земной коры, температура которых была низка, но доказательств в обоснование этой гипотезы у нас нет.

"ТЕКТОНИЧЕСКАЯ" МОДЕЛЬ

В последние годы в связи с указанной трудностью "вулканической модели" креационисты ищут источник воды не в земных недрах, а на поверхности самой земли. Суть новой модели сводится к тому, что на какое-то краткое время океаническое дно поднялось на сотни и тысячи метров и поверхность планеты как бы выровнялась. В таком случае суша была затоплена океанской водой. Источником великой бездны стал мировой океан [36].

Предложенная новая модель увязывает воедино механизм потопа и расхождение материковых плит (дрейф континентов). Предполагается, что в силу тех же причин, что и в "вулканической модели" произошли смещения океанических и материковых плит. При этом в более тонких океанических плитах возникли разломы, а края этих плит углубились в мантию под материковыми плитами (так наз. явление субдукции). Разломы заполнялись веществом мантии и таким образом возникли океанические хребты. При этом произошло поднятие океанского дна, как бы всплывшего на земной мантии и воды потопа хлынули на сушу.

На местах разломов, естественно, происходило интенсивное вулканическое извержение. Обильный выброс пара от подводных вулканов послужил для отвода излишнего тепла. Пар охлаждался высоко в атмосфере и конденсировался, изливаясь на землю сорокадневным дождем.

У нас нет возможности вдаваться в подробности этой модели, хорошо подтвержденной расчетами. Отметим только ее преимущества. Модель не предполагает наличие водно-парового слоя и значительно лучше справляется с тепловым баллансом. Кроме того, в ней показывается, что такие крупные тектонические процессы могли протекать за сравнительно краткое время.

Не станем, впрочем, решительно держаться за подлинность того или иного объяснения. Возможно, в действительности наблюдалась какая-то комбинированная картина, возможно, источник великой бездны со временем окажется найденным в другом месте.

ПОТОП И ОБРАЗОВАНИЕ ОСАДОЧНЫХ ПОРОД

Главным научным свидетельством всемирного потопа являются осадочные породы земли. Мы уже упоминали на 3-м уроке о том, что породы залегают слоями с четкими границами, которые не могли бы сохраниться, если бы осадки накапливались медленно и постепенно в продолжение многих миллионов лет. По сути дела для современной геологии почти решен вопрос о катастрофическом происхождении осадков. Спор идет лишь о том, имела ли место одна глобальная катастрофа, или значительное количество менее масштабных катастроф, охватывающих тем не менее период в несколько сот миллионов лет.

Креационисты полагают, что большинство осадочных слоев, кроме самых молодых (кайнозойских) отложений, сформировались во время потопа.

Свидетельств быстрого формирования слоев немало. Это, прежде всего, четкие границы между слоями, разделенными многими миллионами лет по эволюционному счету, границы не содержащие никаких следов эрозии. Затем это наличие параллельно изогнутых слоев, которые к моменту изгиба должны иметь одинаковую вязкость (или "мягкость"), чтобы такая картина могла наблюдаться. (об этом упоминалось на 3-м уроке). Помимо этого существуют и чисто "биологические" свидетельства быстроты образования слоев. Это и полистраты – окаменевшие древесные стволы, пронизывающие поперек несколько слоев пород. Это и отпечатки мелкой живности (вплоть до листьев растений, насекомых и даже отпечатки морских волн и дождевых капель) на поверхности слоев, а также окаменевшие следы различных животных и человека. Сохранение таких отпечатков можно представить себе, только если между моментом оставления отпечатка и отвердеванием вязкой породы, на которой он оставлен, прошли считанные часы, а вовсе не миллионы лет; или же если слой с отпечатками был почти мгновенно закрыт следующим слоем осадка, бережно сохранившим все следы, а затем оба слоя отвердевали вместе. Такие процессы мыслимы лишь в условиях потопа, но никак не постепенного накопления осадков.

Кроме того, следует учесть результаты лабораторных экспериментов по осаждению частиц из быстро текущих потоков взвеси, содержащей смесь калиброванных частиц различного размера и массы. Эти опыты, проводившиеся во многих лабораториях, показали, что частицы, во-первых, оседают слоями с четкими границами, причем, поток способен сортировать частицы по размеру. Во-вторых, границы этих слоев могут пролегать под углом к направлению потока, так что горизонтальный поток осаждает наклонные слои. Поэтому наличие наклонно залегающих слоев вовсе не свидетельствует о тектоническом поднятии или сдвиге: слои могли так и осесть в наклонном состоянии с самого начала. В-третьих, изменение направления потока уже само по себе обеспечивает формирование нового слоя с четко заметной границей.

Все эти факты дают основание полагать, что множество осадочных слоев, наблюдаемых современной геологией, могли отложиться одновременно в результате одной общей водной катастрофы.

Итак, вследствие огромной разрушительной деятельности разбушевавшейся стихии, вся земля оказалась покрыта толстыми слоями осадочных пород. Волны потопа смыли не только всю растительность, но и почвы, и грунты допотопной суши и переотложили весь этот взвешенный материал заново. Древние леса, сбившиеся в плавучие острова, тонули и погребались, превращаясь в залежи угля, мягкие растительные останки образовали впоследствии нефтяные месторождения.

В осадочных слоях сохранилось множество окаменевших останков различных животных. Многие из них ясно свидетельствуют о внезапной насильственной гибели существ. Будь ли то самки, застигнутые смертью в момент деторождения, будь ли то рыбы, окаменевшие в момент заглатывания добычи, будь ли то двустворчатые моллюски, окаменевшие с закрытыми створками, то есть заживо, (причем некоторые из них даже пытались ползти в слое покрывшей их породы), - все говорит о катастрофе.

Окаменелости вообще не могут образоваться на планете, покрывающейся осадочными породами "строго по Лайелю". Непогребенные трупы гниют и уничтожаются падальщиками за достаточно краткие сроки. Чтобы стать окаменелостью, кость или мелкое существо должны быть быстро погребены в мутной взвеси и тщательно закрыты породой без доступа воздуха. Спор креационистов с эволюционистами по поводу окаменелостей идет не о самом факте природного бедствия, превратившего живое существо в окаменелость, а о том, была ли эта катастрофа единственной и вспланетарной.

ПОТОП И ГЕОЛОГИЧЕСКАЯ КОЛОНКА

Одним из условий ответа на этот вопрос является возможность объяснить с точки зрения потопа возникновение геологической колонки. Почему древним слоям соответствует и более "примитивная" флора и фауна?

Объяснение этому в креационных моделях таково. Прежде всего, вновь напомним, что глубина залегания пород ничего не говорит об их возрасте. Кайнозойские слои могут залегать на километровой глубине, а кембрийские – лежать на поверхности под самой почвой. Окаменелости находят не обязательно там, где они жили, а там, где они отложились и были погребены. Водные же потоки, как мы упоминали, имеют способность распределять все, что в них плавает, по размеру и весу. С другой стороны, разные живые существа, обитавшие в разных местностях, и сами сопротивлялись наступавшей воде с разным успехом.

Исходя из этих двух условий отложения окаменелостей, какую картину можем мы наблюдать в жизни, если, рассматривая какой-то реальный геологический разрез, встретим в нем 3-4 слоя с сохранившимися окаменелостями? Вероятнее всего, в самом низу окажутся обитатели морского дна, притом сначала более мелкие, которые погребены были первыми и практически никак не могли сопротивляться стихии. Над ними следует ожидать рыб и иных морских обитателей, которые уже могли побороться за жизнь. Если же морская живность была смыта на допотопную сушу и погребена на ней, то к этому времени сухопутные животные могли перебраться в более возвышенные места, и даже в этом случае их захоронения следует ожидать в более высоких слоях. Также и среди самих сухопутных животных, вероятнее всего первыми погибнут и будут погребены наиболее низинные и неповоротливые, а более стойкие окажутся выше. В итоге и получится что-то вроде геологической колонки от морских беспозвоночных к рыбам, земноводным, динозаврам, млекопитающим и птицам. Естественно, это правило будет лишь приблизительным и будет иметь много исключений, но это и наблюдается в действительности.

Наконец, дольше всего могли сопротивляться стихии именно люди, наверняка использовавшие подручные плавательные средства. Не забудем, что допотопные люди были намного здоровее современных. Кроме того, они, очевидно, хорошо знали, где находятся горы, куда бежать. Судя по сказаниям мифов, они знали и предсказание о катастрофе и, хотя не придали ему поначалу должного значения, могли сразу же принять меры ко своему спасению, меры уже малоэффективные против такого катаклизма. Это, видимо, и является главной причиной того, что ископаемых "миоценовых" людей встречается мало. В большинстве своем люди не были погребены породами, или только верхним их слоем, вследствие чего тела их не образовали окаменелостей, а просто сгнили бесследно.

Ясно, что при таком описании потопных событий мы никак не можем получить четкой геологической последовательности окаменелостей, но должны заметить лишь определенную тенденцию. Но именно такую картину и дает нам палеонтология: от донных морских беспозвоночных вверх к высшим позвоночным и при множестве исключений из этого общего правила.

Мы вправе также ожидать, что животные при потопе будут погребены скоплениями, будучи сносимы волнами в наиболее спокойные участки дна. Так именно и залегают окаменелости, образуя целые "кладбища динозавров" и другие им подобные могильники. В некоторых из них сохранились окаменевшие останки множества весьма крупных животных. Катастрофа, способная погребсти такое количество таких останков, и сама должна была быть весьма крупною.

Итак, у нас есть все основания полагать, что всемирный потоп был вполне способен обеспечить отложение большинства из наблюдаемых ныне слоев осадочных пород в том порядке, как это и имеет место в действительности.

Кроме того, креационисты допускают, что верхние слои геологической колонки могли сформироваться и после потопа, в результате последующих более мелких локальных катастроф, связанных с вулканической деятельностью, послепотопным горообразованием и оледенением.

ОКОНЧАНИЕ ПОТОПА

Итак, земная кора значительно утолщилась и понесла на себе уже большее количество воды, чем было ранее. Изверженные породы распределились по поверхности земли неравномерно, верхний же слой воды над ними стал вполне гладким, горизонтальным.

Вода имеет меньшую плотность, чем земная кора, а та, в свою очередь еще меньшую, чем земная мантия, на которой "плавает" кора вместе с наземной водой. Постепенно вся система должна была вернуться к равновесию по окончании извержения подземных вод и пород. Наиболее толстые участки коры, сильно "утопленные" в мантию начали всплывать, как всплывает дерево в воде, если будет сильно погружено. По сути здесь действует обычная архимедова сила, с учетом только того, что мантия — так сказать, более вязкая жидкость, а разной толщины участки земной коры связаны друг сдругом, так что поднятие суши после потопа заняло почти год, как свидетельствует Писание.

С поднимавшихся участков суши, всплывавших на мантии, стекали огромные потоки воды, которые и промыли широчайшие речные русла. Чем еще можно объяснить повсеместное существование речных долин, если река всегда имела такой же расход воды, что и теперь? Объяснение просто: когда-то вся долина наполнялась отступавшей потопной водой. Еще труднее с позиций униформизма представить себе, как могли образоваться громадные каньоны у довольно небольших рек, как за те воображаемые миллионы лет, пока река все углубляла свое русло в каньоне, его отвесные стенки не осыпались вниз. Недавний же потоп объясняет все гораздо проще. Если нынешние равнинные участки поднимались сравнительно медленно, то те, которые теперь представляют из себя нагорья, поднялись быстрее и раньше. При этом на этих нагорьях могли образоваться значительные по размерам озера, сдерживаемые еще не отвердевшими берегами. В случае прорыва озером такой естественной дамбы большой поток отступающей воды сравнительно быстро был способен промыть каньон в еще не очень твердых породах.



НАГЛЯДНАЯ ЕСТЕСТВЕННАЯ МОДЕЛЬ ПОТОПА

В 1980 году свершилось величайшее извержение вулкана Сант-Геленс, штат Вашингтон, США. Геологи получили уникальную возможность наблюдать, как быстро могут формироваться осадочные слои. В результате вулканического извержения вся вершина горы стремительно обрушилась в близлежащее озеро Спирит-лэйк. Огромная волна смыла лес на огромной площади, так что значительная часть поверхности озера оказалась покрытой сплошным ковром из смытых деревьев. Новые осадочные породы откладывались весьма быстро: до восьми метров в сутки. Общий слой новообразованных осадков имел толщину до 180 метров. Породы откладывались точно такими же слоями с четкими границами, как и повсеместно обнаруживаемые слои, между которыми эволюционисты "вставляют" миллионолетние сроки. Имелась прекрасная возможность увидеть, как геологические слои могут отложиться одновременно и весьма быстро.

После выхода первого издания появились печатные и видео-материалы на русском языке, рассказывающие подробности об этом уникальном событии, исследования которого проводились под руководством известного современного ученого креациониста Стивена Остина. Мы подытожим лишь кратко результат его исследований.

Во-первых, д-р Остин собрал лавы вулкана Сант-Геленс, извергнутые в 1980 г. и подверг их независимому анонимному радиометрическому датированию в нескольких ведущих лабораториях США. Вердикт был единодушным: от нескольких сотен тысяч до нескольких миллионов лет. На самом деле, точно известно, что лавам было только двадцать лет. В принципе это можно считать достаточно решительным прямым экспериментом по надежности радиометрического датирования, прежде всего калий-аргонного. Со всеми вытекающими отсюда выводами по радио-хронологии.

Во-вторых, д-р Остин лично (с аквалангом и с риском для жизни) обследовал дно озера Спирит и установил четкий механизм торфообразования из отпавшей коры множества плавающих деревьев. Он доказал также, что стволы могут опускаться на дно в вертикальном положении, комлем вниз и в таком виде погружаться в образующуюся торфяную массу с дальнейшей минерализацией погруженной в породу части. Таким образом, были уяснены некоторые детали процесса углеобразования по сценарию креационистов, который в целом получил наглядное экспериментальное подтверждение.

В-третьих, естественная лаборатория продемонстрировала еще один интересный опыт, моделирующий отступление вод потопа. В 1982 году с той же горы сошел селевой поток, который в еще не затвердевших слоях всего за один день проделал каньон, глубиною до 43 метров! Каньон этот прозвали моделью Колорадского в уменьшенном масштабе. Опять же, миллионы лет, якобы необходимые для образования таких геологических структур, вызывают большие сомнения.
КРЕАЦИОННАЯ МОДЕЛЬ ОЛЕДЕНЕНИЯ

В последние годы среди креационистов получила признание модель ледникового периода и была выяснена его наглядная связь с потопной катастрофой.

В результате многочисленных подводных извержений океан, конечно, должен был значительно нагреться. С другой стороны, исчезновение возможного парового экрана земли, а главным образом – выброс значительного количества пепла в атмосферу привели к тому, что земля достаточно долгое время после потопа плохо прогревалась солнцем. Вулканический пепел, действительно, приносит на землю нечто вроде глобального похолодания. Это опытный факт. В 1883 г., например, совершилось гигантское извержение вулкана Кракатау, в результате которого целый остров практически погиб, а его остатки полностью лишились всякой жизни. И как раз 80-е годы XIX века дают минимальные за всю историю температуры воздуха по всем месяцам. Мы говорим о данных метеонаблюдений, собранных не в Индонезии, а в Москве, где именно в эти годы ставились все рекорды холода.

Итак, тепловой балланс планеты поддерживался несколько десятков и даже сотен лет после потопа за счет того, что горячий океан остывал, а холодная суша от него нагревалась едва ли не больше, нежели чем от солнца. Это должно было привести к интенсивному испарению с поверхности океана и обильному выпадению осадков на суше. Если в экваториальных и тропических районах шли интенсивные дожди и (как показывают данные археологии, никакой пустыни ни в Сахаре, ни в Гоби еще не было), то в северных районах начались большие снегопады, так что снег не успевал растаять за лето. В итоге значительные пространства Северной Америки, Евразии и даже Южной Америки подверглись оледенению.

Со временем, вулканический пепел оседал, земля стала прогреваться лучше, а океан остыл. Это привело к тому, что осадков стало меньше, начали образовываться пустыни, а значительная часть воды осела в полярных ледовых шапках. Во время же ледникового периода Северный Океан вовсе не был еще ледовитым, он был достаточно теплым, обеспечивая и побережье свое сравнительно теплым климатом.

И так продолжалось, согласно предположениям креационистов, несколько столетий, до 700 лет.

Такая модель позволяет дать изящное решение "проблеме мамонтов" и объяснение находкам в вечной мерзлоте. Останки животных и растений, которые могли сохраниться в иных местах лишь в виде окаменелостей и отпечатков, здесь присутствуют с сохранением мягких тканей.

Интересно, что ископаемых мамонтов издавна находили в мерзлоте и очень часто в замороженном виде. Само слово "мамонт" происходит от татарского "мамма" — земля. В сибирских народах бытовало поверье, что мамонт — это особый гигантский подземный крот, который погибает всякий раз, как вдохнет свежего воздуха. В таком виде его и находили люди. Но находили его также и в виде костных остатков.

Долгое время бивни мамонта в России были основным источником слоновой кости. Документально известно, что сибирские собаки с удовольствием ели мясо мамонтов, которое только еще начинало портиться. Есть сообщения алеутов, что им тоже доводилось отведать этой давней "свежатинки". Научные экспедиции неоднократно находили мамонтов с непереваренной пищей в желудке и даже с недожеванной во рту!

В предлагаемой же теперь модели получается, что ледник, охватывая континентальные и горные районы Сибири, не захватывал при этом побережье Северного океана, где жили и могли прокормиться в значительном количестве мамонты и другие крупные животные. Со временем океан остывал, а ледник еще не успел растаять. Животные оказались в ловушке: на юг они уйти уже не могли, пришлось бы идти через бескрайние ледовые горы, а северное побережье уже не давало прежнего тепла. На какой-то срок, вполне возможно, континентальный ледник сомкнулся с морским. Одной только зимы при таких условиях было достаточно, чтобы мамонты вымерли, и останки их оказались погребенными во льду. Затем континентальный ледник продолжал таять, вызывая селевые потоки и новые переотложения осадочных пород. В этих породах в вечной мерзлоте и остались на веки те мороженые останки, которые находят там теперь.

При этом, конечно, вполне возможно, что часть костных останков мамонтов принадлежали непосредственным жертвам всемирного потопа. Однако сам ледник в тех местах, докуда он доходил, оставил свои собственные осадочные отложения, которые среди креационистов принято считать послепотопными, а эволюционисты относят их к различным периодам кайнозойской эры, особенно к плейстоцену.

Итак, после потопа и связанного с ним ледникового периода довольно значительная часть потопных вод постепенно испарилась и выпала в полярных областях огромными ледяными "шапками", которые пребывают до сих пор. Растопление этих "шапок" затопило бы все прибрежные низменности, причем уровень океана поднялся бы на несколько десятков метров.

После исчезновения парового экрана (если он был) и по сути одновременного возникновения высокогорных массивов, климат на земле изменился. Неравномерность прогрева поверхности земли привела к сильным ветрам и возникновению контрастных климатических зон. Появились холодные и засушливые области, проще сказать география планеты приобрела практически свой современный вид. Естественно, поскольку вся потопная вода осталась на поверхности земли, океаны углубились, а поверхность суши в сравнении с допотопным временем сильно сократилась. Биосфера планеты должна была соответствующим образом измениться. Господствовавшие гигантские споровые растения вымерли. Подобным образом, вскоре исчезли и многие животные. Но прежде чем об этом говорить, следует задать вопрос: как вообще могли сохраниться сухопутные животные и люди во время потопа?

НОЕВ КОВЧЕГ

Как уже отмечалось, практически у всех народов мира хранится предание о спасении одного человека со своей семьей в большом судне, со многими животными на борту. Библия дает нам описание этого судна наиболее подробно.

Из священного текста мы узнаем прежде всего размеры ковчега. Если локоть считать за полметра, то они составляют 150 м в длину, 25 в ширину и 15 в высоту. Водоизмещение такого судна, лишь наполовину погруженного в воду, должно составить до 20 тысяч тонн. Такого размера судов история не знала до самого недавнего времени, и никогда прежде такой корабль не делался из дерева.

Размеры судна были заданы Ною в Божием откровении. Характерно, что их соотношение является оптимальным для устойчивого дрейфа при любом волнении. Это устанавливают лишь современные расчеты и судостроительная практика, которой не могло быть у древнего бытописателя. Указан был и материал для постройки — дерево гофер (неизвестно, что означает это название), просмоленное изнутри и снаружи. Велено было Ною сделать судно трехпалубным и крытым. Общая площадь палуб ковчега должна была составить 9 300 кв. м, а объем — 43 000 куб. м, что эквивалентно 569 стандартным железнодорожным вагонам для перевозки мелкого скота, вмещающим по существующим в мире нормам по 240 особей каждый. Животные, скорее всего, были взяты молодыми, ведь им надлежало принести как можно большее потомство после высадки.

Из современных животных для спасения в ковчеге нуждались около 20 тысяч видов, что заполняло судно лишь на четверть. Взяты были, очевидно, и вымершие ныне виды, в том числе и динозавры. Вовсе не обязательно было допускать в ковчег гигантов, можно было взять молодняк или даже просто яйца рептилий. И даже при таком подсчете половина судна оставалась для запасов корма и размещения людей.

Огромные размеры ковчега, указанные в Писании, практически сводят вероятность фальсификации текста или вымысла к нулю. Три тысячи лет назад, когда писалась Библия, не только не строили громадных судов, но и не знали всего разнообразия животных — известно было самое большее — несколько сотен видов, для размещения которых вовсе не требовалось такое огромное судно. Тогдашнему фальсификатору гораздо проще было изобразить Ноев ковчег просто большой лодкой. Если бы потоп не был всемирным, то, конечно, не было нужды вообще строить ковчег, достаточно было, загодя получив откровение о наводнении, откочевать в местность, не подлежащую затоплению. Все это подтверждает достоверность библейского повествования.

ВОЗРАЖЕНИЯ ПРОТИВ ИДЕИ КОВЧЕГА

Эволюционисты, естественно, не желают всерьез принимать такую возможность, как спасение практически всех наземных тварей на ковчеге. И прежде всего, спор ведется о том, сколько видов животных должно было быть в нем представлено.

У эволюционстов здесь идет счет на современные виды. Креационисты же считают пассажиров ковчега на сотворенные роды (барамины), о которых говорилось выше. Это обеспечивает разницу в цифрах в несколько раз. Мы уже рассматривали предлагаемый креационистами процесс видообразования и здесь подчеркнем, что образование многих видов из одного сотворенного рода – есть дело вполне возможное и генетически легко объяснимое, даже воспроизводимое методами селекции. Если современные виды так разошлись, что уже неспособны дать плодовитого потомства при скрещивании между собою, то это не запрещает нам утверждать, что все-таки они происходят из одного барамина. Просто генная информация, хранимая каждым из современных видов, весьма сильно оскудела по сравнению с исходным родом. Несколько тысячелетий мутаций и отбора вполне способны произвести такую дегенерацию.

Затем эволюционисты утверждают, что на ковчег необходимо было взять пресноводных рыб, да и вообще морскую фауну, чтобы она не погибла в горячих отравленных водах. Креационисты отводят этот довод на том же основании: рыбы разделились на пресноводных и морских лишь впоследствии, в порядке приспособления к новым специфическим условиям. И сейчас встречается много видов рыб, способных жить и в морской, и в пресной воде. Многие семейства рыб (соответствующие предполагаемым бараминам) включают и пресноводных, и морских представителей. Что же касается некоторых видов вымершей морской фауны (хотя бы тех же трилобитов), то вполне возможно, что Бог попустил им исчезнуть в потопной катастрофе навсегда. И это не имеет отношения к Его повелению взять на ковчег только сухопутных животных.

Особо стоит вопрос о наиболее многочисленном на земле классе существ – о насекомых, которые составляют 90% всей известной фауны. Были ли они взяты в ковчег? Возможно, некоторые и были взяты, заняв сравнительно мало места, а иные могли спастись в виде яиц, куколок или взрослых форм на островах плавучей растительности.

Обсуждается и возможность присутствия в ковчеге различных бактерий, в том числе болезнетворных. Креационисты и здесь утверждают, что возможность их спасения существовала, как вне ковчега, так и внутри его – в неактивном состоянии у животных- переносчиков.

Наибольшие трудности вызывает вопрос о спасении растений при такой катастрофе. Как могли спастись те из них, которые присутствуют на земле по сей день? И как начали они расти в условиях отсутствия почвы? Да еще так, чтобы с первого же года обеспечить кормом высадившихся из ковчега животных. Здесь тоже нельзя сказать ничего определенного. Какие-то семена могли спастись на поверхности воды, какие-то Ной мог иметь с собою в ковчеге. И все же признаем, что этих естественных объяснений явно недостаточно для грамотного научного ответа.

По-видимому, именно здесь мы подходим к границе применимости науки. Еще раз вернемся к поднятому нами ранее вопросу: как животные могли сами собраться в нужном количестве каждого рода и прийти в ковчег к Ною? Это событие является совершенно чудесным. Если так, то где гарантия, что дальнейший ход событий потопа и сохранение жизни от катастрофы протекали сугубо по естественным законам, без всякого чудесного Божия вмешательства? И почему нам для восстановления истории земли после сотворения необходимо исключить всякие чудеса?

Потому, - возразят нам, - что речь у нас идет о науке, где есть свои правила игры. Хорошо, мы принимаем эти правила, но оставляем за собою право не ответить на некоторые вопросы. Ведь объяснить само возникновение жизни без привлечения Божия чуда, как мы убедились, невозможно. И эту истину приходится тоже принимать, как научный факт. И на вопрос: как спаслись растения, как голубица могла принести масличную ветвь и как выросла эта ветвь на первых участках суши, просохших не более чем несколько месяцев назад и лишенных почвы? – мы ответим: Кто ввел животных к Ною в ковчег, Тот знал, как израстить и эту ветку. Да, это ненаучно. Но пусть нам сначала покажут сугубо научно, как могла возникнуть жизнь, как из мертвой материи появилась на свет эта самая маслина, подарившая потом свою ветвь голубице и Ною?

Что же сталось с ковчегом впоследствии? Писание сообщает, что он остановился "на горах Араратских". Действительно, недалеко от горы Арарат в вечном леднике, оттаивающем иногда в летнее время, некоторым путешественникам удавалось видеть часть деревянного судна. В первую мировую войну ковчег увидели русские летчики. Несмотря на военное время Государь Николай Второй отправил экспедицию в 150 человек, которая добралась до ковчега, сделала подробное описание и фотографии. Внутри ковчега было обнаружено множество перегородок, большие бревенчатые стенки и мелкие из железных прутьев — очевидно все для содержания животных. Был обнаружен даже жертвенник из камней — тот самый, который упоминается во всех мифах, где Ной приносил благодарственную жертву Богу. Часть ковчега была разобрана на дрова и на постройку хижины для жилья.

Результаты исследований были уничтожены большевиками, которые уже захватили власть к моменту возвращения экспедиции. В дальнейшем исследования в этом районе были крайне затруднены, поскольку эта территория, отторгнутая от Российской империи, стала пограничной между СССР, Турцией и Ираном. С тех пор предпринимались различные попытки поиска, но с учетом указанных трудностей, не дали ожидаемых результатов.

Легко сообразить, что оледенение ковчега и его погружение в леднике совершилось уже долгое время спустя, после покидания ковчега людьми и животными, — в результате дальнейшего поднятия нагорья.

ПОТОП И БИОГЕОГРАФИЯ

Важным вопросом является и расселение животных после потопа. Насмешники из лагеря эволюционистов формулируют его так: как кенгуру доскакали с Арарата до Австралии?

Ответ таков: во времена ледникового периода значительная часть земной влаги могла скопиться в ледовых щитах на континентах. Соответственно, уровень океана мог быть несколько ниже, что привело к проходимости сухопутных мостов между Чукоткой и Аляской, а также между Азией и Австралией. Животные из ковчега расселялись так: куда кого Бог направил. Опять: как входили в ковчег, так, видимо, и выходили из него не без прямого Промысла Божия. Путь от Арарата в Австралию занял не одно поколение. Небольшие популяции, теснимые конкурентами и хищниками, могли двигаться достаточно быстро и в считанные годы или десятилетия оказаться достаточно далеко от Кавказа. Естественно, при этом они не успели оставить окаменелостей на пути своего следования. И теперь мы видим не пути, где проходили те или иные животные, где они могли бы жить когда-то. Мы видим лишь те области, где животные эти выжили и сохранились.

Можно только прославить Премудрость Творца, Который, видя слабую конкурентоспособность сумчатых, провел их на особый материк и поселил там, закрыв за ними сухопутный мост. Все это было явлением ничуть не более чудесным, чем вхождение животных в ковчег. И никакие фундаментальные законы природы при этом не нарушались. На прочей территории сумчатые были практически повсеместно вытеснены и уничтожены. Интересно, что вымерших сумчатых находят не только в Австралии, но и на других континентах [36]. Некоторым видам животных невозможно ужиться с другими на одной территории, если срок этого совместного проживания достаточно продолжителен. А если он краток, если малые популяции только расселяются по пустой земле, у них гораздо больше шансов выжить в таких условиях.

Некоторые же животные, пережив потоп, потом все-таки вымерли еще до начала экологического давления человека, оказавшись не в силах приспособиться к новым, более суровым условиям на земле. И это свершилось также не без Промысла Божия.

Приведем здесь интересное свидетельство из советского научно-популярного журнала "Наука и техника" за 1926 год, приуроченное к открытию Кавказского заповедника. [73]. "Едва ли найдется уголок земного шара где в таком большом разнообразии перемешались бы все виды животного мира, начиная от тропиков, до холодного севера. Животный мир Индии, Северной Аравии, Египта, Персии, Сибири, средней, южной и северной Европы имеет здесь своих представителей. Рядом с бенгальским тигром, пантерой или гиеной, обитателями жарких стран, вы найдете в горах Кавказа горностая, снежную полевку и бурого медведя. Три пояса земного шара перемешались здесь в один.

Чем объяснить это разнообразие и богатство животного мира Кавказа? — спрашивает рабоче-крестьянский журнал и дает ответ полностью в своем духе.- Религиозные фантазеры, несомненно, укажут на легендарный "ковчег Ноя", некогда будто бы остановившийся на Кавказском Арарате. Но зоологический ларчик открывается гораздо проще (? — с. Т.) В давно минувшие времена ледникового периода, когда мощные пласты льда надвигались на Европу, Кавказский хребет был мостом, через который шло переселение животного мира с севера на юг, а затем по отступлении льдов — обратно".

Каждый пусть понимает это свидетельство в соответствии со своей верой, но мы все-таки задумаемся: 1) насколько удобен для переселений такой "мост" через горы и как нашли его обитатели Европы? 2) Животные Египта и Индии тоже "бродили" по этому мосту с севера на юг? Зачем, если их ледник не трогал? 3) Почему бы им всем не пройти по другой стороне Каспия? Судите сами, чей "зоологический ларчик" проще открыть. Однако журнал продолжает:

"Но Кавказ известен не только чуждой ему фауной и флорой. Имеются животные, свойственные только Кавказу и нигде более не встречающиеся. Таковы кавказский зубр, еще недавно бывший хозяином первобытных горных дебрей, дикий черный кот, кавказский олень, несколько видов землероек, кавказская горная индейка, кавказский щур и сойка". Конечно, это нельзя назвать прямым свидетельством подлинности ковчега, есть и другие подобные же уголки (Байкал), но все же, если все животные расселялись с Кавказа, кто-то должен был остаться только там.

ЛЮДИ И ДИНОЗАВРЫ

Если действительно мир создан в исторические времена, значит, люди должны быть современниками динозавров и прочих вымерших зверей. Но это же невозможно! — восклицают некоторые. — Что же в этом странного? — ответим мы.

Допотопный мир едва ли вообще знал плотоядных животных. До грехопадения человека смерти на земле не было вовсе — так учит Священное Писание, хотя этот факт наукой принципиально непроверяем. После же изгнания человека из рая смерть вошла в мир, но условия первого мира в целом сохранились. В условиях жаркого климата, богатейшей растительности и двойного атмосферного давления животным требовались в несколько раз меньшие энергетические затраты и даже хищникам охота требовалась не так уж часто. Люди же, если верить Писанию, до падения имели полную власть над зверями, которую до какой-то степени мы не утратили и ныне: дикие звери обычно избегают встречи даже с безоружными людьми. Так ли уж страшны были первым людям допотопные хищники?

Большинство вымерших гигантов — твари заведомо травоядные. Самым свирепым чудовищем считается тиранозавр, изображения которого вошли в моду. Это чудище передвигалось на двух задних лапах и имело смехотворно недоразвитые передние конечности, которые не дотягивались даже до пасти. Много ли бед мог натворить такой монстр одними своими зубами? — Едва ли. Итак, роду человеческому такое сосуществование реально не угрожало мгновенным истреблением. Кроме того, мы знаем уже о находках пересекающихся следов человека и древних чудовищ. Следует вспомнить и о наскальных рисунках древних людей, по которым удалось опознать практически всех известных палеонтологии динозавров. Очевидно, художники видели своими глазами этих чудовищ.

Во множестве древних сказаний, а главное — в письменных источниках Европы и Ближнего Востока, относящихся к христианской эре- сохранилось множество сведений о битвах древних людей с драконами и ящерами, описания которых достаточно похожи на ископаемые существа. Легендарные черты чудовища приобретают лишь в тех народах, у которых письменность появилась поздно, например, наш сказочный змей-горыныч с несколькими головами. Более древние хроники описывают ящеров гораздо более похожим на реальных динозавров.

Упоминания о динозаврах можно встретить и в Библии. Укажем только два "классических" существа. В 40 главе древнейшей библейской Книги Иова Господь указует праведнику на самое громадное сухопутное и самое большое морское существо, которые в еврейском тексте именуются "бегемот" и "левиафан" соответственно. В славянском тексте эти слова переведены как зверь и змей, а в русском оставлены без перевода. Ни одно из ныне живущих существ не подходит под описание этих чудовищ. Бегемот — гигантский травоядный зверь, который поворачивает хвостом, как кедром, ноги его подобны медным трубам, кости — как железные прутья. Бегемот живет в прибрежных зарослях, не боится наводнений, хотя бы Иордан устремился к пасти его. Человек не может даже нос его пронзить багром, столь громаден и силен этот зверь. Конечно, короткохвостый гиппопотам или слон на это описание "не тянет", а вот бронтозавр вполне ему соответствует.

Из описательных черт левиафана отметим, что он покрыт плотно подогнанными гигантскими чешуями — щитами, между которыми даже воздух не проходит, он имеет в пасти два ряда зубов ("двойные челюсти"). Силою и красивою соразмерностью членов он превосходит всех. Смешны любые попытки человека вступить с ним в единоборство. "Вся плавающая собравшася не подымут кожи единыя ошиба (хвоста) его и корабли рыбарей — главы его" (Иов. 40, 26). Левиафан дыханием своим может изводить пламя.

Ясно, что ни один кит не подходит под это описание. Это явно чешуйчатое пресмыкающееся, скорее всего — гигантский плезиозавр. Что же касается сообщения о его пламенном дыхании, то не столь уж безрассудно предположение, что древние динозавры могли иметь реакторные камеры, подобные той, что мы видели у жука-бомбардира, только, конечно, соответствующих размеров. Сведения об огнедышащих драконах в разных древних источниках настолько часты и при том независимы друг от друга, что вполне можно полагать реальную основу под этими описаниями.

Отчего же вымерли эти чудовища? — Несомненно, от изменившихся условий жизни после потопа. Здесь можно отметить целый ряд причин.

Во-первых, это повышенный уровень радиации, который, производя мутации соматических и половых клеток, сокращает сроки жизни и способствует генетическому вырождению. Гиганты, естественно, не могли быть существами сильно плодовитыми, не могли они и быстро достигать половой зрелости. Поскольку растут они всю свою жизнь, то сокращение срока этой жизни не давало им оставить достаточно потомства.

Во-вторых, исчезла необходимая кормовая база, поскольку древняя растительность, уничтоженная потопом, уже практически нигде не восстановилась в прежнем виде.

В-третьих, почти нигде на земле не осталось прежнего теплого и влажного климата и у холоднокровных тварей должны были возникнуть серьезные проблемы с терморегуляцией. Вероятно, и яйца динозавров, которые прежде могли быть отложены просто на вольном воздухе, теперь нуждались в "насиживании", а этому динозавры при сотворении "обучены" не были.

В-четвертых, снижение атмосферного давления само по себе должно было осложнить жизнь гигантских существ, которым требуется большое кровяное давление. Свертываемость крови при таком атмосферном давлении резко падала, и любая царапина могла привести динозавра к смерти — чем, судя по древним записям, люди умело пользовались в сражениях с драконами.

В-пятых, в известной мере исполнилось библейское предсказание о вражде между человеком и всем "родом змииным", данное Богом после того, как диавол соблазнил людей на грех именно устами змея. Если же мы не будем сходить с языка науки, то должны констатировать, что люди даже в древности приложили усилия, прежде всего умственные, к тому, чтобы истребить этих "змиев", которые вовсе не были защищены от истребления достаточной плодовитостью.

Следует отметить, что в океане климатические и радиационные условия изменились значительно меньше (сама вода служит неплохим экраном от жесткого излучения). В 1977 году японское рыболовное судно выловило у берегов Новой Зеландии труп недавно погибшего плезиозавра. К сожалению, рыбаки по скупости не захотели выбросить рыбу из рефрижератора, а предпочли выбросить столь сенсационную находку, которую, правда, догадались сфотографировать. Если бы они знали, как продешевили! Находка была объявлена главным открытием года.

Отметим еще целый поток свидетельств о подобном же чудище, обитающем до сих пор в шотландском озере Лох-Несс (так называемом "Несси") Его видели сотни раз на протяжении нескольких веков, есть и фотографии, но живого поймать его не удавалось. "Можешь ли ты удою вытащить левиафана и веревкою схватить за язык его?.. Он царь над всеми сынами гордости" (Иов 40, 20; 41, 26).

Есть целый ряд и других свидетельств об обитающих в морской пучине осторожных и неуловимых морских чудовищах, явно отличных от китов, акул и тюленей. Впрочем, и наземные динозавры вымерли не все. Современные вараны и крокодилы — чем не динозавры?



ДИНОЗАВРЫ И ДРЕВНИЕ ПУСТЫННИКИ

В литературе по креационной науке самое интересное место занимают свидетельства совместного проживания на земле людей и динозавров. Если они действительно жили на земле одновременно, значит, возраст земли составляет лишь немногие тысячелетия в соответствии со Священным Писанием. Значит, не было и никакого превращения пресмыкающихся в зверей и людей. В доказательство часто приводятся ссылки на Библию (особенно на Книгу Иова, гл. 40) и на западноевропейские хроники. Но, оказывается, за подобными свидетельствами не нужно ходить далеко — они имеются в православной аскетической литературе, которую можно было бы назвать классической.

Перед нами одна из таких книг — "Жизнь пустынных Отцев" пресвитера Руфина. Автор совершил длительное и опасное путешествие по египетским монастырям в 70-х годах IV века и составил описание многих подвижников, с которыми ему довелось увидеться. Для нашей темы из его сочинения будут интересны лишь некоторые фрагменты — ведь автор не натуралист, он разыскивал в пустыне не динозавров, а монахов, чтобы научиться у них духовной мудрости. Но весьма большое внимание Руфин уделяет внешней стороне подвижничества своих героев, их постам, бдениям, особенно же — чудесам. И вот здесь встречаются в повествовании таинственные существа — бегемоты и драконы.

"Однажды гиппопотам опустошал близкие по соседству страны. Земледельцы просили его (авву Бена) о помощи. Придя в ту местность и увидав огромного зверя, он обратился к нему со словами:

— Именем Иисуса Христа запрещаю тебе опустошать эту землю!

Зверь бросился бежать, как бы гонимый Ангелом, и никогда более не появлялся там" (гл. 4).

К сожалению, мы располагаем только русским переводом текста и не можем точно сказать, каково название гиганта в оригинале. Впрочем, на гиппопотама он совсем не похож. Может ли этот "толстяк" сильно повреждать посевы целой области? И почему люди сами не решаются, собравшись вместе и вооружившись факелами, прогнать его? Скорее всего, это тот самый библейский бегемот, поворачивающий хвостом, как кедром, описание которого приводится в книге Иова и напоминает нам диплодока. Замечательно, что в сноске переводчика сказано: "Великолепное описание бегемота... см. в Книге Иова, гл. 40". Очевидно, переводчик XIX века священник М. И. Хитров просто не видит разницы между бегемотом и гиппопотамом.

Более интересный случай описывает Руфин как прямой участник события:

"Дорогой мы заметили следы огромного дракона — точно бревна были протащены по песку". Путники не без колебаний пошли по следу и уже приблизились к его логовищу.

"Но в это время вышел к нам навстречу один брат, живший в соседней пустыне, который удержал нас.

— Вы не выдержите вида чудовища, в особенности если вам не приходилось никогда видеть его. Я же частенько видал его — это зверь невероятных размеров..." (гл. 8).

В этот час встреча с гигантом лицом к лицу не состоялась. Переводчик на слово "дракон" делает сноску: "Разумеется крокодил". Но в это поверить просто невозможно. Руфин описывает свои встречи с крокодилами, и никогда не употребляет в отношении их слова "дракон". Он никогда не ужасается их размеров. Встречает он крокодилов вблизи воды, а не посреди знойной пустыни. О крокодильих логовищах у него нет упоминания, а напротив, с точностью натуралиста он описывает их манеру лежать абсолютно неподвижно и без признаков жизни, подстерегая добычу (повадка, едва не стоившая жизни самому автору). И уж, конечно, вид крокодила тогдашнего путника нисколько бы не поразил. Далее идут еще более удивительные описания.

"Мы пришли к пещере встретившегося нам брата (отговорившего путников от свидания с чудовищем. — с. Т.). Он нас принял с искренней любовью, и мы у него отдохнули. Он поведал нам, что в этом самом месте жил один святой муж, его наставник, по имени Аммон. Господь много раз являл чрез него Свою силу. Вот что между прочим он рассказал нам.

Питался Аммон одним только хлебом, да и тот разбойники часто отнимали у него, похищая его скудные запасы. Долго старец переносил эти обиды. Но вот однажды он отправился в пустыню и на возвратном пути повелел следовать за собою двум драконам. Им поведено было лечь у входа в пещеру и охранять его. Разбойники явились по своему обычаю, не подозревая, что за стражу найдут они у входа. Увидав драконов, они оцепенели от ужаса и, лишившись чувств, полумертвыми пали на землю. Старец вышел к ним и, увидав их в таком положении, поднял и сказал им с укором:

— Вы видите, что звери добрее вас: они повинуются нам по воле Божией, а вы ни Бога не боитесь и не стыдитесь обижать Его служителей".

Разбойники после этого покаялись, исправились, сами стали иноками, превзойдя многих своим подвижничеством.

Или иное повествование о том же авве Аммоне:

"В другое время ужаснейший дракон опустошал соседние местности, и много народу погибло от него. Жители пришли к святому Аммону и молили его, чтобы изгнал зверя из их страны. Чтобы склонить его к милосердию, принесли с собою мальчика, сына одного пастуха, который помешался от испуга при одном взгляде на дракона. Зверь точно отравил его своим дыханием, и он замертво, весь опухший был принесен домой. Старец помазал елеем отрока и возвратил ему здоровье. В душе он, конечно, желал гибели зверя, но поселянам не дал никакого обещания — как бы сознаваясь в своем бессилии помочь им. На другой день, вставши рано, отправился к логовищу зверя и, склонив колена, начал молиться. Зверь стремительно бросился было к нему, уже слышно было его ужасное дыхание, сопровождавшееся резким шипением. Бесстрашно взирал на него старец... Обратившись к дракону, он произнес:

— Да поразит тебя Христос, Сын Божий, имеющий некогда поразить еще более страшного зверя!

И лишь только он сказал это, как вдруг ужасный дракон, изрыгнув вместе с дыханием ядовитую пену, с треском лопнул посередине. Сбежались соседи и оцепенели от изумления; поднялось нестерпимое зловоние... Поспешили набросать на него огромные груды песку. Авва Аммон стоял тут же, потому что и к мертвому чудовищу не смели приблизиться одни, без святого старца..."

Здесь уже совсем невозможно назвать чудище крокодилом или каким-то иным известным нам современным животным. Невозможно подразумевать здесь и какое-то бесовское привидение. О явлении бесов в виде всяких страшилищ много рассказывается в отечниках. говорит о них и сам Руфин, именно как о бесовских явлениях, не оставляющих после себя столь грубых и тяжко переносимых материальных последствий. Нет, очевидно, здесь только две возможности: или полная выдумка от первого слова до последнего, или довольно реальное описание динозавра.

Против возможности вымысла говорит многое. Прежде всего — надежность и достоверность самого автора. Другой писатель-патрист, преподобный Палладий, включивший сочинение Руфина полностью в свою книгу "Лавсаик", называет его "благороднейшим и доблестнейшим, ученее которого не было между братиями". Время написания древней рукописи и ее авторство не подлежат сомнению. Вряд ли такой человек стал бы заниматься сочинительством небылиц.

Кроме того, у автора нет никакого резона выдумывать сказки. Он пишет не поэму, не былину, а путевые заметки. Поражать читателя чудесами виденных им пустынников он вполне мог бы без всяких драконов. Чудес в книге описано много, а динозавры встречаются всего лишь в приведенных нами немногих местах. Наоборот, явный вымысел какого-то мифического чудища, которого никто никогда не видел, только подорвал бы доверие к автору.

Цель автора — подвигнуть читателя к добродетельной подвижнической жизни. Призывать к аскезе обманом так же нелепо, как и сказать, например: "Приходите подвизаться в нашу пустыню, здесь живут такие страшные драконы, на которых вы даже посмотреть не сможете!"

Конечно, для неверующего ни в какие чудеса сказанное не аргумент, как, впрочем, и совершенное на его глазах чудо. Но мы рассчитываем, как и пресвитер Руфин, не на такого читателя, а на благосклонного и желающего следовать, если уж не простой прямой вере, то хотя бы принципу Шерлока Холмса: отбросьте все невозможное, и у вас в руках останется истина, какою бы невероятною, даже чудесною, она ни казалась. Отбрасывая возможность вымысла и возможность спутать дракона с крокодилом или бесом, приходим к прямому пониманию того, что хотел сказать автор о динозавре.

Наконец, прекрасное свидетельство мы находим у подвижника нашего столетия — недавно прославленного в лике святых Оптинского скитоначальника схиархимандрита Варсонофия. В "Житии Оптинского старца Варсонофия" (Изд. Введенской Оптиной Пустыни, 1995) приводится его письмо Оптинскому настоятелю архимандриту Ксенофонту, отправленное из Манчжурии в августе 1904 года, — вскоре после начала русско-японской войны преподобный Варсонофий был направлен в госпиталь на Дальнем Востоке, в городке Муллин, для духовного утешения и напутствования раненых воинов. Вот замечательный абзац из этого письма:

"Верую вместе со всеми православными русскими людьми, что непостижимая, Божественная сила Честнаго и Животворящаго Креста победит и раздавит темную силу глубинного змия-дракона, красующегося на японских знаменах. Замечу, кстати, что мне пришлось тоже лично слышать от солдат, стоявших на постах у станции Хантазы, верстах в 70 от Муллина, что они нередко видели года два назад, как из одной горной пещеры выползал громадный крылатый дракон, наводящий на них ужас, и снова прятался в глубь пещеры. С тех пор его не видят, но это доказывает, что рассказы китайцев и японцев о существовании драконов вовсе не есть вымысел или сказка, хотя ученые естествоиспытатели европейские и наши вкупе с ними отрицают существование сих чудовищ. Но ведь мало ли что отрицается только потому, что не подходит под мерку наших понятий..." (с. 142).

Интересно, что где бы ни появлялось в древней литературе сообщение о драконах, всегда описывается борьба человека с ними. Дракон всегда весьма мерзок людям на вид, всегда страшен и отвратителен. В этом тоже мы видим подтверждение истинности Божия слова о проклятии, изреченном змию при изгнании людей из рая и о законоположенной Богом войне между людьми и семенем змия. И только наше время всеобщего развращения вкусов и нравов сделало динозавра любимым героем фильмов, книг и картинок.

В заключение приведем небольшое читательское наблюдение. Мы видим, как египетские пустынники побеждали чудовищ силою молитвы и упования на Христа. Европейцы, встречаясь с драконами, больше полагались на силу оружия или особые "военные хитрости". Так об этом повествуется в их летописях, например в знаменитой поэме "Беовульф". Спутники же Руфина, уговорившие его направиться по стопам дракона, уверяли его, что они уже побеждали змиев и драконов исключительно только своим молитвенным дерзновением. В какой-то мере здесь мы можем сравнить — и вполне правильно — христианскую настроенность Востока и Запада. Взирая же на подвиги благочестивых предков, по слову Апостола, станем подражать вере их.

ПРЕПОДОБНЫЙ ИОАНН ДАМАСКИН О ДРАКОНАХ

Совсем недавно был впервые переведен на русский язык и издан московским издательством "Мартис" интереснейший очерк преподобного Иоанна Дамаскина "О драконах и привидениях" (Творения преподобного Иоанна Дамаекина. М., 1997). Переводчик этого текста и автор комментария священник Максим Козлов обращает внимание читателей "не столько на естественно-научные воззрения святого Отца, несущие, конечно, печать своей эпохи и интересные прежде всего историкам науки, сколько на саму методологию его мышления на последовательную трезвость в оценке феноменов окружающего мира, разительно контрастирующую с безбрежным мистицизмом, поисками таинственного, свойственным ложной религиозности" (выделено нами. — с. Т).

Святой Иоанн ведет в своем послании речь о драконах. И прежде чем привести его слова, обратим и мы внимание на комментарий переводчика. Сразу же бросаются в глаза две вещи. Во-первых, судя но выделенным словам, сам о. Максим считает естественно-научные воззрения преподобного на данный вопрос, как минимум устаревшими. Иными словами, он полагает, что сведения о встречах людей с динозаврами, которые описывает преподобный Иоанн, явно недостоверны. Во-вторых, отец Максим совершенно справедливо снимает со святого всякое подозрение в склонности к мистицизму и поискам таинственного.

Действительно, преподобный Иоанн Дамаскин — автор величайшего ума, силы духа и, конечно, такому светильнику совершенно чужды всякое легковерие или баснотворчество. Более того, само предлагаемое послание имеет прямой целью разоблачение всяких басен и суеверий. Перед нами совершенно надежный свидетель, вдобавок в совершенстве владевший всеми научными познаниями своего времени. Вспомним хотя бы, что в его классическом труде "Точное изложение православной веры" едва ли не половина текста посвящена чисто научным данным. Наука того времени носила описательный характер. Она еще не проникала в суть вещей, но явления природы фиксировала довольно точно. Итак; если перед нами образованный ученый своего времени, вдобавок, совершенно неподвластный никаким мистификациям, то у нас есть все основания прежде выслушать его свидетельство, а потом уже судить о степени его научной достоверности.

"Так как некоторые измышляют, — начинает святой, — что драконы и принимают человеческий образ и становятся змеями, иногда маленькими, иногда огромными, отличающимися длиной и размерами тела, а иногда, как уже было сказано, превратившись в людей, вступают с ними в общение, являются, похищают женщин и сожительствуют с ними, то мы спросим [рассказывающих все это]: сколько разумных природ сотворил Бог? И если они не знают, то скажем сами: две, — я имею в виду ангелов и людей... Итак, эти две разумные природы Он сотворил, но если дракон изменяет вид, общается с людьми,.. становясь то змеей, то человеком,.. то из этого со всей ясностью следует, что он является существом разумным и значительно превосходящим человека, а как раз этого и не было [никогда] и не будет.

Пусть скажут еще, кто собственно повествует о нем (драконе. — с. Т.)? Ибо мы доверяем учению Моисея, а точнее Святого Духа, вещавшего через [пророка]. [Учение] же это гласит: И привел Бог всех животных к Адаму, чтобы видеть, как он назовет их; и как назвал [человек], так и было их имя (ср. Быт. 2, 19). Стало быть, и дракон был одним из животных (выделено нами. — с. Т.). Ведь я не говорю тебе, что нет драконов: драконы существуют, но они суть змеи, рождаемые от других драконов. Будучи только-только рожденными и молодыми, они малы, когда же подрастут и войдут в меру возраста, то делаются большими и толстыми, так что превосходят протяжением и размерами остальных змеев. Как говорят, они вырастают свыше тридцати локтей, толщиной же становятся, как большое бревно. Дион Римлянин (около 155 — 236 гг. — с. Т.), написавший историю Римской империи и республики, в которой он рассказал о достославной Карфагенской войне, сообщает следующее. Однажды, когда римский консул Регул воевал против Карфагена, внезапно приползший дракон расположился за валом римского войска; римляне по приказу Регула убили его и, содрав кожу, послали ее в римский сенат. Когда же шкура, как говорит Дион, была измерена по приказу сената, то, великое чудо, она оказалась ста двадцати футов в длину; подобающей длине была и толщина.

Есть и другой род драконов, у которых широкая голова, золотистые глаза и роговые выступы на затылке. Еще у одних борода [отходит] от горла — данный род драконов называют "агафодемонами" и говорят, что у них нет лиц. И этот дракон является разновидностью животных, подобных прочим зверям. Ведь он имеет бороду, как козел, равно и рог над затылком. Глаза у него большие и золотистые. Бывают они и большие, и маленькие. Все роды змей ядовиты, кроме дракона, который один не выпускает яд."

Итак, главная цель древнего автора состоит в том, чтобы убедить читателя, что драконы это реальные живые существа, а не какие-то оборотни, привидения и т.п. мифические персонажи. Это самые настоящие животные, правда, иногда большие и страшные, производящие своим видом ужасное впечатление на людей, притом еще, вероятно, редко показывающиеся людям на глаза. Всеми этими обстоятельствами и обусловлено разное баснотворчество по поводу драконов и их превращений в людей. И тем не менее, кроме баснотворных, уже тогда имелись вполне правдоподобные описания внешнего вида драконов, как видим, даже до цвета глаз включительно. Короче сказать, преподобный Иоанн Дамаскин переводит разговор с языка басни на язык науки: нет, не оборотни, а животные. Для этого он и описывает, насколько ему известно, их рождение и развитие, размеры и повадки, приводит и факт поимки дракона и измерения его шкуры. Очевидно, ни сам Иоанн, ни тем более Дион Римлянин не стали бы подкреплять небылицу ссылкой на Римского консула и сенат.

Но может быть, здесь под драконами разумелись какие-то иные животные, известные науке? Думается, нет. Зато описания двух видов динозавров даны довольно неплохие. Не только ученым, но даже широкой публике, известны изображения динозавров с костными выступами на голове, а также с роговым выступом под челюстью ("борода") и рогом на затылке. Следует помнить, что в те времена никакой палеонтологии не было, и, очевидно, Дамаскин использовал свидетельства тех, кто своими глазами видел этих чудовищ. Как иначе можно объяснить, что он так точно угадал их характерные черты?

"Рассказывают и такую басню, — продолжает преподобный, — будто дракон изгоняется громом: он-де поднимается (видимо, в воздух. — с. Т.) и умерщвляется. Услышав это, я рассмеялся. Как можно представлять дракона то человекообразным и разумным, то змеем; то противящимся Богу, то преследуемым Им? Подлинно, невежество — вещь ненадежная". Далее Дамаскин описывает действие грома и молнии и указывает, что молнией бывают умерщвляемы и люди, и разные животные. В их число могли когда-то попасть и какие-то драконы, отчего и возникла такая легенда.

В приведенном отрывке тон автора наглядно показывает, что он рад не только разоблачить, но даже высмеять любую мистификацию, любое баснотворчество. В наши дни он не воспринял бы всерьез рассказы о пришельцах из космоса, а побеседовав с очевидцами таких явлений, легко понял бы, что это суть бесовские наваждения. Но здесь он не пытается ни отрицать сам факт существования драконов, ни приписывать им каких-либо признаков бесовского обмана. Значит, и мы можем, исключая любую предвзятость, принять это свидетельство в пользу того, что древние люди на земле сосуществовали с динозаврами, которые, следовательно, появились вовсе не миллионы лет назад, а в библейские исторические сроки.

"Всего более мы сами себе вредим, — подытоживает преподобный Иоанн, — когда пренебрегаем чтением Священных Книг и исследованием их согласно слову Господа". Эти бы слова да ученым в уши...

ЛЮДИ КАМЕННОГО ВЕКА

Возникает закономерный вопрос: откуда на земле появилось такое огромное количество древних нецивилизованных людей, которые, хотя и были, судя по костным останкам, вполне обычными людьми, тем не менее жили в пещерах и пользовались лишь каменными орудиями? Где место этим людям в креационной исторической картине?

Ответ здесь может быть следующим. Во-первых, возможно, что и до потопа часть людей одичала благодаря своей греховной жизни и отрыву от культурного большинства тогдашнего человечества. Во-вторых, более вероятно, что находки древних троглодитов относятся к послепотопным временам.

Вероятнее всего, почти все осадочные слои сформировались во время потопа. Лишь самые верхние слои (где и находят стоянки каменного века) могли сформироваться в послепотопные времена в результате каких-то локальных катастроф, подобных извержению Сант-Геленс, или ледниковым отложениям.

Библия повествует о широком рассеянии людей по земле после неудачного строительства Вавилонской башни. Подчеркивается, что разогнаны были люди по особому Божию повелению, а не по своей воле. Напротив, сами люди замышляли жить вместе одним городом и строить башню до небес, создавая себе имя. (Быт. 11, 4). Связано ли было рассеяние людей с какой-то геологической катастрофой, или они были разогнаны каким- то иным способом? — Библия не говорит нам об этом подробно, и среди креационистов в этом вопросе существуют разные мнения. Но все они сходятся в том, что некоторые человеческие племена (а тогда еще только большие семьи) быстро обособились. В это же время начинался ледниковый период, и люди могли сразу попасть в очень суровые условия, при этом утратив связь с овеществленной материальной культурой прошлого. В ледниковых и других сложных условиях уже не было возможности строить города, заниматься выплавлением металлов или даже земледелием. Пришлось делать каменные орудия для охоты, забывать старые знания и как бы поневоле дичать, предвосхищая Робинзонову историю. Мы уже говорили об этом выше, но считаем нелишним вновь подчеркнуть, что технология накапливается в поколениях, а внезапная утрата технологической базы способна и современного человека отбросить в каменный век, и еще неизвестно, выживет ли он в таких условиях.

Наши далекие предки, бывшие вовсе не примитивными людьми, сумели выжить. Вместо металлов стали обрабатывать камни. Древние каменные орудия поражают своей сложностью. Попробуйте сами сделать каменный скребок или топор, используя хотя бы свой обычный молоток и зубило. Это будет для вас очень непросто. А как быть, если железные орудия утрачены?

Кремо и Томпсон [15] приводят сводный обзор аномальных свидетельств присутствия Homo sapiens в древних слоях. Авторы совершенно не пытаются подвести читателя к тем наблюдениям, которые мы сами можем сделать на основе этого обзора. Конечно, их данные неполны и наши выводы не могут быть слишком категоричными. И тем не менее десятки предметов и явлений всегда могут считаться пусть малой, но базой статистики.

Оказывается, среди всего, что датируется свыше 50 млн. лет каменных орудий не приводится вовсе. Там лишь совершенные следы развитых цивилизаций. Начиная с олигоцена появляются наряду с ними и каменные орудия. Дальше их становится все больше и нельзя сказать, будто мастерство изготовления орудий нарастает со временем. Скорее наоборот, оно ухудшается. Совершенные каменные орудия встречаются реже, а несовершенные чаще.

Эти результаты мы сведем в таблицу, где цифры показывают число надежно документированных упоминаний об орудиях данного типа сложности. Здесь принята такая классификация и терминология.

1. Эолиты — естественные обломки камня, использовавшиеся человеком практически без специальной подготовки.

2. Палеолиты — специально отколотые от материнского блока пластины, доведенные до состояния орудий специальной последующей обработкой.

3. Неолиты — самые совершенные каменные орудия, вроде наконечников копий или стрел, гладких округлых камней для метательных орудий типа пращи или боло и др.
период
вид орудия

эолиты
палеолиты
неолиты

10-5млн.лет
1
4
5

5-1млн.лет
10
9
2

1-0,1млн.лет
4
13



Здесь уместно предположить, что первые каменные орудия изготовлялись при помощи металлических инструментов, которые впоследствии окончательно пришли в негодность и пришлось использовать уже каменные "резцы" и "стамески". Чем хуже рабочий инструмент, тем примитивнее и само изделие. Так что в области каменного рукоделия вполне объясним постепенный регресс.

Интересно и такое обстоятельство: на древних стоянках каменного века сравнительно редко по сравнению с каменными орудиями находят человеческие кости. Кремо и Томпсон, приводя это наблюдение, не объясняют причин. Но логично предположить, что новый каменный топор, сохраняющийся в земле гораздо лучше костей, требовался человеку ежемесячно, и в течение довольно долгой еще жизни люди меняли множество таких орудий. А главное, на самих своих стоянках и в пещерах люди провели в общей сложности отнюдь не миллионы, а только сотни лет. За периоды же в сотни тысяч лет должно было бы накопиться невероятное количество костей и каменных орудий. На сто тысяч лет жизни людям просто бы не хватило на земле камней. Ведь не из всякого камня можно сделать орудия. Обычно используется только кремень, а всякие граниты или песчанники для этой цели не годятся.


ПОТОП И НАСЕЛЕНИЕ ЗЕМЛИ

После потопа люди вновь стали размножаться на земле. Подсчитано, что если потоп был около пяти тысяч лет назад, а рост населения составлял бы в среднем полпроцента за год (нынешний темп — два процента в год), то за это время население земли достигло как раз современного уровня. Темп в полпроцента взят средним. Вероятнее всего в спокойной обстановке он был намного выше, вследствие же войн, катастроф, эпидемий мог снижаться до нуля и ниже. Во всяком случае, если бы ко времени первых послепотопных цивилизаций, которые раскопаны археологами и довольно единодушно датируются пятитысячелетним сроком, люди, происходившие от обезьян, насчитывали популяцию хотя бы в несколько тысяч — тогда демографический кризис наступил бы уже целые века тому назад.

Характерно, что наш век, несмотря на доселе невиданные мировые войны, страшные тоталитарные режимы, неслыханное количество абортов и распространение противозачаточных средств, несмотря на бешенную преступность и терроризм, несмотря на всякие законы об ограничении рождаемости — дает самые высокие темпы роста населения. Поэтому предположение о полупроцентном росте населения в среднем за всю мировую историю достаточно правдоподобно, то есть его нельзя считать сильно завышенным.

Впрочем, любые расчеты населения на длительные сроки назад, когда никто не вел реальной переписи населения, довольно приблизительны. Эволюционисты могут полагать, что в древних цивилизациях вовсе не было роста населения, но это неправдоподобно. Вывод один: сроки жизни человека на земле ограничены болезнями и другими обстоятельствами, а сроки жизни человечества ограниченны земными ресурсами. Это не слишком длинные сроки.

Как одному человеку следует иногда обдумывать свою жизнь и почаще вспоминать о ее неизбежном конце, так и всему человечеству стоит знать, что как бы ни тешило оно себя надеждами на прогресс, конец земной истории и ответ на суде Божием неизбежен. Как неприлично старухе изображать молодую девицу, так и современному человечеству давно пора оценить свой относительно старческий возраст, хотя он и весьма короток по сравнению с эволюционной хронологией.

Господь Иисус Христос объяснял, что конец земного мира наступит также внезапно для большинства людей, как и потоп для большинства современников Ноя. Как в те времена, так и перед концом света люди совершенно забудут Бога и вечность, будут тешить себя мечтами о земном счастье. Никто не станет воспринимать всерьез то, что мир и история движутся не столько естественными, научно-познаваемыми причинами, сколько духовно- нравственными двигателями.

И здесь приведем слова одного из наших критиков, судить о которых опять же предоставим читателю: "Если Бог сотворил мир, встроив в него энтропию, то креационистам стоило бы рассчитать, когда жизнь (в отсутствии эволюции) на Земле погибнет, а заодно, когда наступит тепловая смерть вселенной. Конца света ждали в 1000 году, ждут в 2000 году. В промежутке между этими круглыми датами тоже ждали. Ждали, правда, только христиане. Сопоставление таких "научных" расчетов с реальностью по достижении расчетного срока стало бы хорошей проверкой креационизма". — Дай Бог сказавшему это, чтобы та проверка, которую он упоминает, но не ждет, стала бы и для него "хорошей", а не трагичной.
З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Таковы в самых кратких чертах научные данные, доступные знанию школьника, которые дают иной, чем ныне принято взгляд на мироздание. Доводы креационистов на этом далеко не исчерпываются, равно как и трудности эволюционной теории. Человеческий разум слишком ограничен, чтобы вместить в себя детальное знание обо всем. Волей-неволей мы делаем обобщения знаниям, и делаются эти обобщения верою. Вера же может быть разная.

Можно продолжать считать возникновение мира, жизни и разума самопроизвольным и подвластным случаю. Но однако же следует рассмотреть и свойства этого слепого Случая. "Его можно увидеть лишь по результатам его вмешательства (то есть он невидим в своей сущности). Благодаря ему установлены законы природы, но сам он им не подчиняется, а идет против них, (то есть он сверхъестествен). Он существовал еще до появления вселенной (вечен). Его влияние простирается на всю Вселенную (вездесущ). Он — причина, косвенная или прямая всего того, что когда-либо происходило (всесилен)". [57] Чей же это портрет — Слепого Случая? — Очевидно, перечислены основные свойства Божества, но не все. Слепому Случаю, претендующему заместить на небесах Бога, не могут быть свойственны личностно-нравственные качества. Он не может ни любить, ни желать, ни чего-то требовать от человека, ни тем более — судить его и воздать ему по вере и делам его. Именно таков бог, которому рады поклониться любые атеисты! Именно этого и желают они от Бога. Их религию можно выразить просто: Боже, если Ты есть, уйди от нас и не мешай нам.

Вот в чем разгадка, почему сейчас прямых атеистов меньше, чем дарвинистов и агностиков (то есть не вникающих в вопрос о бытии Бога). Трудно ныне, слишком уж антинаучно, — всерьез доказывать, что Бога нет. Но можно по-прежнему пытаться искать доказательства, что независимо от Него все и так идет само собой к лучшему будущему и отвечать за свою жизнь никогда не придется. К этому и направлены изыскания эволюционистов, люди ищут и добиваются независимости от Бога, "разрешая" Ему быть где- нибудь или когда-нибудь, только подальше от здешней жизни.

Чтобы понять, что вера в эволюцию есть не что иное, как фанатическая религия, предоставим слово самим виднейшим западным эволюционистам наших дней. Вот слова Джулиана Хаксли, внука известного сотрудника Дарвина: "Религия по своей сути является отношением к миру в целом. Таким образом, эволюция, например, может оказаться столь же могущественным принципом, координирующим верования и надежды людей, каким раньше был Бог". И в другом месте: "...эволюционистское видение помогает нам различать очертания новой религии, которая несомненно возникнет для удовлетворения потребностей грядущей эпохи". [31] — Нужно ли пояснять любому, считающему себя православным, что речь может идти здесь только о религии антихриста!

Дж. Бозарт считает, что "эволюция раз и навсегда разрушает саму причину, по которой предположительно было необходимо земное воплощение Иисуса". — Соглашаемся с этой фразою, выбрасывая из нее только слово "предположительно". "Уничтожьте Адама с Евою и первородный грех и во прахе вы найдете жалкие останки Сына Божия. Если Иисус не был Искупителем, погибшим за наши грехи, если эволюция доказывает это, то христианство не имеет смысла". Именно это и пытается доказать теория, точнее, религия эволюции!

Еще более оголтелым пророком этой грядущей религии выступает Дж. Данфи: "Я убежден, что борьба за будущее человечества должна вестись в классах учителями, правильно понимающими свою роль, как поборников новой веры — религии человечества, которая признает и уважает то, что теологи называют божественностью в каждом человеке. Эти учителя должны быть также бескорыстно преданы делу, как самые усердные проповедники- фундаменталисты, потому что им предстоит стать миссионерами другого рода, обращая учащихся в систему гуманистических ценностей с высоты кафедры, какой бы предмет они ни преподавали и независимо от уровня образования — от дошкольного подготовительного центра до крупного государственного университета. Классная комната должна стать ареной борьбы старого и нового: разлагающегося тела христианства, с его невзгодами и отрицательными сторонами и новой верой в гуманизм... Без сомнения, это будет долгая, яростная, болезненная борьба, полная горя и слез, но гуманизм победит" [31].

Эти слова так и просятся, чтобы спеть их на музыку Интернационала: "это будет последний и решительный бой"...

Воистину религия сатаны совершенно открыто восстает на христианство, пытаясь мобилизовать под свои знамена науку в качестве жалкой служанки своей.

Не следует думать, что гласно противостать эволюционному учению сумела только горячая вера простых сердец, та, которую атеисты именуют слепою. Когда появилась под восторженные аплодисменты публики книга Дарвина "Происхождение видов...", деятели западной церкви в основном хранили молчание, а гласно что-то возразить попытались именно ученые. Но шквал пропагандистской трескотни заставил их замолчать. Впоследствии эволюция настолько укрепилась в общественном сознании, настолько хорошо выдала себя за абсолютную истину, что появились многочисленные попытки деятелей Церкви, католиков и — увы — православных, примирить эволюционизм с христианской верой. Попытки эти, какими бы изощренными они ни были, вынуждены всегда представлять Бога или не всемогущим, или не всеблагим, и таким образом, они всегда противоречат основам христианской веры. Но, как мы видели, они противоречат и самой науке, ее основным законам и многочисленным фактам.

В нашей стране после революции наука была гонима в большей степени, чем религия. Религию сложнее гнать и уничтожать. Христианская вера вселяется неожиданно порой в самые зачерствелые сердца. В общем раскладе, простых верующих, которые просто не станут верить дарвинистам, может быть довольно много. Ученых же, имеющих доступ к исследованиям и публикациям, всегда будет мало. Верующий и в концлагере не оставит своей веры и молитвы, и даже проповеди. Ученый же в застенке вынужден оставить свое свидетельство и аргументы. Этим и объясняется такое страшное засилие материализма в нашей науке, такая отсталость ее мировоззренческих разработок.

Но и на "свободном" Западе креационистам приходится ничуть не легче. Кто желает, может ознакомиться с гонением на креационизм в США по [10,31]

Рано или поздно всякому человеку стоит задуматься о жизни серьезно. Главные выводы, которые мы сами делаем из всего сказанного, таковы:

Мир в своей основе сверхъестествен, выше науки. Тем более это относится к существованию жизни, а еще в большей мере — к разуму, душе и совести человека. Познание того, что для человека существенно важно, совершается прежде всего правильной верою в Откровение Божие, косвенно подкрепляемое свидетельствами истинной науки. Каждый из нас также не есть нечто автономное, но получив бытие и жизнь от Творца, ответствен пред Ним за свои мысли и дела, причем этот ответ приходится держать и в здешней земной, и в будущей вечной жизни.

В то же время следует помнить, что то же Священное Писание возвещает нам не только о том, как мир погублен и губится человеческим грехом, но и о том, как Бог спасает этот мир и человека и даже приводит их в состояние лучшее первобытного. Действительно, несогласно было бы с благостью и всемогуществом Божиим допустить столь прекрасно созданному миру быть погубленным взбунтовавшимися против Бога разумными тварями.

И в преданиях множества народов в самом разном виде проходит надежда на будущее спасение и обновление мира. Правильный же взгляд на этот вопрос мы нигде, кроме Священного Писания Нового Завета не найдем. Ради спасения мира и искупления человека от греха Сын Божий приходит на землю, становится Человеком, страдает и умирает за грехи наши и побеждает смерть своим Воскресением. Раскрытие этого великого таинства выходит за рамки нашей книги. Здесь мы просто напоминаем о нем и сообщаем древний и всегда новый призыв Божий ко всем людям: искать спасения во Христе, принять всеваемое Им в наши души слово Божие, с тем чтобы посеянное принесло добрый плод.

Спасение наше — дело многотрудное и никакому человеку своими силами его не получить. Для этого надо было бы не много не мало — выйти из под действия законов природы, установленных Богом, ведь к спасенной твари не могут уже относиться законы всеобщего тления и распада. Большую часть нашего спасения Бог уже совершил во Христе Иисусе. Но и нам необходимо принять этот дар верою, выражаемою в соответствующих делах и расположениях сердечных. Как это сделать — учит Церковь, основанная Иисусом Христом и его Апостолами на земле и далее руководимая Духом Святым во всех своих древних преданиях и традициях. Это Церковь Православная, путь к которой ни для кого не закрыт. И в ней самой часто можно увидеть преткновения, заблуждения и грехи отдельных людей, но непогрешимо в ней согласное, всегда и всеми православными похваляемое учение Святых Апостолов и Святых Отцов.

Воздадим же славу Богу Живому, Любящему и Спасающему. Как ужасен был бы мир, основанный "богом атеистов" — слепым случаем. Бесцельна, тосклива и отвратительна была бы жизнь в таком мире под водительством такого мертвого бога. Именно такую унылую картину может навеять на живую человеческую душу эволюционная теория мироздания. И если у читателя под конец свалится с живой души эта мертвящая тяжесть лженаучного знания, если ему захочется и далее искать истину и жизнь и найти ее во Христе, то это также следует признать милостию Живого Бога, но не заслугою автора книги.


ЛИТЕРАТУРА

Стабильные школьные учебники и учебные пособия.

1. Г.Я.Мякишев,Б.Б.Буховцев Физика 10-11, М, "Просвещение", 1991 г.

2. Е.П.Левитан Астрономия. М, "Просвещение", 1994 г.

3. Общая биология, под ред.Ю.И.Полянского М., "Просвещение", 1988 г.

4. Уроки общей биологии, пос. для учителей под ред.М.П.Корсунской.М, "Просвещение" 1977 г.

5. Биология. Справ.материалы для учащихся п.р.Д.И.Трайтака,М, Просв,1983

6. Биология в вопросах и ответах под ред.В.В.Малахова.М, 1994 г.

7. Вилли, Детье Биология, учебник для вузов

8. И.А.Михайлова, О.Б. Бондаренко Палеонтология М. изд МГУ, 1998

КНИГИ И МОНОГРАФИИ

9. H.Morris, The Biblical Basis for Modern Science, 1984 - Г.Моррис Библейские основания современной науки, Спб.,изд.Библия для всех, 1995 г.

10. Н.Morris, Creation and modern Christian,1985 - Г.Моррис Сотворение и современный христианин, М.,"Протестант",1993

11. D. Petersen, Unlocking the Misteries of Creation, 1986 - Д.Петерсен Открывая тайны Творения, СПб, изд. "Библия для всех", 1994 г.

12. B. Hobrink, Evolutie: Een ei zonder kip - Бен Хобринк, Эволюция: яйцо без курицы, М., "Мартис", 1993 г.

13. D. Rosevear, Creation Science, 1991 - Д.Роузвер Наука о сотворении мира, Крымское общ. креац. исследований, Симферополь 1995 г.

14. M. Bowden, Ape-Man - Fact or Fallacy? 1988 - М. Бауден Обезьяно-образный человек - факт или заблуждение? Симферополь, 1996 г.

15. М. Кремо, Р. Томпсон Неизвестная история человечества, М. 1999

16.С.Головин Всемирный потоп. Миф, легенда или реальность? Симферополь,1994.

17. Проблемы теории эволюции. Сборник. Симферополь, 1995 г.

18.C. Wieland Stones and Bones, 1994 - К.Виланд Камни и кости,Симфер.1994

19.В.Тростников Мысли перед рассветом, YMCA-PRESS, Paris, 1975

20.С.Ляшевский (протоиерей) Библия и наука, М, 1996 г.

21. I.M. Levitt Beyond the knoun universe The viking press? N.Y. - И. Левитт За пределами известного мира М. "Мир" 1978

22. М. Bowden True science agrees with the Bible 1998

23. А. Сонин Физический идеализм, М. 1976

24. С. В. Мейен Введение в теорию стратиграфии, М. Наука, 1989

25. И. Пригожин От существующего к возникающему.

26. J. C. Kendrew The Thread of life. An introduction to molecular biology. London - Дж. Кендрью Нить жизни, М."Мир" 1968

27. P. Atkins The second law. Scientific American books. N.Y.1984 - П. Эткинс Порядок и беспорядок в природе, М. "Мир" 1987

28. Н. Плавильщиков Занимательная энтомология, М. "Дет. лит."1990

29. Х. Росс Творец и космос, Спб 1997

30. Ч. Хаммэль Дело Галилея, М. "Триада" 1998

31. D. Gish D.T. Creation scientists answer their critics – Д. Гиш Ученые креационисты отвечают своим критикам, М.1994

32. Э. Шредингер. Что такое жизнь с точки зрения физики, М. 1947

33. S. Baker Bone of contention – С. Бейкер Камень преткновения, М. "Протестант" 1992

34. P. Taylor The illustrated origins answer book – П. Тэйлор Сотворение. Иллюстрированная книга ответов. М.1994.

35. С. Головин. Эволюция мифа. Симферополь, 1999 г.

36. К. Хэм , Д. Сарфати. К.Виланд. Книга ответов, Симферополь 2000

37. Купер. Б. После потопа, Симферополь, 1997.

БРОШЮРЫ, СТАТЬИ

издания Крымского общества креационной науки, Симферополь.

38.Кто я? ,пер. с англ. 1994 г.

39.Л. Лестер, Почему кожа у людей разного цвета,пер с англ. 1995 г.

40.Л. Лестер, Генетика - враг теории эволюции,пер. с англ. 1995 г.

41.Т. Алферов, С. Головин, Д. Поберский Отчего опьянел Ной? 1995 г.

42.Дж.Чапмен Теория эволюции и святость человеческой жизни пер.с англ.1995

43."Сегодня верить в Бога глупо?" пер. с англ. 1995

44.П. Николс.Рост населения и продолжительность истории человечества,1995

45.Дж.Чапмен.Наша юная Вселенная пер. с англ.1996

46.Д.Поберский. Болеет ли душа? 1996 г.

47.С.Головин. Оледенение и история человека, 1996.

48.В. Гитт. Информация - третья фундаментальная категория, пер.с англ.

49.Д.Поберский., Е. Новицкий, С. Головин Что такое хорошо и что такое плохо?

50.Д.Роузвер. Происхождение человека пер. с англ. 1996 г.

51.Б. Купер. "Миоценовый человек" Пер. с англ. 1996 г.

52.Г. Симмондс. Человекоподобие в мире животных. пер. с англ. 1996

53.С.Головин. Горы на весах, 1996 г.

54.К. Хэм. Основа бытия пер. с англ. 1996

55.П. Грэйс. Культурная пропасть, пер.с англ. 1996

56.П. Гарнер. Запечатлено в камне. Пер с англ. 1996

57.Д. Прентис. Теория эволюции и сотворения. Обзор фактов.пер.с англ.1996

58.Э. Гиринг. Есть ли предел изменениям? - пер. с англ. 1997

59. Ученые о теории эволюции - сборник, пер. с англ. 1995

60. П. Гарнер. Закономерности залегания окаменелостей пер.с англ. 1998

61. С. Остин. Вулкан Сант-Геленз и катастрофизм, пер. с англ. 1998

62. Г. Моррис. Куда подевалась вся эта вода? Пер. с англ. 1998

63. К. Канг и Э. Нельсон. Книга Бытия в китайской каллиграфии, пер. с англ. 1997

64. Л. Кроф. Миф о химической эволюции пер. с англ. 1997

65. Д. Роузвер. Ледниковый период и библейская шкала времени, пер. с англ. 1998

66. М. Бауден. Земля, Луна и приливы, пер. с англ. 1997

67. Ги Берту. Отложения морских осадков, пер. с англ. 1998

68. М. Бауден, Б. Саттерфилд Недавнее изменение угла наклона земной оси, пер. с англ. 1999

69. Д. Фолкнер Парадокс молодого слабого солнца и возраст солнечной системы. Пер. с англ. 1999

70. В. Гутина Познаваемо ли сегодня происхождение жизни? "Биология в школе" № 2, 1999

71. Р. Кунафин Вероятность невероятного. Рукопись, 1997

72. А. Хоменков Красота в природе и искусстве, в "Православная беседа",1998

73. Кавказский гос.заповедник. в журн. "Наука и техника" 1927 г.

74. Л.С Марочник, Л.М. Мухин Галактический "пояс жизни" "Природа" № 11, 1983

75.Н.Н. Попов Об одном подходе в теории калибровочных полей. М. ВЦ РАН, 1997

76. S. Austin and D. Humphreys. The sea's missing salt: a dilemma for evolutionists, Pittsburg, 1990

77.Ю. Учаев. Вселенная от мифов к гипотезам М. 1997

78. А. Горбовский Загадки древнейшей истории М. 1971

#24 Монгол

Монгол

    2 метра безобразия

  • Жители HomeNet
  • PipPipPipPipPip
  • 3,617 сообщений

Отправлено 19 August 2007 - 20:57

Послесловие к книге Джонатана Сарфати “Несостоятельность теории эволюции”


Богословие XXI века



Соединяя человека с Богом, религия объемлет все мироздание: мир духовный невидимый и мир материальных вещей, доступный наблюдениям. Отношение к вере определяется всей совокупностью душевных человеческих качеств. Гармония целостного христианского мировоззрения покоится на отсутствии каких-либо противоречий между сердцем и разумом. При этом утверждение в вере достигается добровольным подчинением ума духовной высоте евангельских заповедей.

Однако с середины XIX века симфония веры и рационального мышления оказалась нарушенной из-за появления псевдонаучного учения, именуемого принципом эволюционного развития. Оно получило свое начало от печально известного сочинения Чарльза Дарвина “Происхождение видов путем естественного отбора, или Сохранение благоприятствуемых пород в борьбе за жизнь”, которое сам автор символично называл “евангелием сатаны”.

Известно, что Господь не попускает злу овладеть душой человека до тех пор, пока он сам по своему желанию не устремится к нему. Поэтому удивительная легкость и быстрота распространения эволюционной гипотезы по всему миру позволяет сделать неутешительный вывод о духовном оскудении человечества к тому времени.

Христианскую религию “образованное” человечество отвергает на основании ее “научной несостоятельности”. И даже многие христиане считают, что Бог творил посредством эволюции[1], или, другими словами, посредством смерти, — поскольку принцип эволюционного развития предполагает смену многих поколений. Но “Бог не сотворил смерти и не радуется погибели живущих, ибо Он создал все для бытия, и все в мире спасительно, и нет пагубного яда, нет и царства ада на земле” (Прем. 1, 13–14). “Ядом” здесь в переносном смысле названо все то, что приводит человека к духовной смерти, что лишает его бессмертия, — все это находится в самом человеке, а не в сотворенном мире.[2] Смерть появилась только с грехопадением первых людей, когда все растения и животные были уже созданы.

Примирение науки и религии на основе телеологической эволюции не может удовлетворить ни ученых, ни тем более истинных верующих. Наука по своей сути стремится проникнуть во все непостижимое, поскольку цель ее заключается в расширении области достоверного знания. Что же касается веры, то она по своей природе никогда не согласится с научным предположением возможной неистинности своих догматов.



Необходимость синтеза



За последнее столетие произошло изменение внутреннего содержания многих понятий. В начале прошлого века философы полагали, что утверждения веры выводятся из интеллектуального созерцания бытия, а науку определяли как имеющую дело в основном с реальностью, познаваемой опытным путем. Однако ныне считается установленным, что процесс создания научной теории состоит главным образом в работе воображения, тогда как эмпирическое знание, полученное в результате наблюдений, только направляет его работу.[3] Таким образом, для построения неложной теории необходимо душевное здоровье. О пагубности больного воображения недвусмысленно свидетельствует пресловутая теория эволюционного развития. Несмотря ни на что, она претендует не только на роль модели, описывающей свойства окружающего мира, но и принимается за основу атеистического мировоззрения.

Даже на таком негативном примере становится видно, как в настоящее время тесно соприкасаются религия и фундаментальная наука. Поэтому не следует разделять то, что не может существовать по частям. Сегодня религия и наука представляют собой один общий путь познания бытия. На этом пути вера должна обогатиться новым богословским языком, языком математической физики, на котором написана “вещественная книга” Вселенной. Наука же, в свою очередь, остро нуждается в христианском мировоззрении. Научному развитию необходимо придать характер целенаправленного изучения природы, как воплощения грандиозного замысла. Только основываясь на твердой вере в абсолютную истинность Священного Писания и его толкования святыми Отцами, следует идти по пути научного познания окружающей действительности. Человек, несущий в себе Божественный образ, призван постигать тварный мир. Поэтому долг ученого состоит в стремлении к проникновению в тайну жизни для прославления Творца и Его непостижимой мудрости.

Герман Вейль, создатель одного из первых вариантов единой геометрической теории гравитации и электромагнетизма писал, что мир не есть хаос, он есть Космос, гармонически упорядоченный посредством нерушимых законов математики, а источником математической гармонии мира является Бог.[4] Само основание, на котором покоится подлинно научная деятельность, обусловлено верой в то, что вся действительность имеет внутренний строгий порядок и, следовательно, предсказуема и познаваема. Эта вера имеет своим источником Священное Писание, которое свидетельствует, что сотворенная природа есть царство меры и порядка. Декарт, Кеплер, Галилей, Ньютон, Лейбниц и многие другие основатели современной математики непоколебимо верили, что окружающему миру внутренне присуща скрытая гармония, которая отражается в наших умах в виде простых математических законов. Именно в силу этой гармонии наблюдения в сочетании с математическим анализом позволяют предсказывать явления природы. Сама возможность математического описания заложена Богоустановленным миропорядком.

“Правда, в этих стремлениях своих научно-философская мысль собственно ищет не живого Бога религии, а только подлинную основу мировой действительности во всем строе ее закономерного развития и во всем богатстве ее реального содержания. Но ведь на самом деле и религиозное мышление о Боге ищет в Боге не один только высочайший образ всесовершенного существования, но в непостижимой глубине этого существования также и подлинный источник всякого существующего в мире добра и законодательную причину всякого существующего в мире порядка”.[5]



Истоки научного креационизма



В то время, когда в коммунистической России “мировая закулиса” готовила приход антихриста к власти, влиятельный американский журнал “Nation” писал: “Эволюция — величайшее проклятие человечества со времен Адама”.[6] Когда в распятой России один за другим взрывали величественные храмы и физически уничтожали христиан миллионами, ряд американских штатов законодательно запретил преподавание богопротивного учения об эволюции. От профессоров американских университетов потребовали, чтобы они согласовывали свои лекции с Библией. Предписывалось даже отказываться от любого научного положения в случае его противоречия тексту Священного Писания.

С тех пор многое изменилось. В одночасье рухнул большевистский режим в России. В Америке же, наоборот, теперь законодательно запрещают преподавание христианских истин. По признанию самих адептов атеизма, стремящихся отлучить людей от Бога, “поле битвы” за будущее человечества находится в школьном классе. Поэтому в настоящее время эволюционная гипотеза повсеместно преподается в светских школах и университетах и даже проникла за стены духовных семинарий и академий. Сегодня многие люди, впитавшие “яд” эволюционизма еще со школьной скамьи, имеют предвзятое отношение к религии.

В ответ на эволюционный вызов атеизма христиане на Западе противопоставили силам зла науку о сотворении — креационизм, последовательно отстаивающий Библейское учение о сотворении мира с научных позиций. Все существующие научные данные креационисты рассматривают в свете святоотеческого понимания шести дней творения мира.

В самой науке всегда есть свидетельства о ложности того или иного ошибочного взгляда. Язык науки, язык математической формальной логики, не терпит лжи, ибо на нем написана книга природы. Задача ученого — пользуясь этим языком, адекватно описать явления окружающего мира. Корректное математическое описание природных явлений позволяет познать их свойства и получить полезные следствия. Можно сказать, что посредством языка математической физики осуществляется принцип познаваемости природы. Поэтому ученый, добросовестно пытающийся найти истину, в силу самого характера научного поиска, как объективного познания реального бытия, с необходимостью столкнется со свидетельствами, указывающими непосредственно на Виновника окружающего мира. Потому что если правильно искать, нельзя не найти Того, Кто везде. В этом, собственно говоря, и заключаются естественные причины возникновения креационного движения.



Книга Джонатана Сарфати



В новом труде новозеландского ученого Джонатана Сарфати “Несостоятельность теории эволюции” дана развернутая критика эволюционной концепции и приводятся данные из самых разных областей естественнонаучного знания, дающие все основания верить в сотворение мира Богом, причем происшедшим в прямом соответствии с текстом Библии. В том, что в настоящее время традицию святых Отцов продолжают в основном западные ученые-креационисты, нет ничего предосудительного. Поскольку они отстаивают святоотеческое толкование первых глав Библии, никак не затрагивая при этом католических и протестантских богословских искажений православного вероучения.[7]

К сожалению, сегодня можно встретить довольно много научной литературы, написанной на слабом профессиональном уровне. Среди них попадаются и креационные издания, низкое качество отдельных разделов которых только умаляет достоинство действительно серьезных научных аргументов, подтверждающих Библейское учение о творении мира. В качестве примера можно привести книгу Филипа Стотта “Жизненно важные вопросы”. С позиций современной науки не выдерживает никакой критики глава, где автор пытается опровергнуть теорию относительности и возродить концепцию о Земле как абсолютно неподвижном центре мироздания, вокруг которого по сложным траекториям вращаются все остальные небесные тела.[8]

Книга Сарфати лишена досадных ошибок. С полным знанием дела (приведена прекрасная библиография) и достаточно лаконично, что непросто в данном случае, приводятся автором антиэволюционные свидетельства современной биологии. Это традиционно сильная часть во всех креационных изданиях.

Согласно современной гносеологии, необходимо выполнение двух существенных требований, предъявляемых к любой научной теории. Во-первых, это ее способность делать определенные утверждения, допускающие проверку путем эксперимента. И во-вторых, если хотя бы один эксперимент или какое-либо наблюдение противоречит теории, последняя должна быть немедленно отвергнута. Книга новозеландского ученого убедительно показывает несостоятельность эволюционной теории по обоим этим параметрам.

История распространения дарвинизма изобилует фактами прямого мошенничества и преднамеренной лжи. Один из них связан с именем активного пропагандиста эволюционного учения Эрнста Геккеля, который в своей антропогении напечатал три негатива с эмбрионами человека, обезьяны и собаки, пытаясь доказать их невероятное сходство. Однако все фотографии оказались продуктами одного негатива, напечатанного с разным нажимом и некоторой подчисткой. Подделка была замечена известным эмбриологом Гисом и вызвала энергичный протест со стороны пятидесяти ученых.[9] В нем принимал участие и российский физик Орест Данилович Хвольсон, издавший в Германии специальную брошюру “Гегель, Геккель, Кошут и двенадцатая заповедь”,[10] которую затем “вождь мирового пролетариата” в своем “Материализме и эмпириокритицизме” назвал “подлой черно­сотенной”. Этого “клейма” оказалось достаточно для того, чтобы имя заслуженного профессора Петроградского университета и талантливого ученого при советской власти было “забыто” соотечественниками.

Из книги Джонатана Сарфати читатель имеет возможность убедиться и в ложности многих воздвигнутых на Церковь обвинений в преследовании ряда средневековых ученых, гонения на которых были инспирированы в основном завистью коллег.

Следует также добавить, что упомянутая в этой книге работа французского креациониста Ги Берту по моделированию накопления осадков недавно переведена на русский язык.[11] В ней показана недостаточная обоснованность современных принципов датирования, на которых основана геохронологическая шкала. Ученому удалось получить экспериментальное доказательство единовременности отложения в водном потоке четко выраженных слоистых толщ. При наличии горизонтального потока слои осадка отлагаются не последовательно, один за другим, а одновременно. Следовательно, наличие повсеместно на Земле мощных слоистых отложений является свидетельством существования в геологическом прошлом гигантского потопа.

Однако эволюционное учение, вызывавшее при своем появлении только иронические насмешки серьезных ученых, из нелепой философской концепции превратилось в господствующую догму безбожной идеологии. Таким образом, сегодня уже можно констатировать, что обычная аргументация в научном споре креационизма с эволюционизмом практически исчерпана. Решающую роль в разрешении этой дилеммы должны сыграть фундаментальная физика и математика, поскольку они более всех остальных отраслей научного знания приблизились к пониманию основ мироздания.

Для такого утверждения сегодня уже есть все основания. Бог не оставляет нас на произвол собственного недомыслия — новые поразительные научные результаты проливают яркий свет на внутреннюю структуру и происхождение материи. Господь снова “отверзает нам очи”, являя Себя миру как его Творец и Промыслитель. На всей Вселенной лежит Его Божественная печать, все расположено “мерою, числом и весом” (Прем. 11, 21). Не отсвет ли печати Святой Троицы трехмерность нашего пространства? Но если так, тогда симметричную ему часть нераздельного по существу пространства-времени не следует ли наделить той же полнотой?



Научный язык богословия



Православие исповедует реальность Божественного присутствия в мире в самом прямом значении этого слова. Такое понимание является основанием религиозного мышления. Но как найти ему образ на языке научного познания бытия? Ответ лежит в материальной первооснове физического мира: структуре и свойствах нашего пространства-времени. Принципиальным моментом здесь является определение его истинной размерности. В конце XX века появилось понимание поразительной симметрии, существующей в природе: время, как и пространство, имеет также три компоненты. Но во временном пространстве наблюдается только одно выделенное направление — “стрела времени”. Два остальных направления, чрезвычайно важных для всей физической картины мира, в обычных условиях остаются скрытыми. Объяснение их невидимости совсем недавно найдено московским математиком Николаем Николаевичем Поповым, который в своих работах плодотворно развивает теорию шестимерного пространства-времени. И уже первые полученные результаты показали очевидную геометрическую природу физических законов — материя и физические поля суть проявление скрытых симметрий шестимерного пространства-времени с абсолютным параллелизмом.

Требование абсолютного параллелизма такого пространства по существу означает, что источником поля тяготения и тензора энергии-импульса, которым описывается материя, является тензорное поле кручения пространственного многообразия. Само тензорное поле кручения представляет собой чисто геометрическую характеристику пространства, которая может быть построена, исходя исключительно из определенных свойств симметрии пространства-времени.

Отметим коротко основные полученные результаты.

Самое важное достижение заключается в установлении функциональной связи между гравитационным полем и калибровочными полями кручения в виде полевых уравнений типа Гильберта — Эйнштейна. Это подтверждает геометрическую природу гравитации, которая по своей сути является свойством геометрии пространства-времени.[12]

Наиболее интересный и непривычный результат гласит о том, что гравитационное поле, соответствующее точечной массе, создается кручением временной оси, связанной с точкой физического пространства, где находится масса. Следовательно, все атомы и частицы, то есть вся материя во Вселенной, суть продукты эффекта кручения времени в тех или иных областях пространства. Таким образом, открыт механизм образования массы из геометрической структуры пространства-времени. Теперь становится более понятным, что в Священном Писании подразумевается под созданием Вселенной “из ничего” (2 Мак. 7, 28), — ибо насколько материальна ось времени?

Именно шестимерное пространство-время позволило, наконец, найти точное решение задачи о нахождении гравитационного поля, создаваемого точечной массой.

Всегда считалось, что эта задача решена Шварцшильдом для обычного четырехмерного пространства-времени.[13] Выяснилось однако, что этот результат получен математически некорректно. Оказалось, что в случае четырех измерений задача не имеет решения. Вернее, результат достигается только при неявном предположении, что частица на бесконечном удалении от точечного источника гравитационного поля не может находиться в состоянии покоя. В случае же шести измерений положительный результат достигается без наложения граничных условий, лишенных физического смысла.

Уравнения геодезических линий в шестимерном пространстве-времени можно привести к виду, совпадающему с известным уравнением движения заряженной частицы в электромагнитном поле. Таким образом, из геометрии пространства-времени получено основное уравнение электродинамики Максвелла, устанавливающее связь между электромагнитным полем и электрическим током.[14]

Непосредственно из геометрических свойств пространства-времени получены спектры масс и квантовые числа трех основных кварков.[15] Как следует из расчетов Н. Н. Попова, два кварка имеют меньшую массу, а третий большую, что находится в прекрасном согласии с общепринятыми представлениями.

Новая модель позволила также сделать очень важный вывод о существовании дополнительного канала распространения сигнала с бесконечной скоростью. То есть предсказана возможность мгновенной передачи воздействия.

Этот эффект экспериментально впервые был обнаружен профессором Н. А. Козыревым[16] и позже подтвержден группой академика М. М. Лаврентьева[17], но до настоящего времени не имел строгого теоретического объяснения.

Следует подчеркнуть, что эффект мгновенного распространения воздействия принципиально не может наблюдаться в случае общепринятых четырех измерений пространства-времени. Поэтому указанные эксперименты можно рассматривать в качестве эмпирического подтверждения его шестимерности.

Хотелось бы упомянуть здесь и об одном из последних результатов, полученным Н. Н. Поповым. Впервые найдены точные решения системы дифференциальных уравнений геодезических (первые интегралы) центрально-симметричного гравитационного поля в рамках формализма общей теории относительности. Из этих решений непосредственно следует, что скорость и ускорение пробного тела, оставаясь всюду конечными (то есть нигде не обращаясь в бесконечные величины), стремятся к нулю при приближении к источнику гравитации. Доказано, что такое тело может беспрепятственно пересекать линию горизонта, задаваемую радиусом Шварцшильда[18], в обоих направлениях. Такое же поведение оказывается характерным и для светового луча. Вопреки распространенному мнению, луч света не останавливается на линии горизонта относительно стороннего наблюдателя. Этот результат тесно связан с проблемой так называемого гравитационного коллапса — необратимого сжатия под действием гравитационных сил. При гравитационном коллапсе из-под сферы с радиусом Шварцшильда не может выходить никакое излучение, никакие частицы. Предполагается, что в результате гравитационного коллапса возникают космические объекты, называемые черными дырами.

Гипотеза о черных дырах родилась и существует так долго лишь потому, что ученые-астрофизики допускают в своем сознании возможность присутствия в тварном Космосе таких в высшей степени странных, разрушительных и бессмысленных объектов.

Все перечисленные новые научные результаты получены на основании строгих математических расчетов. Причем найдены точные решения дифференциальных уравнений. Отсутствие расходимостей, от которых страдали все предыдущие объединительные теории, само по себе достаточно удивительно и может служить внутренним критерием истинности новой теории. Секрет же успеха таился в осознании наличия шести измерений нашего пространства-времени.

Необходимо сказать, что для появления удивительной по гармонии и изяществу многообразной природы необходима колоссальная энергия. “Творец в момент создания мира наделил его запасом энергии, и этот Божественный дар будет существовать вечно”, — писал знаменитый физик лорд Кельвин.[19]

С помощью энергии Бог структурировал пустоту по неимоверно сложному по богатству следствий “геометрическому” плану, используя совсем простые средства — всего 6 измерений. Каждая элементарная частица мироздания, каждый микроскопический его элемент своим существованием обязан Божественной энергии. Само бытие материальных объектов есть проявление ее наличия. В этом заключается удивительное вездесущее присутствие Божие в мире.

В свете такого понимания основ мироздания можно и более отчетливо представить себе всю меру ответственности человека перед Творцом. Когда-то призванный быть смотрителем в раю, ныне он уничтожает природу, разрушая ее столь сложно сотканную структуру.



Вера и знание



Из обусловленности всего материального мира геометрической структурой пространства-времени следует очень важный мировоззренческий вывод: все многообразие окружающего мира появилось практически одновременно. Другими словами, постепенное и длительное по времени эволюционное развертывание Вселенной теряет смысл. Вся “архитектура” материального мира задается сразу совершенной. В определенном смысле вокруг нет ничего, кроме чрезвычайно хитроумно структурированного шестимерного пространства-времени. Материя возникает в самом буквальном смысле ex nihilo — из ничего, просто как следствие локальных кручений во временной области шестимерного пространстве-времени.

Как животные и человек были сотворены уже взрослыми, так и весь Космос с галактиками, звездами, планетами и всем прочим явился в своем уже законченном виде, имея кажущийся большой возраст. “Каждая из звезд и каждое из великих светил явились не так, чтобы иное было первым, а иное вторым; но в один день одним и тем же повелением все призваны в бытие”, — писал святитель Афанасий Великий.[20]

Весь мир есть Божественная геометрия.[21] Геометрия же эволюции не подвержена. Если бы и потребовалось внести какое-либо гипотетическое дополнение в эту геометрическую “матрицу” Вселенной, то, разумеется, оно могло быть внесено мгновенно, для этого не нужно никакого времени.

Дни творения в этом смысле означают лишь проявление и оформление в реальном бытии необычайно сложной геометрической структуры пространства-времени, реализацию идеального Божественного плана.

Господь Бог мог бы “начертать” видимую Вселенную шестью творческими актами с интервалом во многие миллиарды лет, но изволил по неизреченному Своему Промыслу избрать для сотворения мира шесть земных суток, о чем и засвидетельствовано в Священном Писании.

Как же правы были святые Отцы, когда единодушно принимали буквальное понимание текста книги Бытия о сотворении мира, несмотря на скудость положительного научного знания. И как достойна всякого восхищения твердость в вере тех, кто еще совсем недавно, когда “научное” знание противопоставлялось христианской вере, вслед за святыми Отцами продолжали учить о самом прямом понимании повествования о сотворении мира. Как же сегодня легко и просто, оставаясь приверженцем подлинной фундаментальной науки и почитателем святых Отцов, заявить, не боясь насмешек, что все в Библии точно до “йоты”.

Современное естествознание уничтожает атеизм, показывая неоспоримые свидетельства Боже­ственного происхождения всего мироздания по заранее намеченному математическому или, точнее, геометрическому плану.

Но при всем великом значении науки не следует переносить это значение за определенные пределы, полагая, что она может дать ответы на все вопросы. Куда не достигает научный способ познания, туда ведет нас вера. Необходимо твердо помнить ту роль, которую в науке играет вера, и сохранить навсегда в себе этот чудный дар — способность верить, без которого жизнь невозможна.[22]



Священник Олег Петренко





--------------------------------------------------------------------------------

[1] Такая мировоззренческая концепция получила название телеологической эволюции.

[2] Толковая Библия, или Комментарий на все книги Св. Писания Ветхого и Нового Завета. Книга 2. Екклесиаст — 3 Ездры. Второе издание Института перевода Библии. Стокгольм, 1987. Т. V. С. 85.

[3] Г. Бонди. Гипотезы и мифы в физической теории. М., “Мир”, 1972. С. 9.

[4] H. Weyl. The Open World. Three lectures on the metaphysical implications of science. New Haven. Yael University Press, Oxford University Press, 1932.

[5]В. И. Несмелов. Вера и знание с точки зрения гносеологии. Репринтное воспроизведение издания 1913 года с добавлением вступительной статьи, послесловия и комментария. Казань, 1992. С. 85.

[6] Журнал “Nation” от 2 января 1924 года. Цит. по: Ем. Ярославский. Марксизм и дарвинизм. Политиздат при ЦК ВКП(б), 1940. С. 26.

[7]Близится к завершению работа над первым выпуском отечественного креационного альманаха “Божественное откровение и современная наука” в издательстве “Паломникъ”. К сотрудничеству в нем привлекаются не только священнослужители и богословы, но и ученые, представляющие различные направления современной науки.

[8] Филип Стотт. Жизненно важные вопросы. СПб., “Библия для всех”, 1996. Глава 6.

[9] Святитель Лука (Войно-Ясенецкий). Наука и религия. М., “Троицкое слово”, 2001. С. 43.

[10] O. D. Chwolson. Hegel, Haeckel, Kossuth und das zwölfte Gebot. 1906.

[11] Ги Берту. Пересмотр принципов геологического датирования. Палеогидравлика: новый подход. М., “Арктур”, 2000. Перевод А. В. Лаломова.

[12] Н. Н. Попов. Об одном подходе в теории калибровочных полей. М., Вычислительный центр РАН, 1997; Nickolay Popov. Geometric model of the gravitational field // Gravitation & Cosmology. 1998. Vol. 4. № 2 (14). P. 151–157.

[13] Альберт Эйнштейн и теория гравитации. Сборник статей. М., “Мир”, 1979. C. 199–207.

[14] Н. Н. Попов. Об одном подходе в теории калибровочных полей. М., Вычислительный центр РАН, 1997.

[15] Nickolay Popov, Petr Roschin. A geometric model of graviting mass formation and the mass spectrum of a baryon particles // Gravitation & Cosmology. 2001. Vol. 7. № 1(25). P. 58-64.

[16] Н. А. Козырев. О возможности экспериментального исследования свойств времени; Астрономические наблюдения посредством физических свойств времени; О воздействии времени на вещество // Н. А. Козырев. Избранные труды. Л., издательство Ленинградского университета, 1991. С. 335–394.

[17] М. М. Лаврентьев, В. А. Гусев, И. А. Еганова, М. К. Луцет, С. Ф. Фоминых. О регистрации истинного положения Солнца // Доклады Академии Наук. 1990. Т. 315. № 2. С. 368–370; М. М. Лаврентьев, И. А. Еганова, М. К. Луцет, С. Ф. Фоминых. О дистанционном воздействии звезд на резистор // Доклады Академии Наук. 1990. Т. 314. № 2. С. 352–355.

[18] Радиус Шварцшильда или гравитационный радиус — радиус сферы, внутри которой сила тяготения стремится к бесконечности.

[19] Цит. по: П. Эткинс. Порядок и беспорядок в природе. М., “Мир””, 1987. С. 20.

[20] Святитель Афанасий Великий. Творения в четырех томах. Том II. Репринтное издание Спасо-Преображенского Валаамского монастыря. М., 1994. С. 325.

[21] Еще древнегреческий философ Платон утверждал, что Бог был Великим Геометром.

[22] О. Д. Хвольсон. Знание и вера в физике. Петроград, издание Ф. К. Феттерлейна, 1916. С. 16.

http://mig.phys.msu....e.htm#_ftnref13

#25 Twim

Twim

    Графоман

  • Жители HomeNet
  • PipPipPip
  • 1,428 сообщений

Отправлено 19 August 2007 - 21:54

ЧАСТЬ I
Правы ли отрицатели религии?

"Богa нет, так как это доказано наукой".

Все то, что доказано наукой, признается учеными всего мира, независимо от их национальности, социального положения или политических взглядов. Так, например, различные физические законы, математические формулы и астрономические явления доказаны наукой, и, какую бы книгу и в какой бы стране мы ни раскрыли, в ней всегда найдутся подтверждения всех истин, наукой доказанных.

Но разве с несуществованием Бога дело обстоит именно так? Как раз наоборот: подавляющее большинство ученых признает существование Бога. Все попытки объяснить этот факт "социальным происхождением" и "буржуазной идеологией" смешны и жалки, т.к. факты, доказанные наукой, например, законы Архимеда, Паскаля или закон всемирного тяготения, всегда признавались всеми учеными независимо от их происхождения и идеологии. Кроме того, нелепа даже сама формулировка утверждения: наука (обычно под этим термином разумеются точные науки) совершенно не может доказывать то, что не входит в ее область исследования. Поэтому всякие разговоры о том, что несуществование Бога доказано наукой,- абсурдны.

Например, как могла бы физика, изучающая только видимый, доступный чувствам мир, установить, что за ним нет другого мира, недоступного человеческим ощущениям? То же самое можно сказать и о химии, биологии, ботанике и т.п. Как может математика, оперирующая числами, установить, что не существует никаких иных категорий, которых нельзя выразить и исследовать до конца при помощи чисел? Это было бы равносильно тому, как если бы исследователи морской воды, не достигшие при своих изысканиях дна, стали бы утверждать, что в море никакого дна нет.

Из всего этого ясно: утверждения антирелигиозной пропаганды, будто бы Бог не существует и это доказано наукой, не только неправильны, но в корне ложны.


"Бога нет, потому что мир развивается по непреложным законам природы и не нуждается ни в каком Создателе или Охранителе".

Такое утверждение, прежде всего, обнаруживает у лиц, защищающих его, отсутствие логики. Наличие в природе непреложных законов с точки зрения логического мышления, в первую очередь, заставляет предполагать существование Законодателя, установившего эти законы.Тем более что они установлены так мудро, ведь по ним мир существует и развивается в течение уже значительного периода времени. Если отрицателям религии трудно предположить существование столь мудрого Законодателя, то разве не труднее представить себе, что столь мудрые законы возникли сами собой или являются извечным свойством слепой, неодушевленной, неразумной материи?

Что бы сказали о человеке, увидевшем впервые часы, наблюдавшем их в продолжение некоторого времени и на основании такого наблюдения решившем, что часы двигаются сами собой по свойственным им законам, т.к. пока он наблюдал за часами, никто их не заводил? Не оказалась бы для всех ясной ошибочность подобного заключения?

Стоит только вместо часов представить себе вселенную в целом и в соответствии с этим увеличить срок наблюдения над нею, чтобы понять всю ошибочность заключения, будто бы вселенная существует и развивается сама по свойственным ей законам.


"Бога нет,так как никто из людей не видел Его и учёные исследовавшие всю вселенную, не нашли его".

В своих воспоминаниях митрополит Вениамин (Федченков) приводит следующий рассказ: "В семинарии был такой случай. По утрам, часов в 7, после молитвы, мы шли в буфетную, чтобы получить свою порцию полбулки. Как-то собрались раньше срока, пришлось ждать. От безделия некоторые начали балагурить... Один из товарищей, Миша Т., никогда не отличавшийся дотоле вольностью мыслей, вдруг выпалил:

- А кто Бога-то видел?

Мы или не хотели спорить, даже не любили таких болтунов, или же не сумели возразить ему - и молчали. Здесь же присутствовал помощник эконома, почему-то называвшийся "комиссаром", по имени Василий. Видя наше молчание, он обратился к Мише с вопросом:

– Барин! (так называли почему-то нас тогда служители).

– Что?

– Так вы говорите, что коли Бога не видели, так уж и нет Его.

– Ну да!

– А вы мою бабку видели?

– Нне-е-т,- робея, ответил Троицкий, чувствуя западню какую-то.

– Ну вот! А она и по сию пору жива!.."

Этот рассказ невольно вспоминается, когда слышишь легковесные отрицания бытия Божия, основывающиеся на том, что Бога не видел никто. Неужели авторы этих возражений считают, будто утверждают что-то новое? Ведь и Библия ясно нам говорит: Бога никто никогда не видел (1 Ин. 4:12; ср. Ин. 1:18). Но та же Библия называет безумцем всякого отрицателя бытия Божия (см. Пс. 13:1).

Если считать, будто из "саморазвивающейся" материи сама собой, без участия Божественного Разума и Воли, появилась вся вселенная вплоть до гениальных представителей науки и искусства, тогда надо вообще отказаться от принципа причинности, т. е. от того положения, что все имеет свою причину. А от этого-то как раз материалисты и не хотят отказаться - получается противоречие.


"Бога нет, так как наука доказала материальное развитие мира. Раньше же, когда этого не могли доказать, ссылались на Бога, чтобы объяснить непонятные явления".


В этом пункте безбожники обычно смешивают два момента и этим нередко сбивают с толку верующих людей.

Действительно, точные и естественные науки (физика, химия, астрономия, биология и др.) могут в наше время дать гораздо более полную, чем в прежние времена, картину возникновения и развития различных сфер органического и неорганического мира. Но все это лишь ответ на вопрос, КАК возник мир, и не имеет ничего общего с вопросом, ПОЧЕМУ мир появился именно таким путем. Последний вопрос может быть разрешен и в наши дни, как и прежде, если только признать, что развитием мира руководила и руководит разумная воля, т.е. Божественное Начало.

Все остальные ответы, сколько бы они ни ссылались на природную закономерность, сводят все к случайности, так как, по утверждению безбожников, материя в те времена еще не была "высокоорганизованной" и не обладала "способностью мыслить". Правда, объяснение сложных процессов путем случайного, не руководимого никакой сознательно направляющей силой сцепления атомов и молекул может на первый взгляд показаться возможным, но только если не принимать в расчет того времени, которое нужно для мирового процесса. Если же учесть это обстоятельство, то обнаружится, что по закону вероятности для такого развития потребовалось бы число лет, превышающее в биллионы раз действительный возраст земли, т.е. число вообще ирреальное.

Обычно, безбожники, излагая процесс развития мира, стремятся изобразить его так, как будто этот процесс уже сам отвечает на вопрос, почему мир пошел именно по этому пути развития. В действительности же они оставляют вопрос без ответа, т.к. последний вообще не входит в компетенцию точных наук. Для каждого культурного человека понятно, что прогресс точных наук в этой области нисколько не умаляет необходимости признать Бога единственной причиной разумного хода развития мира.


"В мире нет ничего; что 6ы указывало на существование Бога, следовательно, Его не существует".

Известный французский мыслитель и философ Жан Жак Руссо, человек далеко не церковных взглядов, которого нельзя обвинить в какой-либо "поповщине", сказал однажды, что достаточно только взглянуть на крыло бабочки, чтобы опровергнуть все построения атеистов. Действительно, как ответить на вопрос, для чего и почему могло возникнуть столь прекрасное крыло бабочки, если в мире не существует ничего, кроме материи?

Пройдем по залам зоологического музея, посмотрим собранные там коллекции бабочек. Какое необыкновенное сочетание, какое богатство ярких и нежных красок, какая тонкость рисунка! Эти изысканные узоры на крыльях словно выведены рукой искуснейшего художника! Сколько видов, сколько различных сочетаний, иногда причудливых до непостижимости! А на спине ночной бабочки, известной под названием "мертвая голова", изображен череп. Не кажется ли, что какой-то незримый художник отметил эту посетительницу кладбищ знаком мертвой головы? А гигантские размеры и пестрота красок бабочек тропических стран! Зачем и для чего все это? Ведь срок жизни этих хрупких существ непродолжителен, - зачем же такая расточительность в нарядах и красках?

Как жалки и тенденциозны попытки объяснить всю эту красоту и роскошь необходимостью борьбы за существование рода, вследствие которой выживают якобы только породы бабочек, превосходящие своих соперников великолепием одеяния при так называемом "половом отборе". Между тем наука говорит нам, что глаз насекомых совсем не приспособлен к восприятию красоты форм и красок. Ведь такие невзрачные насекомые, как мухи, не только не отстают от других в размножении, но даже и превосходят их.

Наличие красоты в видимом мире доказывает, что понятие о ней существовало до начала мира. Разумный Дух, носитель идеи красоты, вдохнул ее в природу. Наличие красоты в мире, населенном существами, способными к ее восприятию, свидетельствует также о мудрости Создателя мира. По этой причине человек, созданный по образу и подобию Творца вселенной, способен к сознательному восприятию красоты. Вот почему среди людей могли появиться Пракситель и Фидий, Леонардо да Винчи и Микеланджело, Рембрандт и Гольбейн, Антокольский и Репин, Айвазовский и Шишкин.

Приведенный нами пример с крылом бабочки - только мелкая иллюстрация красоты видимого мира, с точки зрения материализма, бесполезной, необъяснимой и ненужной, а с точки зрения религиозной - молчаливо напоминающей нам о Творце. Для того, кто намеренно не закрывает дверей своего сердца всему, напоминающему ему о Боге, каждый цветок в поле, каждая звезда на небесном своде убедительно говорят о вечности. Для глухого нет разницы между сонатой Бетховена и бренчанием неумелого балалаечника. Для слепого не существует произведений живописи. Для нежелающих думать о Боге нет в мире ничего, что указывало бы им на Его существование.


"Вера в Бога основана на невежестве: образованные, ученые люди не верят в Его существование".

Это мнение совершенно ошибочно. У нас в России оно является наследием представлений поверхностно образованных людей XIX века, ловко использованных современной пропагандой безбожия. Этого мнения могут придерживаться лишь люди, незнакомые с образом мышления величайших ученых.

Начиная с древнейших времен и до наших дней, среди самых крупных ученых число верующих всегда значительно превышало число неверующих. Даже в середине XIX века, когда материализм достиг своего наивысшего развития, на вершинах науки стояли в большинстве своем верующие в Бога. Не все они принадлежали к тому или иному христианскому вероисповеданию, но они признавали Бога как Творца вселенной.

Когда в середине XIX века распространение материалистических идей особенно усилилось, многим казалось, что материализм способен разрешить все мировые загадки, объяснить все неясности и тем самым превратить вселенную в громадную машину, управляемую волей человека. Распространению такого взгляда чрезвычайно содействовало небывалое развитие техники за сравнительно короткий срок, позволявшее делать самые смелые предположения относительно будущего, питать самые смелые надежды.

В это время писали свои книги такие известные материалисты, как Фогт, Бюхнер, Молешотт. Их книги казались тогда чем-то новым и важным, но в наши дни совершенно потеряли свое значение. К этому же времени относятся и главные сочинения Маркса и Энгельса, взгляды которых являются теперь такими же устаревшими, как и перечисленных выше материалистов. Их философское мировоззрение сохранило значение только потому, что было связано с определенными политическими течениями, сумевшими привлечь на свою сторону многих сторонников, усвоивших и материалистические убеждения своих наставников.

Кроме того, в так называемом марксистском "диалектическом материализме" материалистическая сущность была умело замаскирована диалектическим методом, заимствованным у идеалиста Гегеля. Этот метод позволяет диалектическим материалистам защищать свою теорию даже и теперь, когда ее материалистические основы, можно сказать, наполовину разрушены научным развитием конца XIX и начала XX века, когда самая возможность научной защиты материализма оказалась поставленной под вопрос.

Распадение атома, превращаемость массы в энергию, т.е. уничтожение того, что с точки зрения последовательного материализма считалось материей, основной субстанцией и фундаментом всей материалистической философии, теория относительности, потрясшая здание классической физики, и еще многое другое, - все это показалось бы, пожалуй, "классикам" материализма прошлого века каким-то "вражьим наваждением". Понятно, что современное развитие науки повлекло за собою массовый отход ученых от материализма, ибо они убедились в бессилии своего идола устоять под напором новейших научных открытий. Во всяком случае, это можно сказать о людях, не утративших свободы в мышлении и поступках.

Материализм как учение, опиравшееся на научные данные, давно надлежало бы похоронить, но он долго оставался официальным мировоззрением марксистской партии. Понятно, что там, где эта партия имела власть, материализм провозглашается самым передовым и научным мировоззрением. Конечно, при таких условиях никто из советских ученых не смел открыто заявить о своей религиозности, о своей вере в Бога как Творца мира, тем самым отрекаясь от материализма. На это решались только крупнейшие ученые с мировой известностью, до некоторой степени защищавшей их от репрессий. Из таких ученых наиболее известен знаменитый русский физиолог И. П. Павлов ( 1936 г.). После его смерти советская пропаганда жалкими и смешными средствами пыталась доказать его атеизм и неверие в Бога. Но всякий, кто знал Павлова, знал также о его глубокой религиозности, которую он сохранил до конца своих дней.

Таких же случаев было немало среди знаменитых профессоров медицины, преследование которых было бы нежелательным для советского режима. Их религиозность просто замалчивалась, и никто не знал о ней, кроме близких к ним лиц.

В З0-х годах среди самых крупных представителей науки и искусства - членов знаменитой Французской Академии Наук - был проведен опрос о вере в Бога. Он показал, что число неверующих там совершенно ничтожно. Этот опрос производился вполне свободно: ни о каком давлении во Франции не могло быть и речи. Если же предположить, что кто-либо из французских академиков скрыл свое безбожие из стыда признаться в нем, то это может лишь служить доказательством, что в наше время неверие в Бога представляет собой для ученых нечто постыдное.

Правда, процесс осознания отсталости и ненаучности атеистическо-материалистического мировоззрения, после его основательного краха еще в прошлом веке, идет постепенно; среди посредственных, заурядных ученых процент неверующих еще достаточно высок; тем более он высок среди людей полуученых, людей с поверхностным образованием, но постепенно переворот в научных представлениях оказывает влияние и на них.

Замечательный, всеобъемлющий ум, немецкий ученый, философ, математик и филолог Лейбниц в своем сочинении "Исповедание природы против атеистов" сказал, что поверхностное занятие наукой создает обманчивое представление скорой возможности познать все тайны мироздания и отдаляет человека от Бога. Напротив, углубление в науку приводит человека к признанию Божественного Разума, управляющего миром.

Того же мнения держался и знаменитый английский философ Фр. Бэкон. Действительно, достаточно только просмотреть имена самых крупных умов, самых видных ученых и древних, и новых времен, чтобы убедиться, что подавляющее большинство их были людьми верующими, признающими Бога, Духовное Начало и Верховный Разум, началом мира. Из множества суждений великих ученых о религии приведем несколько как образцы.

Аристотель, величайший ум древности, говорит: "По свидетельству всего рода человеческого, Бог является причиной всего" [Метафизика. II, II, 820]. Платон, учитель Аристотеля, утверждает: "Солнце, земля, весь мир, смена времен года доказывают существование Божества" [Законы. Кн. 9]. Это голос двух величайших умов древности. А вот что говорит отец современной астрономии Николай Коперник, учение которого, по словам безбожников, будто бы опровергало истинность христианства: "Кто может взирать на дивный порядок вселенной, управляемой Богом, и не чувствовать при этом порыва созерцать превыше всего Самого Творца" [Коперник Н. О движении небесных светил].

Луи Пастер, создавший науку о бактериях и давший современной медицине научное основание, сам говорил о себе, что он верит в Бога и во все божественные истины, как простой бретонский крестьянин. Он подчеркивал, что именно его научные занятия дают ему основание для столь глубокого убеждения в существовании Бога. То, что такие светила физики, как Ньютон, Паскаль, Фарадей, Вольта и Ампер, все были глубоко верующими людьми - общеизвестно.

Знаменитые естествоиспытатели Линней и Кювье веровали в Бога, так же как и отец современной геологии Ляйель. Даже сам Дарвин, именем которого столь часто злоупотребляли безбожники в своих целях, отнюдь не отрицал своей теорией существования Бога, а, наоборот, считал Его первопричиной всего, первым толчком начинающегося эволюционного развития.

Поразительный русский ученый-самородок Ломоносов, бывший нашим "первым университетом", никогда не был тем неверующим, каким нередко хотят изобразить его большевики. Он был человеком религиозным, как видно из его "Размышления о Божием величестве". Эти стихи его, положенные на музыку, пелись даже в старообрядческих монастырях на его родине.

Как мы уже сказали, современные великие ученые в большинстве своем веруют в Бога; среди них назовем еще такие имена, как Эйнштейн, Бергсон, Планк, Джине, Лодж. Из этого видно, что утверждение антирелигиозной пропаганды о несовместимости веры в Бога с ученостью совершенно несостоятельно.


"Религия - враг науки. Представители религии, особенно католической церкви, всегдa преследовали науку,- они сожгли Джорданo Бруно, преследовали Галилея и Коперника за то, что те отстаивали научную истину вращения Земли вокруг Солнца".

То, что религия не является врагом науки, видно уже из приведенного факта о подавляющем большинстве верующих среди ученых. Напомним, что католические священники и монахи составляют почти десятую часть наиболее выдающихся астрономов. В их числе находится католический монах-иезуит отец Секки, основатель важной отрасли астрономии - астрофизики, занимающейся установлением состава звезд.

То же самое мы наблюдаем и в других отраслях науки. Такая современная наука, как генетика, основана католическим священником, монахом ордена св. Августина, отцом Менделем. Всякому, кто серьезно занимается зоологией, известно имя Васмана, знатока мира муравьев и термитов,- он также был католическим священником-иезуитом. Современные филологи хорошо знают имя французского католического священника о. Русло, известного своими работами в области фонетики. Многотомные труды ученейшего швейцарского миссионера отца Вильгельма Шмидта, монаха ордена Штейлеров, внесли ценнейший вклад в дело изучения народов Африки и опрокинули многие неправильные понятия в области этнологии.

То, что в средние века монастыри были средоточием научных занятий, не отрицает никто; безбожники даже упрекают Церковь в том, что она якобы монополизировала науку и тем задержала ее развитие. В действительности же оказалось, что как раз там, где наука была сконцентрирована в монастырях, она опередила другие страны и блестяще подготовила дальнейшие научные достижения, последовавшие за этим периодом.

А упреки в том, что представители Церкви боролись против взглядов тех или иных мыслителей, тоже несправедливы. Джордано Бруно был осужден вовсе не за то, что придерживался гелиоцентрической системы и отвергал учение о нахождении земли в центре мира. Осудили его за попрание основ христианского учения, например Божественности Христа, действительности совершенных Им чудес и т.п. Подобные факты не относятся к сути религии. История показывает, что и безбожные правительства весьма жестоко расправляются со своими противниками. С преследованием же научных взглядов эти факты в основном не имеют ничего общего.

Относительно Коперника известно, что никаким репрессиям за свое учение он не подвергался. Он сам был католическим священником (членом причта кафедрального собора) и пользовался уважением у высшего духовенства. Одно это опровергает разговоры о том, что его теория будто бы была враждебна христианскому учению. В книге Коперника не было ничего противоречащего христианскому учению. Противники Коперника считали, будто его взгляды не сходятся с тогдашним толкованием Священного Писания, потому что при средневековом состоянии науки Библию понимали довольно примитивно. В действительности же Библия не имеет целью установление какой-либо астрономической системы, а говорит о мироздании в образах и понятиях современного ей человечества.

Отвержение гелиоцентрической системы католическими учеными XV1-XVII веков было, конечно, их ошибкой; но ошибка ученых вовсе не является доказательством враждебности религии или Церкви к науке и к научному прогрессу. Противники системы Коперника потому боролись против нее, что считали старую систему научно доказанной, а взгляды Коперника - необоснованной гипотезой. Со своей точки зрения, они защищали науку, а не тормозили ее. Когда теория Коперника была научно доказана, никто из представителей Церкви не возражал больше против нее.

Вообще, усвоение новых теорий редко проходит гладко: большинству ученых бывает трудно отказаться от привычных представлении, и часто они усердно защищают старые взгляды, пока их несостоятельность еще не доказана несомненно. Вспомним почти полувековые споры физиков о нагревании веществ: старая материальная теория учила, что нагревание веществ происходит от присутствия особого легковесного вещества - теплорода; новая же теория утверждала, что подобного вещества не существует. Спор прекратился только после того, как полная несостоятельность старой теории была доказана на опыте расплавления, путем взаимного трения, двух кусков льда, не соприкасавшихся с какими-либо предметами "богатыми теплородом".

Знаменитый естествоиспытатель Либих долго не хотел верить открытиям Пастера, что микробы являются причиной человеческих болезней. Он даже сравнивал теории Пастера с абсурдным утверждением, будто вода в реке движется в результате вращения мельничных колес. А между тем как раз открытия Пастера и дали возможность поставить медицину на новую основу и спасти жизнь множеству людей. С точки зрения безбожников, выходит, что и Либиха следует причислить к врагам науки, тормозившим ее развитие.

Преследование Галилея, действительно, исторический факт. Но враги Церкви, повествуя о нем, искажают факты. На самом же деле Галилею было всего лишь предложено не пропагандировать своих взглядов. Да и эта мера была принята отчасти из-за неспокойного характера самого Галилея, требовавшего от церковных властей осуждения своих противников. О том, что Галилея подвергали пыткам, нет решительно никаких указаний; спор может лишь идти о том, грозили ли ему таковой. А уж приписываемая ему фраза: "А все-таки она вертится!" - чистый вымысел.

Вообще же, в наши дни упрекать Церковь за то, что происходило более трехсот лет тому назад, так же неразумно и несправедливо, как если бы мы взялись обвинять современное правительство Соединенных Штатов за жестокое отношение к неграм во времена рабовладельчества или современное правительство Англии за жестокие антикатолические законы былых времен.

Тем более что и при атеистических правительствах известнейшие ученые (например, академик Н. И. Вавилов) осуждались и репрессировались, несмотря на их научные заслуги, за то, что их исследования противоречили доктринам партии. Зная об этом, другие ученые замыкались в себе, уходя от научной деятельности. Из всего сказанного ясно, что господствующее безбожие сковывает науку в несравненно большей мере, чем когда-либо ее ограничивала господствующая религия.


"Религия пoвecmвyem о различных чудесах. Наука же доказала, что никаких чудес нет и быть не может, так как это 6ыло бы нарушением законов природы".

Повествования о чудесах рассматривают чудеса именно как исключения из общего правила, как редкостные явления, уклоняющиеся от обычного порядка вещей, основанного на законах природы.

Вопрос о возможности чудес зависит от другого связанного с ним вопроса: о существовании Бога, Творца и Промыслителя, Властелина всего мира. Если мы не верим в существование Бога, то, конечно, должны признать чудеса невозможными. Ибо кто мог бы тогда вмешиваться в действия слепой силы, управляемой якобы извечными законами? Кто мог бы заставить эту силу отступать от порядка, установленного раз навсегда? Если же мы верим в существование Бога (а в это верили многие ученые) - значит, мы верим и в возможность того, что Он, как Всемогущий Повелитель природы и Творец ее законов, волен и останавливать их действие в тех случаях, когда это бывает нужно для блага человека или для вразумления и назидания неверующих.

Точные науки никогда не доказывали и не могут доказать невозможность чудес, т.к. они исследуют правила и законы природы, а не исключения из них. Как встречающиеся в филологии исключения не противоречат грамматике и правилам языка, являясь дополнением к ним, так же и чудеса не опровергают законов природы, но существуют помимо них.

Если автомобиль какого-либо почетного лица имеет право проехать там, где другим проезд запрещен, если для кого-нибудь железная дорога допускает специальный поезд, то этим нисколько не отменяются установленные правила уличного движения или расписание поездов.

Чтобы отвергнуть возможность чудес, надо прежде всего доказать вымышленность или ложность всех чудес, о которых имеются многочисленные свидетельства. Предполагать во всех этих случаях обман или самовнушение может лишь человек, совершенно незнакомый с непреложностью этих свидетельств. Было много случаев, когда неверующие люди, свидетели чудес, убедившись на основании тщательного исследования, что никакого естественного объяснения дать совершившемуся нельзя, становились верующими и сохраняли веру до конца своих дней.

Наиболее ярким и общеизвестным фактом, доказывающим подлинность чудес, являются исцеления в Лурде, во Франции. Там работает постоянная врачебная комиссия, в состав которой входят врачи-специалисты, среди которых есть верующие и неверующие. Они имеют полную возможность научно исследовать все происходящие исцеления и объяснять их по своему усмотрению. Если внезапному выздоровлению больного можно дать какое-нибудь естественное объяснение или возникает сомнение в действительности исцеления, то такой факт не регистрируется как чудесный. Если же все врачи утверждают согласно, что не могут дать никакого естественного объяснения происшедшему исцелению и что нет никакого сомнения в его действительности, то такой случай исцеления регистрируется как чудо.

Таких чудес зарегистрировано в Лурде великое множество! Среди них особенно поразительны случаи быстрого и полного исцеления органов тела, пораженных тяжкой болезнью. Здесь, конечно, не может быть и речи о самовнушении или действии на организм нервного потрясения. Не принимающие чудес вместо голословного отрицания фактов сделали бы лучше, если бы ознакомились с документацией этих фактов, подтвержденных беспристрастными врачами, а уже после этого подумали, разумно ли считать возможность чудес опровергнутой научными исследованиями.

Конечно, не все принимаемое людьми за чудо бывает действительно таковым. Нередко случаются ошибки, и довольно часто повествования о чудесах легендарны. Поэтому Церковь относится к сообщениям о чудесах с большой осторожностью. Таким образом, повествования о чудесах совсем не ставят религию в противоречие с наукой, ибо настоящая, свободная наука никогда не отвергала возможности чудес.


"По учению религии, человек состоит из духа и тела, современная же наука хорошо изучила человека и не нашла в нем никакой души, В наше время всем известно, что смерть наступает в результате прекращения работы важных opганов человеческого тела, а cовсем не потому чтo душа покидает тело. Ученым даже удавалось "оживлять" людей, т.е. восстанавливать прекратившуюся деятельность их органов, так что, если бы душa существовала, это значило что им yдалось вернуть ее обратно в тело".

В вопросе отрицания души материалисты поступают точно так же, как они делают это при отрицании Бога как Творца и Управителя мира. Они ссылаются на достижения науки, позволяющие ближе проследить процессы, происходящие в человеческом теле, как будто эти достижения доказывают, что души не существует. Это так же несостоятельно, как и отрицание Бога на основании поверхностного изучения природы.

Представьте себе такое положение: писатель работает над книгой, в которой хочет развить и защитить свои идеи. Для этого он жертвует сном, отдыхом, развлечениями, едой - словом, всем, к чему он должен был бы стремиться для естественного удовлетворения своего материального начала. Он имеет власть подчинить себе материальную сторону своего существа при помощи воли, осознав при помощи разума, что должен так поступить. Но он может и не послушаться разума и направить свою волю согласно требованиям своего тела, т.е. отдыхать, спать, есть, пить и ни о чем другом не заботиться. Душа и есть то, что заставляет его пренебрегать материальными потребностями.

Утверждение, будто души не существует потому, что ученые не нашли ее при детальных исследованиях человеческого тела, наивно и нелогично. Такое утверждение можно было бы привести против учения о существовании души только в том случае, если бы религия учила о материальности души, о том, что она имеет вес и объем или какую-либо особую тонкую структуру, которую можно обнаружить при помощи различных приборов. Но ничего подобного нет: религия, по крайней мере христианская, считает человеческую душу нематериальной субстанцией и такой она считала ее и до появления всех усовершенствованных приборов.

Выражения Св. Писания, отождествляющие душу с жизнью или кровью человека, указывают лишь на ту связь, которая логически существует между этими понятиями, т.к. от потери крови человек лишается жизни, как если бы душа оставила тело. Кровь является символом души, носительницей жизненного принципа человека.

Отрицать существование духовной, нематериальной субстанции человека - души - так же неосновательно, как отрицать наличие ума у человека, тело которого после смерти было вскрыто, но при исследовании мозга никакого специального ума обнаружено не было. Современная наука, объясняя причины, вызывающие смерть человека, нисколько не ослабляет того положения религии, что смерть сама по себе состоит в разлучении души с телом. Душа создана Богом не для жизни вообще где-то в мировом пространстве, а для незримого обитания в теле определенного человека. Она неразрывно связана с телом именно этого человека до тех пор, пока оно, в силу старости, болезни или несчастного случая, не приходит в такое состояние, в котором больше не способно служить духовной субстанции этого человека.

Душа разлучается с телом, исполнив свое назначение на земле - оживлять тело, и пребывает до конца мира в бестелесном состоянии. Если же состояние тела таково, что оно еще может - как своими силами, так и при помощи медицины - после временной приостановки возобновить или восстановить жизненные функции, то душа, конечно, и не расстается с ним, и наступившая было смерть - лишь кажущаяся, как, например, при летаргическом сне.

Таким образом, и это утверждение безбожников не имеет никакого права опираться на науку.


"Если бы мир был создан всемогущим, мудрым и благим Богом, то он должен был бы быть более совершенным. В нем не могло бы быть тогда столько страданий и несправедливостей. Бог должен был бы позаботиться о том, что6ы каждый имел всё, что ему нужно".


Мир в том состоянии, как мы его видим, не является идеальным. Мир как целое еще на пути к совершенной стадии своего развития: в мире много страдания, но и страдание имеет свой смысл; влияя на душу человека и освобождая ее от привязанности к земному, оно облагораживает ее. Если бы мир был создан таким, чтобы каждый имел в нем все для своего удобства, то люди совсем оставили бы высокие цели, перестали бы думать о духовном, о небесном, забыли бы, что они созданы по образу и подобию Божию, отреклись бы от своего стремления к совершенствованию.

Современный мир есть место испытания и воспитания для рода человеческого. Он представляет собой нечто вроде универсального стадиона, на котором присуждаются призы потрудившимся и достигшим цели. Окончательная цель Божественного плана - это мир будущего. Теперешний мир - временный, будущий мир - вечный. Жизнь каждого отдельного человека здесь на земле - это мимолетный миг, а будущая жизнь - неизмеримая бесконечность. Ибо перед очами [Божиими] тысяча лет, как день вчерашний,- говорится в Библии (Пс. 89:5).

Мы, живущие в этом мире, ограниченные свойственными ему представлениями, постоянно забываем о громадной разнице между быстро текущими событиями земной жизни и покоящимися в вечности событиями грядущего. Поэтому нам нередко и кажется, что все в этом мире устроено плохо, и мы начинаем сомневаться в премудрости и благости его Создателя. Мы забываем, что все наши самые тяжелые скорби в этой жизни по сравнению с жизнью вечной не больше неприятного сна, томящего ребенка, который исчезает, как дым, в момент пробуждения от ласкового прикосновения материнской руки. Бог допускает страдания в подобной сну временной жизни для того, чтобы, претерпев их здесь, мы могли войти в жизнь вечную и в ней наслаждаться счастьем тоже вечным.

Тот, кто не закрывает глаза на следы Божественного руководства в своей жизни, должен признать, что нередко страдания и неприятности, казавшиеся ему досадными и невыносимыми, в действительности послужили ему же на пользу. Да и может ли быть иначе? Изучая природу, мы узнаем, что Бог заботится о всяком, даже самом ничтожном творении, предохраняя его от опасностей. Он дал тысячам растений тысячи способов распространять семена, дал защитную окраску слабым животным и насекомым, одарил их инстинктом, который бывает иногда мудрее и дальновиднее человеческого ума. Вспомним постройки термитов, искусству которых могут позавидовать архитекторы и инженеры. Вспомним постройки сотов пчелами.

Ученые высчитали, что выбранная пчелами форма сотов является самой практичной, самой вместительной, самой удобной. Ученым понадобились логарифмы для вычисления, а пчелы "знали" способ вычисления с незапамятных времен. Откуда бы они "узнали" все это, если бы не было Бога, заботящегося о них? Объяснить это явление с точки зрения лучшей приспособляемости совсем невозможно. Тогда пришлось бы предположить, что множество различных видов пчел совершенно вымерло лишь из-за того, что они не сумели найти идеально практическую форму сотов, а это было бы явной нелепостью.

Другой пример: в реках и озерах Средней Африки водится довольно крупная рыба, называемая мормирус. Эта рыба снабжена органом, позволяющим ей своевременно узнавать о приближении опасных для нее более крупных хищных рыб. Она обладает настоящим естественным аппаратом "радар", действующим при помощи электромагнитных волн, дающим ей возможность ускользнуть от приближающейся опасности. Как мог бы такой естественный аппарат возникнуть сам собой?

Изучение природы дает нам великое множество примеров, в которых ясно видна забота Творца об отдельных видах своего творения. Как же можно думать о том, что Он мог забыть о Своем высшем творении - человеке?


"Религия является продуктом социальных отношений и потому не может быть истинной".

То, что религия является продуктом социальных отношений, постоянно повторялось в советских и вообще марксистских книгах. Однако от частого повторения это утверждение нисколько не становится убедительным и тем более истинным. Прежде всего надо помнить, что религия есть явление общечеловеческое, охватывающее своими различными формами все народы земного шара всех времен и эпох.

Мы читаем у Тита Ливия, что уже в глубокой древности можно найти у разных народов всевозможные обычаи и привычки, но нигде и никогда невозможно найти народы без религии. Это положение древности считается достоверным и в наше время, когда уже изучена история всех народов земного шара. Правда, в очень редких случаях, исследователям приходилось сталкиваться и с народами, отличавшимися большой недоверчивостью к чужеземцам, и тогда долго не удавалось обнаружить каких-либо признаков религиозных понятий. Атеисты с радостью подхватывали сообщения о таких случаях, видя в них подтверждение своей теории о вымышленности религии. Однако более тщательное изучение этих народов показало, что они лишь избегают затрагивать религиозные темы в беседах с чужеземцами. Те исследователи, которым удалось снискать их доверие, смогли узнать об их религиозных представлениях и были поражены тем благоговением, с которым эти примитивные народы относятся к миру сверхъестественному. Уже один факт универсальности распространения религии делает очень сомнительным предположение, что она возникла в результате социальных отношений.

Нередко атеисты утверждают, что религия возникла из-за осознания человеком своего бессилия, из-за страха перед грозными силами природы. Поэтому, мол, силы природы обожествлялись людьми. Люди, не имея возможности управлять природными явлениями, старались умилостивить их, обращаясь к ним, как к одушевленным существам.

Конечно, такую персонификацию сил природы мы находим в языческих религиях. Но этим самым доказывается лишь наивное и неправильное направление религиозного чувства, но отнюдь не объясняется его возникновение. Если бы религия как таковая возникла только из страха, то ни одна из них не могла бы укреплять в людях их готовность к самопожертвованию и героическую верность исповедуемым религиозным идеалам, как мы это видим в христианстве. Если бы религия не имела глубочайшей основы в душе каждого отдельного человека, то как могла бы она распространиться повсеместно? Ведь против нее, как против новшества, должны были бы подняться протестующие голоса, должна была бы вестись длительная борьба, как это имело место при переменах религиозных течений. Тогда неизбежно остались бы где-нибудь народы, не поддавшиеся такому религиозному новшеству!

Кроме того, религиозные представления, сами по себе очень сложные, как находящиеся вне обычного человеческого опыта, не могли бы быть искусственно привиты. Поэтому: либо они являются свойством души, либо душа является органом для их восприятия. Ведь самая "умная" обезьяна, прекрасно имитирующая наиболее сложные действия человека, совершенно неспособна к религиозному восприятию, тогда как человек, даже самый примитивный и ограниченный, всегда к таковому способен.

Доказательства естественного происхождения религии полностью опираются на теории прошлого века, утверждавшие, что все высшие (монотеистические) религии возникли из более примитивных (политеистических) верований. Между тем основные положения этих теорий, если и не разрушены окончательно, все же очень сильно подорваны позднейшими исследователями. Они показали на ряде примеров, что как раз недавно изученные народы, сохранившие свою первобытную структуру от влияний чужих культур, сберегли в удивительной чистоте идею единобожия (монотеизма) и что, следовательно, больше невозможно говорить о зависимости религиозных представлений от социальных условий и считать, что монотеистические религии возникли из политеистических. Наибольшие заслуги в этих новых исследованиях принадлежат английскому ученому Эндрю Лангу и швейцарскому ученому Вильгельму Шмидту. Последний разработал эти вопросы в своем шеститомном труде "Происхождение идеи о Боге".


"Религия - орудие угнетения трудящихся. Она принуждает их к тому, чтобы те не заботились об улучшении условий жизни, к отказу от 6opьбы за такое улучшение, к пассивной покорности эксплуататорам".

Такое утверждение безбожников обычно базируется на отдельных, вырванных из контекста выражениях Св. Писания и на отождествлении некоторых представителей религии или определенных религиозных организаций с религией в целом. Конечно, можно выбрать из всего Св. Писания такие выражения: Слуги, повинуйтесь господам, не только добрым и кротким, но и суровым (1 Пет. 2:8),- или: Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога (Рим. 13:1),- или: Напоминай им повиноваться и покорятъся начальству и властям (Тит. 3:1) и т.п. Тогда, конечно, создается впечатление, что главная цель христианской религии - приучить людей, стоящих на нижних социальных ступенях, к повиновению и послушанию. Но если взять Св. Писание в целом, прочитать его и продумать, то никак нельзя сказать, что вышеприведенные выражения составляют все социальное учение Нового Завета.

Цель христианства - привести человека через нравственное совершенствование к Богу, а это достигается путем длительной борьбы с самим собой, со своими страстями и эгоистическими стремлениями. Нравственное усовершенствование человека есть также единственное средство для организации справедливого социального строя. Борьба одних социальных групп против других без этого средства, без этого условия только заменяет прежние группы угнетателей новыми, нисколько не уничтожая несправедливости и угнетения. Примеры французской и русской октябрьской революций или господства нацизма в Германии доказывают это с достаточной очевидностью. На протяжении всей истории христианство боролось за нравственное усовершенствование людей; если оно не достигало этой цели, то совсем не потому, что христианские идеалы ошибочны, но лишь из-за отказа людей им следовать, ведь люди чаще предпочитают удовлетворять свои эгоистические желания.

Христианство предъявляет нравственные требования одинаково к сильным и слабым, к бедным и богатым. К имеющим власть и богатым оно особенно строго, как это видно их слов Св. Писания, обращенных к ним: Послушайте вы, богатые: плачьте и рыдайте о бедствиях ваших, находящих на вас. Богатство ваше сгнило, и одежды изъедены молью. Вот, плата, удержанная вами у работников, пожавших поля ваши, вопиет, и вопли жнецов дошли до слуха Господа Саваофа (Иак. 5:1-2, 4). Вспомним слова проповеди Спасителя: Горе вам, богатые, ибо вы уже получили свое утешение. Горе вам, пресыщенные ныне, ибо вы взалчете (Лк. 6:24-25). Ясно, что таких слов не было бы в Св. Писании, если бы оно предназначалось исключительно для воспитания бедных в покорности богатым. В ряде других мест Библии богатые осуждаются, как притеснители и угнетатели, как забывшие Бога.

Церковь осуждает лишь незаконные притязания революционных организаций, пытающихся разжечь страсти неимущих и натравить их на людей с достатком. Поэтому Церковь, осуждая и предавая анафеме коммунизм, как безбожное, антихристианское учение, сочувствует стремлению трудящихся к улучшению своего материального положения и одобряет их объединение в христианских профсоюзах.

Из всего этого видно, насколько ложно обвинение религии и Церкви во враждебности к простым, небогатым людям.


"Почему же тогда в России Церковь всегда шла на поводу у правительства и богатых?"

Русская Православная Церковь, в лице лучших представителей, тоже резко осуждала злоупотребления имущих и защищала интересы бедных. В этом может убедиться каждый, кто ознакомится с сочинениями Тихона Задонского. Вот как он упрекал богатых, эксплуатирующих трудящихся: "Чем более (кто-либо) богатства собирает, тем более собирает себе гнева Божия и последующие вечные казни. Надобно (ему) вынесену быть из тех чертогов, которые от крови убогих соорудил" [Свт. Тихон Задонский. Слово о хищении]. "А хотя где и праведно собрано богатство, что весьма редко бывает, то когда или в сундуках сокрывается, или на излишние расходы расходуется,- то и это делается против воли Божией" [Свт. Тихон Задонский. Об истинном христианстве. Кн. 2].

Подобных изречений можно найти великое множество в сочинениях пастырей Русской Православной Церкви. Известные русские праведники: Серафим Саровский, Амвросий Оптинский и другие старцы - никогда не делали различия между бедными и богатыми, простыми и знатными.

Правда, надо признать, что Русская Церковь, благодаря тому что она постепенно превратилась в Церковь национальную, вынуждена была все более и более подчиняться власти светского правительства, нередко пользовавшегося ею в своих целях. Но этот факт доказывает только необходимость борьбы за вселенскую свободную Церковь, а не против Церкви или даже вообще против религии.

То, что в Русской Церкви раздавались сильные голоса против порабощения ее государственной властью, доказывает борьба, которую вели против монастырских владений земельными угодьями русские монахи, известные под именем "заволжских старцев" (XV-XVI века). Число сторонников добровольного отказа монастырей от земель не меньше числа их противников.


"Раз религия призывает людей обращать свое внимание прежде вceгo на сверхприродные начала жизни, отучая их заботиться о мирском "Не заботьтесь, что вам есть или во что одеться" (см. Мф. 6\25),- то ясно, что такое мировоззрение будет вредно отражаться на экономическом и культурном состоянии общество".

История доказывает как раз обратное. Распространение христианства сопровождалось и распространением культуры, и поднятием экономики. То, что монастыри обрабатывали целые местности, до их появления необитаемые или малообитаемые, не могут отрицать даже враги религии. Религиозные темы более чем что-либо другое вдохновляли великих поэтов, художников и композиторов в их служении подлинному искусству. Это доказывает, что возводимое на христианство обвинение, в частности, в том, что оно развивает в людях пассивность и бездеятельность, противоречит историческим фактам. Постоянная устремленность истинных христиан мыслями к небесному удерживает их только от того, чтобы видеть главный смысл и главную цель жизни в земных, материальных интересах.

Хороший христианин вовсе не пренебрегает земными делами из-за того, что мыслит о Боге и о небесном. Наоборот, мысль о Боге побуждает его исполнять свои обязанности добросовестно, с усердием, не за страх, а за совесть.

Он чувствует себя обязанным хорошо выполнять то, что возложено на него волей Божией. Вот яркий пример этому: когда в XVII веке в России шло жестокое преследование старообрядцев, они уходили в дикие леса, селились там, ведя строго религиозный образ жизни. Несмотря на то, что они ожидали скорого конца мира, их селения, часто созданные по образу монастырей, становились образцовыми хозяйствами. Особенно знаменита была в этом отношении Выговская старообрядческая пустынь, основанная в конце XVII века в Поморском крае и ставшая не только образцовым хозяйственным центром, но и культурным очагом для всего старообрядчества. Старопечатные книги переписывались там массами и развозились целыми возами в разные концы России. Выговская библиотека была по тому времени весьма богата. Кроме переписывания книг, там процветало иконописное искусство. В то же время весь уклад жизни Выговской пустыни оставался строго религиозным, монастырским. Таких примеров история знает немало.

В заключение мы хотели бы обратить внимание еще на один факт, побуждающий всякого "честно" неверующего задуматься еще глубже над рядом вопросов, которых мы выше коснулись. Если бы религия была действительно суеверием, противоречащим науке, то опровергнуть ее было бы легче и проще всего путем диспутов между ее защитниками и противниками. В публичной дискуссии можно легко обнаружить и публично показать антинаучность религии и всю неосновательность доводов ее защитников.

По-видимому, русские большевики в самом начале строили свои расчеты именно на этом, т.к. в первые годы после революции они разрешали устройство публичных диспутов на эту тему. Конечно, условия для обеих сторон были неравными: атеисты могли говорить совсем свободно, тогда как верующие должны были взвешивать каждое слово, чтобы не быть обвиненными в контрреволюции. Государство всем своим аппаратом, конечно, поддерживало атеистов: в их распоряжении были все книги и пособия, тогда как защитники религии должны были довольствоваться немногими уцелевшими у них старыми книгами. И все же в 1929 г. эти диспуты были окончательно запрещены атеистическим правительством.

Не является ли этот факт лучшим доказательством того, что наука не может опровергнуть религии?

ЧАСТЬ II
Отрицание Христа и Священного Писания


В своей борьбе против христианства атеисты всегда пытались всех убедить в том, будто Христос никогда не существовал. Это утверждение, высказанное впервые во времена французской революции и лишенное всякого серьезного обоснования, было вскоре забыто, но впоследствии оно снова было подхвачено. Интересно отметить, что почти все серьезные ученые никогда его не защищали. Те же, кто его защищал, совсем не являлись специалистами в области исследования той эпохи и тех мест, где и когда протекала деятельность Христа.

Хотя никто из уважающих себя ученых не разделяет взглядов отрицателей историчности Христа, все же следует остановиться на этих взглядах, т.к. порой они преподносятся как чуть ли не "последнее достижение науки". Вероятно, отрицатели боятся, что даже в изображении Своих врагов Христос покажется все же слишком величественным и привлечет к себе сердца многих. Как вообще могло случиться, что такое нелепое утверждение все же распространилось? Русский писатель и мыслитель Мережковский говорил по этому поводу: "Был ли Христос, в голову никому не пришло бы спрашивать, если бы уже до вопроса не помрачало рассудка желание, чтобы Его не было. Вору надо, чтобы не было света, миру - чтобы не было Христа. Вот почему начатое в XVIII веке помешательство мифоманией мир подхватил с таким восторгом, как будто бы этого только и ждал. Знание трудно и медленно, а невежество быстро и легко, оно расходится по миру, как сальное пятно по газетной бумаге, и так же неизгладимо" [Мережковский Д. М. Иисус Неизвестный].

Поэтому будет не бесполезным разобрать ряд возражений, приводимых обычно безбожниками против историчности Христа, а также против подлинности и боговдохновенности книг Св. Писания.


"Нехристианские источники молчат о Христе. Имеющиеся же у них свидетельства являются христианским фальсификациями".

Если бы это было действительно так, то тогда мы имели бы все основания сомневаться в историческом факте существования Христа. Но так как это неправда, то отрицателям приходится прибегать к известному психологическому маневру. Из нехристианских свидетельств они выбирают обычно известное место из XVIII книги "Иудейских древностей" Иосифа Флавия, которое действительно было искажено в христианском духе неким переписчиком, и затем заявляют: "Это место является подделкой, следовательно, Иосиф Флавий ничего не сообщает о Христе; а так как он, как историк, должен был о Нем что-то написать, если бы Христос действительно жил, то из этого следует, что Христос никогда не существовал; значит, и другие нехристианские свидетельства о Нем являются также подделками христиан".

Такой способ доказательства является в действительности не чем иным, как просто демагогией, рассчитанной на читателей, образ мышления которых не отличается основательностью. Разберем сначала цитируемое место из книги Флавия.

В XVIII книге "Иудейских древностей" находится следующее свидетельство о Христе: "Явился в то время Иисус, мудрый человек, если только можно назвать Его человеком, ибо Он творил дела необычайные, был учителем тех, которые охотно внимали истине, и привлек к себе многих иудеев и эллинов. Он был Христом (Мессией); и даже тогда, когда Пилат по доносу наших первых людей казнил Его смертью на кресте, любившие Его от начала не покинули Его, ибо Он явился им на третий день снова живой, как и предсказывали об этом Божии пророки, как и о множестве других Его чудес. Есть же и доныне община тех, которые получили от Него имя христиан".

Ясно, что этот текст не мог быть в таком виде написан Флавием, не веровавшим в Христа как в Мессию. Поэтому можно думать, что он писал свое сообщение о Христе в повествовательном, холодном, нейтральном тоне. Христианский же переписчик не смог воздержаться от своих замечаний и вставил их в текст. В наше время это сделали бы в виде подстрочного примечания или указания в конце книги. В древности же писали все подряд, и, скорее всего, этот переписчик и сам не подозревал, что он, собственно говоря, подделывает текст. Книга Флавия была написана в 90-х годах I века по Р.Х. Но уже древнейшие христианские писатели, например Ориген, читали это место до переделки. Говоря об Иосифе Флавии, Ориген ясно указывает: "В Иисуса не верит и он".

Следовательно, в первоначальном тексте были слова, дававшие основание заключить, что Иосиф не верует в Христа. Но из этого следует несомненно и то, что Иосиф нечто повествует о Христе; а это, безусловно, гарантирует Его историчность, ибо в 90-х годах I века никак нельзя было смешать миф с действительностью, когда речь шла о первой половине I века. Это положение подтверждается еще отчетливее тем фактом, что в XX книге тех же "Иудейских древностей" Флавий опять коротко упоминает о Христе, говоря об апостоле Иакове, "брате Иисуса, называемого Христом", считая, следовательно, что Иисус Христос уже известен читателям. Итак, мы можем считать доказанным, что у Флавия было упоминание о Христе, а одного этого упоминания достаточно, чтобы утверждать, по крайней мере, реальность существования Христа как исторической личности.

Плиний Младший [Письма 1, 8, 96] пишет в своем донесении императору Траяну в 112 г. о том, как он расследовал дела обвиняемых христиан. При этом он сообщает об их религиозных обычаях, говоря между прочим, что они собираются перед восходом солнца и поют гимн Христу, как Богу. Из этих слов ясно следует, что хотя Плиний и не повествует о каких-либо событиях из жизни Христа, но ясно подтверждает Его историчность. Если бы это было иначе, он сказал бы: поют гимн своему Богу Христу, а не Христу как Богу.

Римский историк Светоний написал около 120 года свое сочинение "Жизнь двенадцати Цезарей". Описывая жизнь Нерона, он повествует: "Много Нерон сделал зла, но не меньше и добра. Им были уничтожены христиане, люди суеверия нового и зловредного". А в жизнеописании Клавдия (41-45) он говорит о раздорах среди евреев, вызванных Хрестом (Христом). Это свидетельство довольно неясное и неопределенное. Сам Светоний, по-видимому, не имел ясного представления о личности Христа и считал Его каким-то политическим вождем. Но для нас это теперь не имеет значения; для нас важно лишь знать, что и Светоний упоминает о Христе как об исторической личности, из-за которой произошел среди евреев раскол.

Как видим, Светоний говорит не о Христе, а о Хресте, поэтому отрицатели историчности Христа ухватились за это, заявив, что здесь речь идет не о Христе, а о каком-то неизвестном Хресте, жившем в то время. Этим они только обнаружили свое полное незнание древнехристианской литературы, ибо во времена Светония оба способа начертания имени Христа (Христос и Хрестос) существовали параллельно. Так, например, Лактанций повествует о том, что язычники вместо Христос говорят Хрестос. То же самое сообщает Тертуллиан, в особенности о римлянах. Древнехристианские писатели св. мч. Иустин Философ [I Апология. 4, 1] и Феофил [К Автолику. 1, 1] производят имя Христа от греческого "хрестос" (полезный). Известный немецкий ученый А. Гарнак установил, что в летописях Тациана слово "христиане" пишется как Chrestiani, так и Christiani. Из этого становится ясным, что Светоний, писавший свою историю со слов язычников, конечно, имел в виду именно Иисуса Христа.

Но самым убедительным доказательством в пользу историчности Христа является, без сомнения, свидетельство Тацита (115 г.). В книге XV его "Анналов", в 44 главе, мы находим следующее место: "Дабы уничтожить эту молву (о поджоге Рима), он (Нерон) начал судить и казнить тех, кого народ за гнусные дела ненавидел и называл христианами. Имени сего виновник Христос в правление Тиверия прокуратором Пон-тием Пилатом был казнен смертью; но подавленное на время мерзкое суеверие это вспыхнуло уже не только в Иудее, где оно родилось, но и в самом Риме, куда отовсюду стекается и где прославляется все ужасное и постыдное". Подлинность летописи Тацита стоит вне каких-либо сомнений. Утверждать же, что упомянутое выше место вставлено христианами, мог бы только безумный. Таким образом, Тацит дает нам непререкаемое доказательство историчности Христа.

Замечательно, что вообще никто из древних противников христианства даже и не думал о возможности отрицания историчности Христа. Языческий ученый врач Цельс, противник христианства, специально написавший против него книгу "Истинное слово", собрал в ней все возражения, какие только можно было найти против христианства. И если бы в его время было возможно хотя малейшее сомнение в историчности Христа, он, конечно, не преминул бы этим воспользоваться. Но историчность Христа была для него вне всяких сомнений.

Другие противники христианства, иудеи, также никогда и не думали отрицать историчность Христа. Христианский мученик Иустин, называемый обычно Философом, собрал в своей книге "Разговор с иудеем Трифоном" все еврейские возражения против христианства и вложил их в уста некоему иудею Трифону; однако и здесь нельзя найти даже тени или намека на неисторичность Христа.

Учение раввинов, собранное в различных книгах Талмуда, пестрит выпадами против Христа и христианства, но никто из талмудистов не делает попытки сомневаться в историчности Христа. Напротив, они даже подтверждают чудеса Христа, приписывая их, правда, силе чародейства, согласно суеверным представлениям того времени. Вавилонский Талмуд повествует также о смерти Христа, добавляя вымышленную историю о якобы имевшем место предварительном вызове свидетелей для оправдания Иисуса. Все же остальное: день и род смерти - сообщается талмудистами сходно с христианскими сообщениями. Таким образом, мы видим, что нехристианские источники, как еврейские, так и языческие, подтверждают безусловную историчность Христа.

Если бы даже не имелось ни одного послания ап. Павла, ни одного Евангелия и ничего вообще из остальной новозаветной литературы, факт исторического существования Христа был бы совершенно ясным для всякого, умеющего хоть сколько-нибудь разбираться в исторических свидетельствах.

Притом все эти места вряд ли являются позднейшими интерполяциями [интерполяция - слова или фразы, произвольно вставленные в текст при переписке или редактуре], потому что невозможно было внести интерполяции одновременно во все списки, оставив это совсем незамеченным. Ведь должны же были остаться хотя бы где-нибудь экземпляры без таких вставок, а об этом ничего неизвестно. Кроме того, текст Светония дает понять, что автор не имел ясного понятия о Христе, что было бы совершенно необъяснимо, если бы этот текст был вставлен христианским переписчиком. Текст же Тацита настолько ярко выражает вражду и презрение к христианам, что, как мы сказали выше, в его подлинности совершенно невозможно сомневаться. Если бы слова о Христе в письме Плиния были вставлены христианином, он, наверное, добавил бы к ним какие-нибудь подробности.


"Христианким источникам, сообщающим о жизни Христа, нельзя доверять потому, что они написаны позже и лишь приписаны авторам I века".

Подлинность Евангелий и других книг Нового Завета доказывается тем, что другие древние памятники христианской литературы нередко цитируют их. Сюда относятся, например, следующие документы: семь посланий св. Игнатия Богоносца (107 г.), послание св. Поликарпа Смирнского (155 г.), I послание св. Климента к коринфянам (95 г.), Дидахе, или учение 12-ти апостолов (конец I века), послание Варнавы и т.п. Совершенно ясно, что если бы Евангелия были позднейшей подделкой, цитаты из них не могли бы находиться в этих памятниках древнейшей христианской литературы. Кроме того, сам характер описываемых событий дает нам все основания считать авторов повествования людьми правдивыми, иначе они не стали бы изображать часто самих себя в неприглядном свете. Вряд ли они стали упоминать отречение Петра, бегство всех апостолов при взятии Христа под стражу, сон, сковавший главных апостолов во время молитвы Иисуса, их споры о местах в будущем царстве небесном и т.п.

Вообще, критика подлинности Евангелий прошла в течение ряда десятилетий своеобразную эволюцию. Поскольку работа по критическому изучению текста была в середине XIX века еще очень слабо развита, критики могли себе позволять самые смелые утверждения, выдавая их за единственно научные теории и отрицая подлинность чуть ли не всех новозаветных сочинений. Но вызванное полемикой более серьезное изучение этого вопроса, как со стороны защитников, так и со стороны противников подлинности книг Св. Писания, изменило дело в корне. В результате этого сами критики вынуждены были признать подлинность этих книг.

Крупнейший ученый А. Гарнак (1930 г.), один из самых видных критических исследователей древнехристианской литературы, вынужден был сам честно признать несомненную подлинность указанных книг. В дальнейшем ученые исследования находили все новые и новые подтверждения подлинности Евангелий и других книг Нового Завета, так что когда некоторые критики пытались в более поздние годы оспаривать достоверность четырех самых несомненных Посланий св. ап. Павла, то серьезная критика единодушно отмежевалась от таких мнений.

Больше всего противники подлинности Евангелий старались отрицать ее в отношении Евангелия от Иоанна, утверждая, что оно написано в середине II века.

Хотя и стиль, и язык этого Евангелия говорят в пользу его подлинности, все же долгое время не находилось точных доказательств для этого, а именно доказательств внешнего порядка. Между тем в 30-х годах XX века был найден в Египте папирус 20-х гг. 2 века по Р.Х., содержащий в себе отрывок из восемнадцатой главы Евангелия от Иоанна. Этим был уничтожен последний аргумент отрицателей: если в 20-х гг. II века это Евангелие уже было известно в Египте, то ясно, что оно должно было быть написано на 20-25 лет раньше, что полностью совпадает с христианской традицией.

Еще одну попытку сделали противники христианства в отношении историчности евангельских повествований: они пытались ее опровергать на том основании, что в Посланиях св. ап. Павла говорится о Христе лишь как о каком-то неземном существе, а не как об исторической личности. Но всякий, кто читал внимательно Послания ап. Павла, знает, что это не так: Бог послал Сына Своего (Единородного), Который родился от жены, подчинился закону (Гал. 4:4). О Сыне Своем, Который родился от семени Давидова по плоти (Рим. 1:3). Христос умер за грехи наши (1 Кор. 15:3). Христос смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной (Флп. 2:8).

Все это относится, конечно, к Христу как к исторической личности. Что же остается тогда вообще от "научного" опровержения евангельских повествований? Разве лишь ряд мелких придирок, как мы сейчас и увидим.


"В Евангелии говорится о том, что из зерна горчичного вырастает целое дерево, а мы знаем, что горчичное растение не больше капустного".


Спаситель, говоря в притче (в поучительном рассказе) о зерне горчичном (самом малом зерне, какое тогда было известно жителям Иудеи), желал лишь показать, что из небольшой группы людей, Его учеников, со временем разовьется вселенский организм Церкви. Мы сами часто употребляем подобные сравнения, например: "У него сегодня и маковой росинки во рту не было". Однако никому и в голову не придет упрекать здесь кого-либо в искажении истины, хотя все знают, что "маковая росинка" не может утолить голод или жажду.


"В Евангелии говорится о стадах свиней, a между тем известно, что иудеям было запрещено питаться свининой. Как же это согласуется?"

Этот упрек имел бы значение лишь в том случае, если бы в Палестине во времена Христа жили исключительно иудеи. Но Палестина была в то время римской провинцией, в ней жили и римляне, и представители многих других народностей; в особенности это наблюдалось в упомянутой Евангелием местности.


"В Евангелии говорится о том, что апостол Петр дважды слышал kpuk петуха, находясь при дворе первосвященника, а первосвященник жил при храме. Это невозможно, так как при храме запрещалось держать каких-либо птиц, кроме тех, komopыe приносились в жертву".

Всякий знает, что крик петуха слышен на значительном расстоянии, особенно ночью, а апостол Петр слышал его именно ночью.


"В Евангелии говорится о первосвященниках во множественном числе, и даже называются два первосвященника - Анна и Каиафа, а на самом деле в Иудее всегда был лишь один первосвященник".

История свидетельствует, что упоминаемый в Евангелии Анна был смещен со своего поста (отчасти из-за того, что римляне были недовольны им), и место первосвященника занял его зять, Каиафа. Анна, как более опытный в сложных делах, первый занялся разбором дела Христа, а потом отправил Его к Каиафе. В представлении народа Анна оставался первосвященником, хотя уже и не возглавлял синедриона и не исполнял первосвященнических обязанностей в храме. В заседании синедриона ясно фигурирует лишь один первосвященник - Каиафа, который и был главным инициатором осуждения Христа. Кроме того, слово "первосвященник" употреблялось иногда не только по отношению к религиозному главе еврейского народа, но также и к старшим священникам в каждом священническом сане, которых было двадцать четыре.


"Евангелист Матфей говорит, что Христос родился в Вифлееме, ничего не упоминая о переписи, заставившей Богоматерь прийти туда из Нaзapeтa, а евангелист Лука говорит о Христе как о жителе Назарета, лишь случайно родившемся в Вифлееме".

Никакого противоречия здесь нет: согласно обоим евангелистам, Христос родился в Вифлееме, но евангелист Лука, писавший позже евангелиста Матфея, собрал более подробные сведения о Рождестве Христовом: Как уже многие начали составлять повествования... то рассудилось и мне, по тщательном исследовании всего сначала, по порядку описать... (Лк. 1:13). Например, лишь евангелист Лука описывает случай из детства Христа, когда двенадцатилетний Иисус три дня остается в храме, слушая учителей закона Божия и беседуя с ними.


"Родослобие Иисуса Христа в сообщениях евангелистов Матфея и Луки во многом расходится: почти все имена предков Христа, вплоть до царя Давида, приводятся евангелистами по-разному".


Это обстоятельство странно лишь для людей, незнакомых с древнееврейскими обычаями: еще со времен Моисея считалось обязательным, чтобы, если один из женатых братьев умирал бездетным, вдова его становилась женой другого брата (это делалось для того, чтобы умерший брат не оставался человеком без потомства, что по тогдашним понятиям было несчастьем и позором), и первенец от вторичного брака юридически считался сыном не фактического отца, а своего покойного дяди (см. Втор. 25: 5-6). Поэтому нет ничего удивительного в том, что два родословия одного и того же человека не сходятся в именах; к тому же и братья далеко не всегда бывали детьми тех же самых отца и матери, а часто только единокровными или единоутробными. Например, в старинной христианской истории Евсевия (IVB.) находится повествование Юлия Африканца (III в.), в котором Иаков и Илий, называемые в евангельских родословиях непосредственно перед св. Иосифом, названы "единоутробными братьями" [Евсевий. Церковная История. I. 7, 1]. Отсюда резонно заключить, что именно этим обычаем и вызвано разногласие в именах, приводимых двумя евангелистами в родословии Иисуса Христа.

Евангелист Матфей, писавший для евреев, мог спокойно сообщить родословную предков св. Иосифа по юридической линии, т.к. каждый еврей знал этот обычай и не смущался им. Евангелист же Лука, писавший для бывших язычников, предпочел, очевидно, избежать длинного и сложного объяснения этого еврейского обычая и воспользовался фактической родословной Пресвятой Девы Марии. Кроме того, было бы странно предположить, что евангелист Лука, по каким-то непонятным причинам, выдумал родословную Христа, совсем отличную от сообщенной евангелистом Матфеем. Гораздо проще было бы повторить уже написанную или же не говорить о ней.


"В Евангелии от Иоанна говорится, что Христос был распят накануне еврейской Пасхи (Ин. 19:14, 18:28), а другие Евангелия говорят, что Христос был распят в самый день еврейской Пасхи; Христос, по их сообщению (Мф, 26: 17; Мк. 14:12; Лк. 22:8), совершал прощальную вечерю с учениками в день опресночный, в который надлежало заклать пасхального агнца,- получается противоречие".

Возражающим необходимо принять во внимание, что на Востоке началом суток считался вечер. Памятуя это, мы поймем, что слова первых трех евангелистов о наступлении дня опресноков не означают того, что уже прошла ночь накануне этого дня, а только то, что настал вечер кануна. То же, что они считают днем смерти Спасителя канун еврейской Пасхи, а не самый день ее, видно из следующего: погребавшие Христа спешили окончить все до наступления вечера, чтобы не нарушить заповеди субботнего покоя (Лк. 23:56); Иосиф Аримафейский принес плащаницу для обвитая тела умершего Христа (Лк. 23:53), чего он не смог бы сделать в день Пасхи, т.к. по еврейским предписаниям день Пасхи считался днем покоя, как и суббота.


"Если Христос даже u жил, то Он умер и не воскрес, так как предполагать Его воскресение противоречило бы здравому смыслу".

Если Христос не воскрес, то для нас остается необъяснимой та настойчивость, с которой апостолы проповедовали именно воскресение Христа как главный пункт нового вероучения: А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна (1 Кор. 15:17). Предположение, что мировая религия, сформировавшая культурный облик целого ряда народов и занимающая первое место среди всех религий мира уже более полутора тысяч лет, является бессмыслицей и заблуждением, явно абсурдно. Первым врагам христианства легко было бы опровергнуть это фундаментальное положение, показав попросту гроб Христа с Его телом.

Теория обмана, совершенного апостолами, якобы похитившими тело Христа, в наши дни оставлена даже противниками христианства. Теория же галлюцинаций, якобы имевших место у апостолов, не способна ответить на поставленный выше вопрос и, кроме того, она игнорирует тот факт, что апостолы прекрасно умели различать воображаемые видения от действительных явлений (см. Деян. 10; 2 Кор. 12).

Третья теория, пытающаяся объяснить все явления чисто естественным путем, построена на таких чудовищных случайностях и на таких невероятных понятиях и нелепостях, что на ее опровержение не стоит тратить и времени: рана в боку, нанесенная воином, сыграла роль кровопускания и привела к улучшению состояния Христа; пребывание в прохладном гробу окончательно привело Его в чувство, и Он смог подняться; в это время началась гроза, и как раз в это время случайно произошло землетрясение, отвалившее камень от гроба; перепуганные воины приняли молнию за Ангела Божия и бежали; Христос вышел из гроба, и апостолы, видя Его, уверовали в Его воскресение.

Неужели кто-то серьезно может подумать, что Христос, после стольких страданий, мог бы произвести на апостолов впечатление победителя смерти? Воскресший же из мертвых не по молитве другого, но собственной силой воистину Победитель смерти и ада. Он является уже не простым смертным, а принадлежит другому миру, стоит неизмеримо выше этого мира, подчиненного законам смерти и тления. Иными словами: Он не только человек, но и Бог; Он - Богочеловек!


"Христос не мог быть исторической личностью, т.к. евангельские повествования о жизни Христа представляют собой смесь из жизнеописаний других легендарных и исторических лиц, живших до Христа".

Прежде чем разбирать сходство христианских повествований с языческими мифами или легендами, мы должны задуматься над следующим.

Всем известно, что христианство возникло в Палестине среди верующих кругов еврейского народа. Эти круги в течение всего предшествовавшего периода времени ценили выше всего чистоту монотеизма своей религии. Они самым энергичным образом противопоставляли свою религию религиям других народов, боги которых являлись для них лишь пустой фантазией. За верность этой идее еврейский народ приносил не раз великие жертвы. А тех еврейских царей, которые оказывались в этих вопросах недостаточно непримиримыми и перенимали что-либо из других религиозных культов, всегда осуждали. Разве можно допустить мысль, что на этой почве могло возникнуть новое учение, смешавшее веру отцов с языческими легендами? Да еще этот "религиозный суррогат" был якобы способен так воспламенить своих первых проповедников - апостолов (которые тоже все были евреями), что они проповедовали его в разных странах, не щадя своей жизни: почти все они приняли мученическую кончину. Уже одного этого соображения, кажется, достаточно, чтобы критически отнестись к подобным утверждениям,

А вот как обстоит дело с самими фактами. Прежде всего, все другие "избавители мира" отличаются коренным образом от Христа. Один Он является Богочеловеком, тогда как все "спасители" из других религий появляются на земле или как сошедшие на нее боги (Рама, Кришна, Озирис, Митра и т.п.), или как впоследствии обожествленные люди (Будда, Заратустра, Конфуций). Затем, лишь Евангелия дают подробное, ясное описание жизни Христа в период Его деятельности, жизнеописания же других "спасителей" являются часто отрывочными, смутными. О Заратустре ученые спорят до сих пор, жил ли он в VI, VII, IX, XI веке до Р.Х. или же за 5-6 тысяч лет до Р.Х.

О митраизме вообще имеется так мало документов, что написать его историю почти невозможно. При такой скудости сведений очень трудно говорить о каком-либо сходстве жизни Митры с жизнью Христа. Кроме того, некоторые черты из жизни Митры, сходные с евангельскими событиями, являются, безусловно, более поздними добавлениями. Так, например, поклонение пастухов новорожденному Митре противоречит тому, что говорилось о нем раньше, т.е. о его рождении из скалы прежде всяких других живых существ. Мы не можем быть уверены, что эти более поздние вставки не являются заимствованными из христианских повествований.

Конфуций представляется нам едва ли не полной противоположностью Христа: о нем никак нельзя сказать, что он пришел свести огонь с неба. Наоборот, он человек, стремящийся путем строгого соблюдения внешних форм, старых установившихся обрядов и церемоний восстановить "доброе старое время". Вероятно, в споре Христа с фарисеями и книжниками Конфуций был бы на стороне последних, хотя, конечно, отверг бы их кровавый замысел против Христа.

Чаще всего противники подлинности евангельской истории пользуются сопоставлением евангельских повествований с рассказами о жизни Будды. Будда (Сакия Муни) жил в VI веке до Р.Х. Следовательно, говорят они, приоритет его жизнеописания не может быть оспорен. Однако ни сам Будда, ни его ближайшие ученики не фиксировали своего учения письменно. Первые записи были произведены спустя много времени после смерти Будды. Правда, согласно буддистскому преданию, тогда был еще жив любимый ученик Будды, Ананда, под надзором которого эти записи и производились. Эти записи были приведены потом в порядок в III веке до Р.Х., при индийском царе Ашоке, пламенном приверженце буддизма. Окончательная же их форма сложилась лишь в 45 г. до Р.Х., когда они были соединены в сборник Типитака, являющийся самой старинной священной книгой буддизма. Но Типитака содержит почти исключительно поучения Будды, его притчи и наставления, и лишь отдельные, отрывочные сведения о его жизни. Приводимые же обычно данные из жизни Будды берутся часто из более поздних легендарных жизнеописаний Будды (Будда карита, I век по Р.Х., Лалитавистара, IV-V век по Р.Х.). Из всех сходных моментов, приводимых критикой, пожалуй, только два имеют вид какой-то убедительности: 1) искушение Будды и искушение Христа; 2) предсказание неким старцем великой будущности обоим основателям религий.

В этих двух случаях сходное подобрано слишком искусственно и существенное различие прямо бросается в глаза. Так, например, в искушении Будды, Мара (Злой) является чем-то безличным, неопределенным, тогда как сатана выступает в Евангелии совершенно четко как представитель злого мира или личность, противопоставляющая себя Христу. А самое главное, у Будды борьба со злом являлась его чисто внутренним переживанием, его победой над несовершенством в нем самом, тогда как Христос сам остается совершенно неприступным для князя мира сего.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что и в других религиях повествование об избавителе человеческого рода тоже играет очень важную роль. Как можно объяснить это явление?

Родоначальники человеческого рода, нарушив повеление Божие, оборвали ту тесную связь, которая существовала вначале между ними и Богом, и навлекли на себя и на все свое потомство несчастье, заключающееся в удалении от Бога. Но при этом они получили от Него обещание, что на землю придет Избавитель, Который восстановит положение, бывшее до грехопадения. Эти взгляды христианского вероучения находят себе подтверждение в существовании среди различных народов, в том числе и заокеанских, сходных между собой сказаний о первоначальном золотом веке, о грехе первых людей, о всемирном потопе и о грядущем Избавителе. Так как все человечество имеет общее происхождение, то вполне понятно, что одни и те же идеи доминировали среди разных народов, т.к. они передавались из поколения в поколение.

Ожидание Избавителя от нужд и бед, Спасителя от нищеты и отчаяния этого мира было общим у многих народов; все это жило в народном сознании с незапамятных времен. Кое-что при этом изменялось, кое-что прибавлялось, развивалось, приукрашалось фантазией; кое-что смешалось с искаженными представлениями народов, живших во тьме язычества. Чище всего сохранились эти чаяния в народе древнееврейском, бывшем тогда народом избранным, ибо он хранил верность единобожию и таким образом сохранил правильное понятие о Божестве. Поэтому книги, написанные еврейскими пророками, проникнутые ожиданием Мессии, являются как бы живыми картинами, нарисованными на фоне такой пророческой перспективы. Некоторые из них, написанные за сотни лет до Христа, изображают отдельные моменты Его жизни с поразительной точностью. Таким образом, взвесив все это, мы должны будем сказать: если вся история до сих пор не была нелепой шуткой и насмешкой над человечеством, если все это страстное ожидание Избавителя, наполнявшее сердца стольких народов, имеет, действительно, реальное основание, то почему не мог быть этим Избавителем Богочеловек Иисус Христос?


"Священное Писание (Библия) не есть боговдохновенная книга, так как в ней имеются противоречия между повествованиями различных книг, ошибки географического или исторического порядка. Значит, эти книги написаны различными людьми, а вовсе не Святым Духом, как думают христиане".

Здесь прежде всего следует установить, что понимают христиане под боговдохновенностью Св. Писания.

Безбожники считают, что, по мнению верующих христиан, боговдохновенность Библии заключается в том, что личность бытописателя как бы упраздняется и Св. Дух диктует ему каждую букву. В этом случае все книги Библии были бы написаны совершенно одинаковым стилем и слогом, и их заглавия: от Луки, от Марка, от Иоанна, Послания св. ап. Павла или Пятикнижие Моисеево - были бы совершенно неоправданны. На самом же деле, согласно христианскому учению, боговдохновенность Св. Писания заключается в том, что Св. Дух внушает автору той или другой книги Библии мысли, которые этот последний излагает письменно. Св. Дух охраняет его от заблуждений, поэтому во всей Библии нет заблуждений. Конечно, это относится только к тому, что говорил сам боговдохновенный бытописатель, а не описываемые им лица. Иначе бы пришлось утверждать, что Библия учит тому, что Бога нет, т.к. в ней находятся слова: Сказал безумец в сердце своем: нет Бога (Пс. 52:1).

Кстати, заметим, что здесь ясно и кто сказал, и что сказал, но иногда Библия не дает нам такой ясности. Так, например, говоря об устройстве мира, о классификации животных и их различных свойствах, библейские повествователи вовсе не имели своей целью зафиксировать и утвердить существовавшие тогда неправильные космографические или естественно-исторические взгляды. В этих случаях они просто пользовались понятными тогда всем выражениями, оставляя их без изменения, т.к. это ничуть не мешало сообщению в Библии тех знаний религиозного порядка, которые нужно было передать людям. Это важный момент для правильного понимания Библии.

Представим себе, что получилось бы, если бы под воздействием Духа Святого точные знания о действительном строении и происхождении мира, обо всех свойствах растений и животных стали бы использоваться в книгах. Если бы в те времена стали говорить об атомах и молекулах, протонах и электронах, о строении вселенной и мириадах солнц, во много раз размерами своими превосходящих наше солнце, о целом мире микроскопических животных, которых еще тысячелетиями никто не мог видеть. Что поняли бы тогда их современники, а также еще целые поколения их потомков в повествовании Библии?


"Библию нельзя считать Священной книгой, так как в ней слишком много рассказывается oб обманах, нарушениях супружеской верности, даже о кровосмешениях и убийствах, и Библия не всегда осуждает такие поступки".


Библия является Священной книгой вовсе не потому, что все ее герои были святыми с точки зрения современных христианских требований. Библия, как книга правдивая, изображает своих героев со всеми присущими им недостатками. Язык ее порой резок, почти груб, ибо такой была и жизнь описываемых ею людей. Библия всегда осуждала грех, и многие страницы ее полны увещаниями прекратить греховную жизнь, не оскорблять Бога грехами. Говоря о тяжком грехе Давида, Библия устами пророка Нафана осуждает его поступок как достойный смерти.

Конечно, в Ветхом Завете понятие о грехе еще не было таким ясным, как в Новом Завете - нельзя за один и тот же проступок одинаково строго взыскивать с несовершеннолетнего и со взрослого человека. Даже Авраам, отец избранного народа, вышедший из среды неверных, не вполне смог отрешиться от их понятий и представлений. Эти понятия не сразу искореняются Богом. Божий Промысл медленно и терпеливо воспитывает человека, а не принуждает его сразу, а потому и нарушения супружеской верности в те времена не могли так строго осуждаться, как впоследствии. Также и связи между родственниками не считались большим грехом, так как в самом начале все человечество являлось группой кровных родственников.

Библия способствовала укреплению нравственных понятий, христианство освятило и возвысило их, и, в конечном итоге, даже неверующие обязаны христианству установлением моральных законов. Подсознательно они признают их ценность, почерпнутую из Библии.


"В Библии говорится, что мир создан 6-7 тысяч лет тому назад, а до этого не было ничего. Наука же доказала, что мир существует миллионы или даже миллиарды лет".

В Библии нигде не говорится, что мир был создан определенное число лет назад. Лишь на основании некоторых приведенных в Библии данных, в древнее время сложилась традиция определять время от сотворения мира до Рождества Христова в пять тысяч лет с лишним. Эта традиция не только не является обязательной для христиан, но, вообще, в наше время не выражает мнение верующих христиан по этому вопросу. Да и так ли уж это важно для самого вероучения? Например, дата Рождества Христова, была в свое время высчитана неточно, однако и до сих пор ею продолжают пользоваться для летоисчисления, и никому это не мешает.


"В Библии говорится о том, что мир был создан за шесть дней, а наука доказала, что развитие мира потребовало миллиарды лет".

Библия повествует о том, что мир появился не сразу в один миг, а был создан Богом в определенные последовательные периоды времени, которые в Библии образно названы днями: И был вечер, и было утро - день один (Быт. 1:5). По завершении творения наступает седьмой день. И почил (Бог) в день седьмой от всех дел Своих (Быт. 2:2).

Совершенно ясно для всякого, хорошо знакомого с Библией, что нельзя понимать это повествование в том смысле, что Бог, завершив сотворение мира в шесть дней, нуждался в отдыхе, подобно человеку, и в седьмой день отдыхал. Такое понимание было бы грубейшим уподоблением Бога, Всемогущего Духа, слабому, ограниченному существу - человеку.

Седьмой день обозначает, что сотворение мира завершилось; он охватывает собой весь период времени после появления на земле человека - венца земных тварей; этот период будет длиться до конца истории рода человеческого.

Когда же эта история прервется, когда произойдет воскресение мертвых и Страшный Суд, тогда настанет последний, восьмой, вечно длящийся день - венец всей мировой истории. Тогда спасенные люди уподобятся Ангелам. Поэтому-то Церковь на Востоке и считает восьмой день днем Ангелов и установила праздник Архистратига Михаила, верховного начальника всех Ангелов, 8 ноября.

Из этого видно, что и другие дни творения никак не следует понимать в смысле наших суток в 24 часа, а в смысле периодов времени, в течение которых протекало развитие и формирование важнейших областей космоса.

То, что день в плане Божием отнюдь не тождествен с нашим днем, указано в Библии со всей определенностью: Пред очами Твоими тысяча лет как день вчерашний (Пс. 89:5).

Понятие о дне - понятие чисто человеческое, о нем не могло быть и речи при создании мира, так как тогда и самого человека еще не было.


"В Библии говорится о том, что весь род человеческий произошел от Адама и Евы, а наука доказывает, что человечество происходит не от одной пары людей, чему свидетельством являются весьма большие отличия людей различных стран и материков".

Здесь следует различать два вопроса. Во-первых, "полифилетизм", давно разрешенный. В то время, когда наивно говорили: "Человек происходит от обезьяны",- думая этим все объяснить, некоторые ученые предложили следующую гипотезу: различные человеческие расы произошли от различных животных: белая раса - от шимпанзе, черная - от гориллы, а желтая - от орангутанга. Нашлись идеологи расизма, которые подхватили эту гипотезу, когда она уже давно была забракована всеми учеными. В наше время о "полифилетизме" говорят только в шуточном порядке.

Второй вопрос - "полигенизм", согласно которому человечество не произошло от одного человека или от одной пары, но от более или менее многочисленной группы первых людей, появившихся почти одновременно и происходивших, с анатомической точки зрения, от очень близкого человеку вида животных. Главное отличие человека заключалось в его свободной воле.

Без сомнения, большинство ученых склонны стать на точку зрения, согласно которой новый вид не может иметь такой ограниченной основы, как одна или две особи. По мнению эволюционистов, "эволюционная единица" не является обыкновенно одной особью, но "населением", группой. Однако в последние годы некоторое число экспериментов подчеркнуло эволюционное значение особи. Итак, вопрос этот спорный, мнения о нем расходятся и ни одно из них не претендует на достоверность.

В том, что касается происхождения человека, ученые считают, что было бы невозможно найти практическое разрешение вопроса, даже если нашлись бы ископаемые останки первых людей и их предполагаемых предков - животных. С анатомической точки зрения, между ними почти не было бы разницы. Радикальное отличие первых людей заключалось бы в человеческой душе, мысли, воле. Невозможно было бы эти ископаемые останки подвергнуть психологическим анализам, чтобы определить их способность к абстракции и степень их умственного развития.


"Библия противоречит сама себе: то она изображает Бога как невидимого Духа, то как Кого-то в образе человека, кomopoгo можно видеть, угощать, с которым можно разговаривать и т.д."

Никакого противоречия в этом нет: Библия ясно говорит, что люди не могут видеть Бога таким, каков Он есть. Бог есть Дух, т.е. не имеет телесности, а значит, и видимости. Но Бог, желая блага людям, являлся им, принимая те формы, какие могли воздействовать на органы чувств человека, а через них на его разум и волю, чтобы подвигнуть их на благие дела. Бог абсолютно не теряет при этом Своей духовности. Самой высшей формой Богоявления было воплощение Сына Божия в Иисусе Христе. Но и при этом Божество нисколько не изменилось и не потеряло Своих свойств. Второе Лицо Пресвятой Троицы соединилось с человеческой природой Иисуса Христа в одном лице. Поэтому Иисус Христос есть совершенный Бог и совершенный человек. Способ такого соединения непостижим для человеческого разумения, но это не значит, что он невозможен.


"Христианское учение, опираясь на Библию, говорит о Едином Боге и в тоже время о Трех Божественных Лицах, т.е. как бы уже о трёх Богах, но такое учение противоречит человеческому разуму".

Это учение не противоречит человеческому разуму: оно лишь превышает то, что разум способен постичь. Если бы учение о Пресвятой Троице действительно говорило, что Бог Един, и в то же время существует три Бога, то такое утверждение, конечно, противоречило бы здравому человеческому смыслу и было бы абсурдным. Но ничего подобного христианское учение не утверждает. Оно говорит лишь, что Бог, единый в Своем Существе, троичен в Лицах, а это не одно и то же.

То, что совершенно непостижимо для нас, привыкших иметь дело с несовершенными существами, возможно в Боге. Не считали ли мы когда-то непостижимыми и противоречащими разуму современные научные открытия, а тем не менее они стали реальностью.


"Христос жил в Назарете; в действительности же, в те времена, когда писались Евангелия, Назарета ещё не существовало, т.к. еврейский историк Иосиф Флавий нигде не упоминает о нем. Евангелисты выдумали Назарет, т.к. они слышали, что Мессия (Христос) придет из среды назореев (секты еврейских аскетов), и решили, что Он был жителели «города Hазapeта»".

Это нелепое утверждение можно слышать только из уст малограмотных людей. Назарет, как и некоторые другие города, не упоминается Иосифом Флавием только потому, что он был маленьким местечком, а не значительным городом. Поэтому к его жителям и относились презрительно, что упоминается в Евангелии: Из Назарета может ли быть что доброе? (Ин. 1:46). Древние перечисления городов были совсем иными, чем современные списки в учебниках географии. О большой точности в древности не заботились.

Однако разве не глупо предполагать, что евангелисты, якобы выдумывая историю Иисуса Христа, почему-то назвали не существовавший тогда город (или даже несколько городов)? Иногда некоторые из безбожников доходят до абсурда, объявляя тоже несуществовавшим во времена Христа даже город Вифлеем, существование которого известно за много столетий до Христа.

Производить же Назарет от назореев - значит обнаруживать полную безграмотность в отношении еврейского языка, так как эти слова в своих корнях имеют совершенно разные буквы и звуки и обнаруживают сходство в звуках лишь при переводе на другой язык.

#26 Twim

Twim

    Графоман

  • Жители HomeNet
  • PipPipPip
  • 1,428 сообщений

Отправлено 19 August 2007 - 22:07

Ж. ЛАДРИЕР

КАК НАУЧНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ
ВКЛЮЧАЕТСЯ В ХРИСТИАНСКУЮ ЖИЗНЬ

Научность и научная деятельность

Научное и религиозное мировоззрение могут казаться несовместимыми. Некоторые образованные люди полагают, что религиозную жизнь нельзя согласовать с научной деятельностью, потому что наука - замкнутая система, в которой нет места для религиозных взглядов. Если религия находится вне рамок научного метода, основанного на строго проверенных опытах и не нуждающегося в помощи религиозных верований, то к чему эта религия? Если Бог необходим только вне границ научного мировоззрения, то Его можно временно "поставить в скобки", счесть вопрос о Боге второстепенным, по сравнению с серьезной научной работой.

Содержание некоторых научных теорий кажется противоречащим религиозным взглядам. Во времена Галилея были богословы, не знавшие, как сочетать его научную теорию с религиозным мировоззрением. Мы, верующие, знаем, что гелиоцентрическая система Галилея нисколько не противоречит религиозным убеждениям. Но гармония между религиозными и научными взглядами не всегда бывает сразу очевидна. Иногда нужен период "дозревания" тех или иных взглядов. Тем временем неверующему может показаться, что верующие неискренни, что, жалея в глубине души о новом успехе науки, они просто стараются приспособиться к создавшемуся положению вещей, убедившись в том, что волей-неволей им необходимо уступить еще одну позицию.

В наше время возникает вопрос о происхождении человека: является ли он только частью природы, или в нем заложена духовная мощь, отличная от космических сил. По мнению Паскаля, расстояние между духом и телом бесконечно. Спрашивается: каково будет последнее слово науки? Согласуется ли оно с учением Церкви?

Наконец, ставится вопрос о смысле науки: чем является она в конечном итоге? Каково поле ее деятельности, ее метод? Каково соотношение между научной деятельностью и человеческой жизнью вообще? Можно ли сказать, что наука оперирует фактами, тогда как философия основывается на идеях, а религия - на слепой вере?

Чтобы ответить на эти вопросы, рассмотрим, чем является наука по существу, каково ее отношение к философии и что представляет собой научный метод. Во второй части этой статьи мы определим место науки в перспективе царствия Божия.

Содержание науки не исчерпывается фактами и явлениями. Говорят, что в основе науки лежат факты. На первый взгляд, наука не теория в греческом смысле слова, т.е. не созерцание. Она реалистична, говорит о фактах, постоянно возвращается к действительности. Но если лучше присмотреться к научной деятельности, то станет очевидным, что факты сами по себе не представляют большого интереса (следует, конечно, различать радикальным образом науку от ее применений). Интересны не факты, а их объяснение. Чередование фактов инертно. Как отличить факты, представляющие интерес с научной точки зрения? Нужно толкование фактов. Оно другого порядка, чем сами факты. Наука необходима именно потому, что мы не ощущаем непосредственно доступную пониманию структуру вселенной. Она не только простое собрание фактов, а вопрос, заданный реальности под руководством разума. Наука продвигается благодаря гипотезам, а гипотеза есть творческая мысль. Цель науки - создать не каталог цифр, а систему. Чтобы осветить какой-либо предмет, надо поставить его в атмосферу света, окружающую его со всех сторон. Это освещающее пространство носит в науке название научной теории. В строгом смысле слова наука не имеет права называться наукой, пока у нее нет теоретического обоснования. Оно как бы дает науке аттестат зрелости. В развитии научного знания теория иногда предшествует эксперименту. Координация теорий создает систему или "теории" в греческом смысле слова.

Вполне основательно подчеркнуть "оперативный", т.е. поддающийся математическим исчислениям и укладывающийся в математические формулы, характер современной науки. Хотя применение экспериментального метода играет главную роль в ее развитии, понятия, которыми выражаются приобретенные знания, носят оперативный, т.е. алгебраический, характер.

Переход от теории к эксперименту, контролирующему теорию, и обратно - от эксперимента к теории - носит название "праксис" - делание. Иными словами, "праксис" - это действие, направляемое мыслью, или мысль, открывающаяся в действии. Теория может вести к расчетам; они дают ей смысл, вносят в нее активный элемент и, наоборот, они вносят в действие, в технику, например в освоение космоса, теоретический, созерцательный элемент. В математике надо не только достичь результатов, но показать, каким путем они были достигнуты.

Лучший метод для создания системы - это вывод. Он имеет абсолютный, своего рода принудительный характер. Если вы приняли А, то вы должны принять и В. Можно с этим согласиться только при условии, что была понята необходимая связь между А и В. В самих этих представлениях заключена, как говорили греки, "мощь семенной (развивающейся, как семя) мысли".

Процесс постоянного развития тоже является характерным для науки. Она не только совокупность знаний, а деятельность, направленная к приобретению знаний и всегда опережающая уже приобретенные знания. Вот почему, может быть, правильнее говорить о научной деятельности, чем просто о науке. Деятельность эта никогда не доходит до конечных границ. Научная работа - терпеливое и трудное продвижение вперед как бы в полумраке. Никогда нельзя достичь уверенности в абсолютной правильности научных взглядов; необходим постоянный контроль. То, что казалось неопровержимым физикам XIX века, показало свою несостоятельность в XX веке. Приобретенные знания имеют относительный, а не абсолютный характер.

Хотя наука в первую очередь есть деятельность, эта деятельность является только осуществлением проекта, созданного умом, ищущим не то, что надо "делать", а то, что надо "понять". При этом слово "понять" не должно восприниматься в психологическом смысле. Здесь речь не идет о том субъективном состоянии, в котором мы ясно видим, как сочетаются те или иные явления, как организуется данная область фактов. Факты только отправная точка, а явления только предлог. Наука стремится оставить за собой область фактов и дойти до доступной пониманию системы, по отношению к которой эти факты являются только следами, только осязаемой проекцией.

"Понять" в строго научном смысле - значит перейти от области фактов в область системы; возвыситься до "теории" (созерцания); это, стало быть, непременно выйти из своего кругозора, из чисто психологического состояния своего "я", с тем чтобы познать на опыте метапсихологическую реальность "логоса". Ибо существует научный логос, т.е. разумное научное рассуждение, содержащее в себе внутренний свет; в нем мрак осязаемого мира, в котором мы вращаемся, уступает ясности чистых соотношений.

То, что мы осязаем, есть только знак; его надо расшифровать, как зашифрованное сообщение. Осязаемое - шифр реальности, содержащейся в самом осязаемом и в то же время находящейся вне его и являющейся его живой истиной. Конечная цель науки - создать научное мировоззрение, вне политических разграничений, в котором логос мира будет освещен со всех сторон.


Речь научная и речь философская

Научный логос еще не вполне открыт; он открывается постепенно. Его существование остается, стало быть, частично проблематичным и условным; во всяком случае, оно недоказуемо.

Но наука в целом основывается на веровании в его существование; все ее усилия направлены на проверку этого верования. Наука стремится узаконить это верование, на которое она опирается, и этим самым как бы доказать себя самой себе.

Научная речь не то, что философская речь; а между тем она на нее походит многими своими аспектами. Пожалуй, в конечном итоге, научная и философская речь составляют одну и ту же речь, но это единство речи, столь очевидное для эллинов, стало для нас очень таинственным и весьма трудно мыслимым.

Оставляя в стороне этот вопрос единства целостной речи, сосредоточимся на речи научной. Эта речь - не наша речь; она не является выражением такого представления о мире, которое находилось бы в нас. Она - речь вселенной и, как таковая, она анонимна и безлична, что и позволяет назвать ее универсальной.

В той мере, в какой мы выражаем что-либо относительно научной речи, мы только признаем то, что нам предложено, разбираем отрывки предоставленного нам текста. Мир (т.е. совокупность того, что мы познаем опытом, что может быть данным нам, что может подействовать на нашу изначальную пассивность) превращается в речь посредством символов, созданных человеком. Но эта речь отнюдь не ограничивается нашими символами. Она - истина мира, как бы его тайная душа, доступная пониманию материя; не образ, или отблеск, или проекция, а светящийся стержень, одновременно ключ к уразумению и онтологическая опора.

В широком смысле слова наука есть логос мира, открывающийся в нас. Когда мы занимаемся научной деятельностью, мы становимся местом, где проявляется и слагается логос мира, где выражается система, в которой выявляется истина мира. Поскольку мир дается в непосредственном ощущении, он не выразитель, а только символ этой истины. Таким образом, мы становимся причастными самой жизни логоса, включающей нас в движение своих внутренних соотношений и в необходимый процесс своего развития.


Содержание научной установки

Существование науки и необходимость продолжать научные исследования основывается на том, что логос мира продолжает быть сокровенным логосом. Он содержит в себе все необходимое, чтобы открыться в нас; но этот процесс едва только начался, и от нас зависит продолжение или прекращение этого развития. Из этого следует, что у человека есть ответственность по отношению к миру. Участь мира частично находится в его руках. Удивительно и грандиозно то, что происходит в человеке: переход от "фюзис" (природы) к логосу. Человек может дать возможность истине и справедливости твориться в нем. Истина и справедливость - два основных стимула (онтологических горизонта), руководящих деятельностью человека.

Еще один элемент научной установки, определяющий его отношение к жизни, обозначается греческим словом "койнония" (общность, универсальность). У ученых создается чувство коллективной ответственности по отношению к человечеству. Чем больше люди будут заниматься научной деятельностью, тем яснее они будут открывать общечеловеческую связь, основанную на науке. Наука связывает нас одной общей силой - силой логоса. Логос находит выражение в теориях, созданных человеком. Следовательно, человек несет ответственность в мире, если он рассматривает науку как миссию, как средство для завершения мира.

Разумеется, человек ничего не творит (в подлинном смысле этого слова), однако он совершает действия, создающие структуры, которые иначе могли бы вылиться в другую форму. Таким образом, мы находимся перед своеобразным творчеством, порученным человеку. В нравственном порядке мы имеем дело с созиданием подлинно человеческого мира, а в порядке мышления - с созиданием сферы логоса.

Можно сказать, что все дано с самого начала. Но все дано во мраке. То, что дано, представляется как совокупность возможностей, весь смысл которых развиваться в меру, являющуюся не чем иным, как внутренним законом всемирного порядка.

На фон феноменального развития (т.е. развития явлений), по плану которого распределяются в неистощимом множестве виды, предлагаемые нам ощутимым миром,- на фон феноменального развития проецируется развитие другого порядка, доступное только разуму; в этом развитии вырисовывается сочетание фигур, совокупность которых составляет прозрачное царство мысли.

Судьба мира может читаться в каждой из этих категорий развития, но вторая категория имеет, можно оказать, самую важную функцию - установление постижимого; это завершение и раскрытие смысла мира. В процессе мышления смутно воспринятое доходит до раскрытия своего содержания, непроницаемость земли переходит в кристальную прозрачность небес.

Наука именно и является тем переходом, благодаря которому мир природы находит завершение и апофеоз в мире логоса. Это означает, что в начале не только открылись различные возможности, но и проявилось действие преображающего динамизма. Этот переход происходит в человеке. Великое назначение человека - проявить то, что было сокрыто, перевести неодушевленную природу в стадию, доступную пониманию. Мы как будто предаем наши жизни сокрытому в мире логосу, чтобы он мог высказаться. Это происходит вследствие того, что человеческий дух родствен динамизму логоса и проникается им. Назначение человеческого духа в научной области заключается в том, чтобы некоторым образом питать собственным естеством движение, рождающее логос, в котором космос будет одновременно воспринят, превзойден и завершен.



НАУКА В ПЕРСПЕКТИВЕ
СПАСЕНИЯ И ЦАРСТВИЯ БОЖИЯ

Бдительность по отношению к науке


Наукой, стало быть, руководит основной динамизм. Это не динамизм природы или человеческого разума, а динамизм логоса. Разум человеческий обладает, конечно, свойственным ему динамизмом, принимающим разные формы, в зависимости от различных уровней умственной жизни. В научных исследованиях динамизм человеческого разума подчиняется динамизму логоса, который в то же время словно обитает в нем и оживляет его.

Таким образом, мы имеем дело с опытом, который для человека является видом самозавершения. Но он, прежде всего, и по существу своему есть завершение мира, благодаря деятельности человека. Что же нам следует думать об этом опыте, если включить его в перспективу христианской жизни, христианской веры? В основе христианского духовного опыта есть тоже основной динамизм, не принадлежащий человеку, хотя и действующий в нем - это динамизм благодати, благодаря которому человеческая жизнь приобретает новую сущность - сущность жизни вечной.

В первую очередь надо отдать себе отчет в совершенно ясном и радикальном различии между динамизмом благодати и динамизмом логоса. Между ними существует, по выражению Паскаля, разница порядков, т.е. они принадлежат к разным сферам, и различие между порядком благодати и порядком логоса неизмеримо больше расстояния между порядком логоса и порядком физических веществ. Благодать - дар свыше: Должно вам родиться свыше (Ин. 3:7),- и поэтому ее можно назвать сверхприродным даром.

С момента ее появления она производит решающее изменение и полагает начало совершенно иному виду существования. Это означает, что наука сама по себе не может внести никакого вклада в христианскую жизнь. Жизнь логоса, т.е. науки, имеет тоталитарный характер: глубокое стремление науки - создать цельную и замкнутую систему, в которой могла бы выявиться полнота постижимого. Вероятно, подобная система никогда не будет создана; возможно даже, что она внутренне противоречива. Но стремление к такой системе налицо, и это стремление может быть настолько сильно, что способно овладеть человеческим умом и властвовать над ним в такой мере, что он станет совершенно недоступным каким-либо иным запросам.

Человек может найти в научном логосе свое собственное завершение и такое удовлетворение, что он окажется лишенным всякой восприимчивости по отношению ко всему, что не есть наука. Таким образом, научная жизнь может оказаться страшным препятствием для христианской жизни. И это не только в исключительных обстоятельствах, но зачастую так и происходит, ибо здесь дело идет о возможности, заложенной в самую природу науки, во всяком случае той науки, какую мы можем познать на опыте. Исходя из этих соображений, легко понять, почему христиане всегда относились с некоторым недоверием к науке, также как и ко всему, что исходит от логоса, в частности к политике и к философии.

В наше время повсюду, также и среди христиан, наблюдается большое увлечение наукой. А между тем, с христианской точки зрения, крайняя бдительность по отношению к науке необходима потому, что в ней содержится опасность самозамыкания. Опыт доказывает, что эта опасность вполне реальна.


Согласование научных исследований с домостроительством спасения

Этим мы не хотим сказать, что наука теряет свое значение в области благодати, т.е. по отношению к созиданию царства Божия. Дело в том, что благодать не просто накладывает отпечаток на человеческую жизнь, а, проникая в истоки ее бытия, охватывает человека всецело и воздействует на все свойства его природы.

Хотя наука сама по себе ни в коей мере не способствует развитию христианской жизни и иногда даже препятствует действию благодати на человека; тем не менее наука может быть включена в новую область, по отношению к которой она не просто нейтральна, но получает положительное значение.

Другими словами, все становятся во Христе живым началом царства благодати. Все - т.е. мир, человек, его судьба и его дела. Чтобы определить место науки в перспективе спасения, надо перейти за пределы психологических толкований, как в области науки, так и в области спасения. Наука есть созидание логоса мира в человеке и человеком; а спасение, хотя и касается каждого человека в отдельности, есть осуществление домостроительства Божия, охватывающего всю вселенную. Царствие Божие не сумма индивидуальных спасений, а особая реальность, носящая характер органической совокупности. Личное спасение должно восприниматься в соответствии с этой совокупностью; оно является включением личности в полноту этой реальности.

Царствие Божие сравнивается с растущим деревом и также с городом (см. Мк. 4: 31-33; Мф. 5:14); оно - Небесный Иерусалим. Когда развитие космоса завершится и он преобразится в царствии Божием, будет явлено новое небо и новая земля. Стало быть, следует настаивать на космическом значении спасения.

Разумеется, человек занимает центральное место в христианском мировоззрении, но он солидарен с космосом и включает, в некотором смысле, судьбу вселенной в свою собственную судьбу. В сущности, задание человека заключается в откровении сокрытого в мире логоса. Выполняя это задание, человек ведет мир к его завершению. Но это завершение - в плане нашего спасения - не может быть только явлением логоса, сиянием сотворенного света, прославлением мудрости, сокрытой во вселенной. Оно осуществится в преображении, в котором слава Господня явится видимо (а не только гадательно) в Его творениях.

В перспективе этого преображения созидание логоса - нечто вроде подготовительного этапа: оно, так сказать, приготовление материи к преображению, выявление некой потенциальности материи принять преображающее действие спасения.

Как мы сказали, пропасть отделяет область логоса от царства спасения. Логос может замкнуться в самом себе, хотя по своему подлинному назначению он направлен ко спасению; но все же он не может вызвать или осуществить это спасение.

Хотя логос остается пассивным по отношению к спасению, он содержит в себе нечто, позволяющее ему быть включенным в икономию спасения. Динамизм, действующий в мире и являющийся развитием природных возможностей онтологического характера, содержит в себе также возможность быть воспринятым в трансцендентный динамизм благодати, открывающий искупительные силы, явленные во Христе. Можно сказать, логос необходим в деле спасения в том смысле, что спасение не просто заменяет принадлежащее естеству, но, наоборот, предполагает развитие естества и опирается на динамизм, содержащийся в нем.


Назначение человека

Спасение - трансцендентно. Его действие в человеческой жизни может проявиться только благодаря посредничеству. Посредничество предполагает посредника. Им является Христос, все восприявший в Своем воплощении и все в Себе преобразивший. В той мере, в какой верующий принимает участие своей верой в деле Христа, он тоже становится посредником.

Значит, можно говорить о двойном посредничестве человека по отношению к космосу. Он прямой посредник, так как в нем проявляется логос мира и потенциальные силы, заложенные в мире, превращаются в реальность. И в то же время он косвенный посредник, в силу своего участия в жизни Христа, в плане благодатной жизни, поскольку он способствует, в той мере, в которой сам освящается, приближению мира к обетованному преображению.

Из этого следует, что, с одной стороны, он как человек - существо, в котором проявляется логос; и что, с другой стороны, он как христианин - посредник, через которого благодать прикасается к миру, рассматриваемому одновременно как космос и как логос. Итак, у человека двойная миссия: одна в естественном плане, другая в области благодати. Но эти миссии включаются одна в другую, ибо их осуществление происходит в тесной связи друг с другом.

Естественный динамизм мира (открытие имманентного логоса, обитающего там) должен пониматься в перспективе его сверхъестественного назначения - преображения через единение со Христом, которое дает ему конечный смысл. Действие благодати сопровождает, можно сказать, развитие естественных возможностей; по мере того как эти последние осуществляются, преобразовательное действие благодати овладевает ими и превращает их в жатву вечности.

Судьба мира солидарна с судьбой человека и осуществляется только через последнего. Когда человек занимается научной деятельностью, он ведет мир к естественному завершению, в котором мир нуждается, чтобы могло овладеть им преобразующее действие благодати. Стало быть, человек играет реальную активную роль в деле осуществления Божиих предначертаний о мире, не только в естественном порядке, но и в деле спасения. То, что он призван созидать, имеет значение для дела спасения не в том смысле, что естественная деятельность могла бы оказаться продуктивной для спасения; но в том, что спасение обращено к миру, еще пребывающему в периоде самообразования. Полное же осуществление спасения предполагает завершение мира в естественном порядке, и именно человеку надлежит осуществить это завершение.

Однако это назначение человека по отношению к миру (что есть также и миссия человека по отношению к самому себе, т.к. он является частью мира и мир солидарен с ним) не должно восприниматься в индивидуальном порядке. Здесь дело идет о миссии коллективной, принадлежащей человечеству как таковому. Неверующий осуществляет ее в естественном плане, даже если он не знает ее подлинного смысла или не оценивает того, что выполняет. Здесь имеет значение завершение дела, а не внутреннее состояние того, кто его совершает. Для того же, чтобы дело могло быть предоставлено благодати спасения, надо, конечно, чтобы спасение было явлено среди людей; а это может быть постольку, поскольку люди принимают призыв Христа, в котором спасение изначально пребывает.

Разумеется, желательно, чтобы все ученые были христианами. Ибо, прежде всего будучи людьми, они призваны к спасению во Христе. Да и как ученые, они призваны к тому же. Но назначение науки будет все-таки достигнуто, даже если все ученые и не станут христианами, потому что здесь дело в объективном предназначении, стоящем выше индивидуального. Кстати, здесь надо принять во внимание солидарность, существующую между людьми как в естественном порядке, так и в сверхъестественном - во Христе. Как раз в силу этой двойной солидарности святость одних оказывает влияние на других и сами эти действия, хотя бы невидимо, воспринимаются теми, кто живет благодатью.

Призвания различны - в царстве Божием не все имеют то же задание. Можно признать, что наука имеет определенное значение для осуществления царствия Божия, хотя не следует заключать из этого, что все христиане должны заниматься наукой. Можно даже сказать, что те, кто занимается наукой, могут преуспевать только в том случае, если другие отдаются тем временем непосредственно заботе о спасении, молитве и делам милосердия.

Признав это, надо, однако, подчеркнуть, что желательно (или даже необходимо), чтобы некоторые христиане посвящали себя делу науки, не только ради самой науки или из апологетических целей, но принимая во внимание значение науки в деле спасения. В них произойдет двойное движение - включение жизни логоса в жизнь благодати и проникновение благодатной жизни в жизнь логоса. И таким образом подготовится преображение мира. У них есть, следовательно, особая роль и в плане проявления естественного динамизма человека и вселенной, и в сверхъестественном плане, в общей икономии - плане спасения. Это означает, что у них особая миссия в Церкви и что они способствуют выявлению ее истинного лика и ее вселенскости. Вот почему сама Церковь подтверждает значение науки, одобряет научные призвания среди христиан и заботится о принятии в жизни Церкви плодов науки и самой научной работы.

Мы, может быть, достигли того момента истории, когда наука, действительно, становится самостоятельной ценностью и когда ее значение по отношению к делу спасения начинает быть для нас очевидным. Если это на самом деле так, то это должно будет проявиться конкретным образом в жизни Церкви, т.е. в жизни христианских ученых. И мы, вероятно, увидим новые формы святости, связанные с научной жизнью. То, что происходит вокруг нас в нынешнее время, позволяет нам это предположить.



ОСОБАЯ РОЛЬ БЛАГОДАТИ
ПО ОТНОШЕНИЮ К НАУКЕ

Избавление от зла


Следует уточнить еще, в чем состоит особая роль благодати по отношению к науке и каково ее конкретное действие. В том, что касается науки, можно только дать общие указания; они применимы также к любой человеческой деятельности.

Особая роль благодати заключается в том, что она очищает, возвышает и преображает. Очищает, потому что реальность, на которую она действует, подвержена греху. Грех порождается человеком и обитает в нем. Через человека он заражает также мир и нарушает судьбу мира. Он вводит в мир страшную дисгармонию, приносящую вред всему существующему. Этот основной беспорядок касается, главным образом, отношений мира с Богом и - как следствие - взаимоотношений в самом мире. Можно до некоторой степени наблюдать в области науки, как в ней проявляется присутствие греха.

Вследствие глубокого парадокса динамизм, назначение которого подготовить мир к преображению, стремится заключить его в самом себе, в некоем искусственном апофеозе, в богохульной карикатуре осуществления царства Божия. Стало быть, что-то извратилось в самом корне этого динамизма, и поэтому он не способен собственной силой избежать последствий своего внутреннего расстройства. Только внешнее вмешательство, достаточно мощное для проникновения до самого корня беспорядка, сможет спасти положение. Ученому, работающему над развитием логоса, очень опасно замкнуться в самом себе. Эта опасность выражается искушением "гибриса", как говорили греки,- т.е. гордыни, построенной на отсутствии чувства меры. Существует "гибрис" науки, точно также как и "гибрис" философии и политики.

Этот "гибрис", в сущности, покоряющая власть логоса, направленная к отчужденности от мира и претендующая на самодостаточность. Научный "гибрис" проявляется самым внешним и видимым образом в отказе принять иные формы или знания, чем те, которые признаны наукой. Это дух позитивизма в проявленной или скрытой форме.

Более тайным и коварным образом "гибрис" проявляется в самом научном методе, основанном на объективизации и, следовательно, вызывающем как бы восстание в самих недрах естества; он утверждается как дерзостный империализм по отношению к действительности, взятой в своей совокупности. У человека проявляется стремление стать мерилом всего в науке. Иногда он даже не отдает себе в этом отчета: ему кажется, что он относится объективно к реальному положению вещей.

Впрочем, "гибрис" науки есть только один из видов проявления основного стремления, которое можно назвать волей властвовать, при условии, что под этим подразумевается не психологическое состояние, играющее только второстепенную роль, а расположение духа, превращающее всю жизнь человека в восстание против жизни, ведущее к безусловному самоутверждению и, в конечном итоге, к обожествлению человека.

Из этого следует, что не легко заниматься научной деятельностью и не испытывать ее чарующей силы. Было бы ложно думать, что наука сама по себе безразлична и что только мы придаем ей извне тот или иной смысл, согласно нашим намерениям. В самой сердцевине науки заключена чарующая сила, манящая и соблазняющая нас; чаще всего мы не отдаем себе в этом отчета, во всяком случае, в начале. По отношению к этому отрицательному элементу науки, с блеском проявляющемуся во многих современных технических достижениях, благодать есть, прежде всего, освобождение.

Выправляя основной динамизм логоса, возвращая этот динамизм его первоначальному назначению - приготовить мир к преображению,- благодать в то же время спасает человека от научного "гибриса" и делает его способным применять научный метод, не поддаваясь его агрессивной тенденции.

Не сама наука опасна, а зло, обитающее в ней. Возможно пользоваться наукой, не заражаясь этим злом; но для этого необходима всемогущая помощь благодати. И эта помощь необходима ежеминутно, потому что искушение манит нас постоянно. Следует обладать, как бы не обладая; но это превосходит силы человека, предоставленного самому себе.


Повышение уровня научного мышления

Духовное очищение есть только одна из сторон сверхъестественного действия благодати. Освобождая науку от уз духа зла, благодать в то же время возвращает динамизму науки силу, свежесть, начальный импульс, которые были частично парализованы злом.

Найдя снова свое истинное назначение, наука вновь обретает чистоту своего естества и - в некотором смысле - верность самой себе, что делает ее способной выполнить точнее и плодотворнее свое назначение. Уровень научного мышления повышается, продолжая оставаться в свойственном ему порядке, хотя невозможно конкретно распознать, как это проявляется.

Несомненно, нет специфически христианской науки. Научный метод должен быть подвержен экспериментальной проверке и самокритике, он зависит от свойственных ему требований, в которых вмешательство благодати ничего не может изменить. Но есть много способов применять научный метод, много подходов к исследованию, много возможностей в выборе, в формулировке и в разрешении задач. Научный исследователь, очистившись духовно, будет предаваться той же научной деятельности, но она будет более целостной, более глубоко научной, более верной своему назначению.


Преображение

Благодать есть в то же время преображение. Здесь мы уже не находимся в области самой науки, но в области присущей благодати, в стенах града Господня. Преображение - не отрицание, не замена одного порядка другим, а восприятие одной действительности другою; в нем содержится и продолжение, и пресечение воспринятого порядка. Продолжение в том смысле, что преображенная действительность не разрушена преображением, а сохранена в своей сущности. Пресечение в том смысле, что это действие не включено в развитие возможностей, специфически принадлежащих данной действительности, а исходит, наоборот, от трансцендентной инициативы другого порядка. Это преображение и есть дело спасения, в том смысле, что человек и вселенная восприняты в гармонии их сущностей. Дело спасения уже завершилось, потому что оно осуществилось в тайне смерти и воскресения Христа Спасителя. Но в то же время оно еще завершается в жизни Церкви, продолжающей жизнь Христа, несущей до пределов земли и истории присутствие Христа Спасителя и подготовляющей окончательное пришествие Его царствия. Следовательно, спасение уже среди нас, но оно еще не полностью проявлено. Оно совершается - царствие Божие созидается, небесный Иерусалим строится. Отныне мы уже не в периоде обетования, ибо Христос уже пришел, но мы еще в периоде ожидания.

Преображение человека и его дел, человека и мира уже совершается, но в сумраке и в тайне. Закон времени продолжает существовать, но уже таинственно сменяется законом вечности. Все, что мы творим, находится в этой переходной стадии, уже озаренной славой Воскресения, но еще устремленной к будущему - в ожидании полного проявления спасения, т.е. второго пришествия Сына Человеческого.

То же можно сказать и о науке, о судьбе логоса. Разумная человеческая речь уже таинственно преображена, включена в вечное движение творческого Слова, т.е. в процессе мышления человеческая мысль как бы открывает в сотворенном мире эхо творческого Слова. Но, с другой стороны, она ожидает еще окончательного видоизменения, которое должно в конце веков раскрыть ее конечный смысл, выявить в молниеносном явлении Сына Божия скрытое значение мира и его логоса. Она ждет и суда, который должен сопоставить сотворенный логос нетварному Логосу, ввести ограниченное слово в Слово бесконечное, преобразить ограниченную человеческую истину так, чтобы в ней проявилась мощь вечной истины.

Мы не можем знать, каким будет преображенный мир и чем будут деяния человеческие в грядущей жизни. Однако мы знаем, что этот мир и дела его должны будут пройти через испытание суда, что все, что от Бога, к Нему вернется, а все, что от зла, будет отделено от Него навеки. Мы знаем также, что этот суд будет одновременно откровением нового мира, мира царствия Божия, в котором наш мир и наши дела явятся в преображенном виде. Мы не в силах представить себе это состояние, но мы способны его предвосхитить; оно-то и определяет уже теперь конечное значение этого мира и человеческих достижений. Это состояние - объект не познания, а надежды, и именно в этой надежде все находит уже теперь свой смысл, и научная деятельность находит в ней свое назначение - смиренное, однако реальное.

Спасение грядет: оно в жизни Церкви, в жизни каждого христианина и христианских общин в мире. Оно касается деяний человека и, в частности, всех наук в их совокупности. Христианские ученые должны, по всей вероятности, играть здесь привилегированную роль, поскольку они являются идеальным средоточием для встречи спасения и науки. В этом значение научных христианских общин в жизни мира и в жизни Церкви. Христианские ученые осуществят свое личное призвание, будучи просто христианами, как можно более верными и мужественными, и будучи в то же время учеными, насколько возможно требовательными, учитывающими особые императивы науки.

В последней части мы укажем на роль, которую должны играть в подобной жизни, как и в христианской жизни вообще, добродетели и таинства.



РОЛЬ ДОБРОДЕТЕЛЕЙ И ТАИНСТВ

Роль добродетелей


Добродетели являются как бы самим дыханием христианской жизни, излучением в ежедневных действиях и в душевном состоянии благодати Бога, обитающего в душе. Эти добродетели, в особенности - вера, надежда и любовь, знаменуют Божественную жизнь в душе и непосредственно приобщают христианина жизни во Христе. Они не исходят от человека - они дары Божии. Известную аналогию этих добродетелей можно найти в науке. Наука - создание логоса и она открывает нам истину; она ставит себе целью "теорию" - полное выявление того, что есть, что видимо, нахождение умственной нити, объясняющей космос.

Нельзя не видеть в этом стремлении к истине аналогии с верой, благодаря которой мы познаем конечную истину мира, проникая в тайны Божества и творческого Слова, которое было у Бога прежде, чем что-либо начало быть. Наука прислушивается к логосу мира и покорно принимает его, а этот логос - печать Христа, Царя вселенной. Вера же прислушивается к Божественному Логосу, Учителю и Спасителю и исполняет Его заповеди.

Наука непрестанно развивается; она ожидает завершения и ставит себе целью откровение логоса, т.е. полное проявление истины, заключенной в мире; это стремление к еще не открытой истине мира дает смысл усилиям ученых. Но цель эта недосягаема - логос не дается иначе как в своем становлении, и только при условии, что человек всецело подчиняется закону этого становления, он может продвигаться на пути открытия научной истины.

Нельзя ли видеть в этом стремлении к полному проявлению логоса образ христианской надежды, направленной к полному явлению спасения? Наука - это поле, где все время строят и разрушают. Она кладбище гипотез. Но ученые не падают духом, а продолжают подчиняться творческому динамизму логоса. Это подобие духовной жизни, где мы видим как бы сквозь тусклое стекло свет мира, в ожидании Фаворского света, которым озарит нас Христос.

Наконец, наука созидается только благодаря постоянному общению между учеными, и она объединяет их одновременно в обладании тем, что уже постигнуто, и в устремлении к еще не постигнутой истине. Таким образом, она создает как бы общину ученых, имеющую полное основание стать действительно всемирным обществом.

Наука, как творчество, немыслима в индивидуальном масштабе; она может существовать только при содействии многих и на основании умственного содействия всех. Не естественно ли видеть в этом объединении умов, создающемся силой истины, образ объединения душ, достигаемого силой любви? Связь умов в логосе - образ связи душ в любви, т.е. со Христом в Боге.

Но наука является также полем действия всех добродетелей, сопутствующих жизни христианина. Разумеется, некоторые естественные добродетели необходимы для научной работы, например: мудрость, осторожность, терпение, постоянство, мужество, прямота и т.д. В христианской жизни все эти добродетели возносятся любовью в высшую сферу и приобретают новое значение.

Но существуют также чисто христианские добродетели, находящие применение в области научной, как и в любой иной деятельности. Это - все добродетели, благодаря которым наука становится благоговейным изысканием, а отнюдь не проявлением воли властвовать. Не мы творим науку - она творится в нас, когда мы забываем самих себя и прислушиваемся к зову истины. Научная деятельность возможна только при искреннем и смиренном отношении к истине, проявляющейся в нас.

Она символизирует полное смирения сердце, необходимое для принятия спасения. Не только тогда, когда мы находимся у порога спасения и принимаем его, не поняв еще всего, но и потом, когда, принимая дары Божии, мы сохраняем расположение сердца, бывшее у евангельского мытаря и сотника, сознававших, что все даруется Богом, и говоривших ему: "Боже, будь милостив мне грешному" или "Господи, я недостоин, чтобы Ты вошел под мой кров". Ученому должно быть свойственно это смирение, эта нищета духа (см. Лк. 18:13; Мф. 5:3), внутренний мир (залог гармонии между людьми, а также между человечеством и вселенной), кротость, чистота воображения, невинность разума и т.д. Чтобы быть в гармонии с истинным назначением науки, надо обладать открытым разумом и восприимчивым сердцем, полным покорности требованиям истины и способности восхищаться. Чтобы быть восприимчивым к действию благодати, надо также иметь глубокую внутреннюю чуткость, насколько возможно, совершенную покорность внушениям Св. Духа - одним словом, находиться в молитвенном состоянии.

Итак, подлинная научная работа представляет собой символ христианской истины. Расположение духа - служить истине, необходимое для научных исследований, являет образ расположения духа, требуемого христианской жизнью, и, в некотором смысле, одно подготовляет другое. Но в особенности молитвенное состояние души отражается на научной работе и открывает ей ее подлинное назначение; она дает возможность науке быть служением и хвалой; она превращает научное исследование в молитву.


Роль Таинств

Христианская жизнь должна находить свою пищу в Таинствах, и христианская молитва должна быть молитвой со Христом; она становится таковой в Таинствах, особенно в Таинстве Причастия. Ученый-христианин найдет в принятии Таинств, главным образом в принятии Таинства Евхаристии, вместе с развитием своей христианской жизни, освящение научной жизни в человеческой и христианской перспективе.

В плане спасения, все для Христа, а Христос для Бога, как учит апостол Павел (см. 1 Кор. 8:6). Все для Христа, т.е. все завершается во Христе, все взято Христом на Себя и все преображено в Нем. Он - Слово Божие, Он - Тот, через Которого все было сотворено. Он несотворенный Свет, в Котором все сотворенное черпает свой смысл, в котором сотворенный логос черпает свою силу. Как Спаситель и Искупитель, Он - Основа жизни благодати, в Ком все обожествляется.

Христос - Основа одновременно естественного и благодатного порядка; и в Нем происходит их сочетание. Если специфическое назначение науки завершить мир, ведя его к присущей ему истине, к логосу, дабы он мог стать телом града Божия в преображении конца времен, то это потому, что Христос все взял на Себя в Своей Богочеловеческой жизни.

И христианин становится носителем двойной судьбы мира, естественной и сверхъестественной. Христианин несет спасение миру, поскольку он принадлежит Христу, воспроизводит в своей жизни тайну Христа. Ученый-христианин, если он является членом Христовой Церкви, вводит спасение в науку, развитию которой он способствует вместе с другими учеными, даже не признающими Христа, и включает действенность спасения в жизнь логоса.



Когда душа познает любовь Божию Духом Святым, тогда она ясно чувствует, что Господь нам Отец, самый родной, самый близкий, самый дорогой, самый лучший, и нет большего счастья, как любить Бога всем умом и сердцем, всей душой, как заповедал Господь, и ближнего как самого себя. И когда эта любовь есть в душе, тогда все радует душу, а когда она теряется, то человек не обретает покоя, и смущается, и обвиняет других в том, что будто они его обидели, и не понимает, что сам виноват, - потерял любовь к Богу и осудил или возненавидел брата.

Преподобный Силуан Афонский
(1866-1938)

ПРИЛОЖЕНИЕ

О ВЕРЕ В БОГА


На всем видимом написано свидетельство о Невидимом.

Святитель Иоанн Златоуст
(407).



Без будущей блаженной, бесконечной жизни земное наше пребывание было бы неполезно и непонятно.

Преподобный Амвросий Оптинский
(1812-1891).



Неиспорченному уму и сердцу нечего доказывать, что есть Бог. Он знает это непосредственно и убежден в этом глубже, чем могут доказать все доказательства.

Святитель Феофан, затворник Вышенский
(1815-1894).



Убедительность христианства состоит в первую очередь в том, что оно не просто дает логически неопровержимые аргументы в свою защиту, но и предлагает все средства для того, чтобы на личном опыте удостовериться в истинности своих утверждений, а также приводит тысячи и тысячи свидетелей, подтвердивших верность этого опыта. В Евангелии указан путь проверки: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф. 5, 8). О том, как очистить сердце, говорят деятельно прошедшие этот путь. Христиане называют их Святыми Отцами.

Диакон Михаил Портнов
(XX век).



Если вы чувствуете иногда, по-видимому, безо всякой причины тоску на сердце, то знайте, что душа ваша тяготится пустотою, в которой она находится, и ищет Существа, Которое бы наполнило ее сладостно, животворно, то есть ищет Христа, Который Един есть покой и услаждение нашего сердца.

Ах! Какой мрак в душах наших бывает без Господа, без веры в Него: область духовного света или знания так ограничивается иногда, что человек почти ничего не видит, кроме жалкого образа души своей.

Как тело, не питаясь сродными ему началами, не может жить и умирает, так и душа наша, не питаясь молитвой и добрыми мыслями, чувствами, делами, также умирает как в телесной нашей природе до времени совершаются благополучно питание и возрастание тела, но если попадет через пищу, или питье, или дыхание яд или зараза, то вдруг причиняются телу боли и даже смерть в случае неподачи помощи; так и в духовной нашей природе течет до времени все благополучно, но когда приразится к ней дьявол, тогда она тяжко страдает, как бы оцепеневает, и ей нужна бывает скорая помощь от Небесного Врача, Бога духов, которая получится не иначе как чрез молитву веры.

Св. праведный Иоанн Кронштадтский
(1829-1908).



Если мы видим человека, страдающего от сильной душевной тревоги, огорчения и печали, несмотря на то что у него есть всё, чего ни пожелает душа, - то надо знать, что у него нет Бога.

Настоящая, чистая радость обретается близ Христа. Соединившись с Ним в молитве, ты увидишь свою душу наполненной...

Мирские радости не "заряжают" человеческую душу, а лишь засоряют ее. Ощутив духовную радость, мы не захотим радости вещественной.

Старец Паисий Святогорец
(1924-1994).

Андрей Беломорский. Правы ли отрицатели религий?

#27 Twim

Twim

    Графоман

  • Жители HomeNet
  • PipPipPip
  • 1,428 сообщений

Отправлено 23 December 2007 - 16:51

Иеромонах Виталий (Уткин)

Россия и новое язычество

Воспроизведено по изданию: Диакон Андрей Кураев. Трудно быть русским; Иеромонах Виталий (Уткин). Россия и новое язычество. М.: Свято-Иоанно-Богословский монастырь, 2001.

Содержание

I.    Языческий тупик (вместо предисловия)
         II.   Где искать русских богов
         III.  Мерзость
         IV.  Кощное царство
         V.   Так кто же русский?
         VI.  Антихрист
         VII. Воля к победе (вместо послесловия)


1. Языческий тупик (Вместо предисловия)

Начать работу над этой темой меня побудила книга томского автора И. В. Ташкинова, вышедшая в издательстве Рязанской писательской организации «Узорочье». Называется она «Древний Египет и Русь: вопросы истории, мифологии и языкознания».
Официальная история фальсифицирована и подлежит пересмотру. Таков основной тезис И. В. Ташкинова. Он считает, что египетская культура — это культура славянская. Египетская цивилизация, знакомая нам по школьным учебникам, создана нашими предками.
Работа Ташкинова напомнила мне книги другого автора, получившего всероссийскую известность, — А. Т. Фоменко. Ими буквально завалены крупнейшие московские книжные магазины. Главная мысль этого автора та же, что и у Ташкинова: вся история фальсифицирована, и ее надо переписать. Фоменко, например, убежден, что не было никакого татаро-монгольского нашествия. Оно-де — выдумка позднейших московских летописцев.
«Ну а что такого в свободном творческом поиске ученых? — спросит кто-нибудь. — Чем больше точек зрения, чем больше различных мнений, тем лучше. В споре, как известно, рождается истина...»
Вроде бы все верно. Но слишком уж роскошно издаются книги того же Фоменко. Слишком уж большими тиражами по нашим нищим временам. Значит, кому-то выгодно пересмотреть историю. Кому?
Вот как размышляет об этом один из современных российских историков, академик, член Президиума Российской академии наук В. Л. Янин: «Считаю уместным задать вопрос: чей социальный заказ выполняет А. Т. Фоменко? Естественно, ответить на этот вопрос может только он сам. В ожидании такого ответа я вспоминаю первые послевоенные годы Новгорода. Тысячелетний город лежит в руинах. Его памятники с сорванными крышами зияют пробоинами. По оскверненным вандалами фрескам стекают струи дождя. Микешинский монумент «Тысячелетию России» разобран, и блоки с фигурами героев российской истории в беспорядке брошены в грязь. Славно поработала зондеркоманда СС, преследовавшая одну цель — лишить наш народ исторической памяти и превратить его в стадо бессмысленных скотов...».
Народ, лишенный исторической памяти и превращенный в стадо. Вот цель для тех, кто на нынешнем историческом переломе хочет стереть с лица земли мою страну — Россию.
«Ведь народу, не знающему своей истории, культуры, можно внушить свое превосходство и добиться добровольного повиновения, покорности, особенно, если этот народ, как русский, не победить в открытом бою». Очень верная мысль. Поразительно только, что приведенная цитата принадлежит человеку, который, как и Ташкинов, как и Фоменко, делает все для разрушения народной исторической памяти, совершенно фальсифицируя прошлое. Автор данного высказывания — А. Н. Алексеева, доцент Радиотехнической академии города Рязани. Не историк. Точно так же, как и Фоменко. Цитата взята из сборника «Мир русской души», вышедшего в 1998 году в том же издательстве рязанской писательской организации «Узорочье», что и книга Ташкинова. Издание сборника финансировало Управление культуры и искусства города Рязани.
В книге «Мир русской души» делается попытка доказать, что православное христианство, придя на Русскую землю, разрушило развитую духовную культуру наших предков и поработило издревле существовавший русский народ чужеземному началу. А русские — это ядро мировой цивилизации. Русский язык — основа для многих языков мира. Нужно отказаться от христианства, вернуться к русскому язычеству, создать новую культуру и новое общество. Вся деятельность научно-практического семинара «Русское просвещение», направлена на обоснование именно этих тезисов, на популяризацию их в сознании русских.
В городе проводятся языческие праздники, например «Ярилин день». Открыто действуют в Рязани языческие организации — «Союз славян», руководимый В. В. Костылевым (входит во всероссийское объединение «Союз славянских общин славянской родной веры», лидер — В. С. Казаков) и «Рязанская славянская языческая община», руководитель — М. А. Качалова (Доброслава). Есть у них сильные друзья и высокие покровители.
Разрушить существующую Россию и создать новое общество — вот чего хотят современные неоязычники. В этом новом обществе православному христианству не будет места. Не будет потому, что реальность, которую они строят, не имеет ничего общего с исторической Россией.
Эту историческую Россию они, называя себя «русскими патриотами», отрицают. Для себя они создали другую «родину» — некий виртуальный образ «Светлой Руси», или «Светлорусии». Собственно, и являются они патриотами именно этой виртуальной страны, а не подлинной России.
Оболгать прошлое, оболгать мать русского народа Русскую Православную Церковь — такой они видят свою задачу. Для этого у них есть вполне приличные информационные силы. В Рязани выходят или распространяются неоязыческие газеты «Русская правда», «Ариец», «Лыбедский бульвар».
И, наконец, идеологическое обслуживание всех этих структур на как бы научном уровне осуществляет семинар «Русское просвещение».
Снова зададимся вопросом: кто стоит за этими силами? Я не отношу себя к тем, кто всюду ищет заговоры, но данная ситуация слишком серьезна. Я глубоко убежден, что всеми этими неоязыческими организациями, упорно называющими себя патриотическими, двигают те, кто хочет погибели России. Для этого и нужно лишить людей памяти о своей истории, оболгать прошлое.
А ведь русский вопрос является сейчас вопросом выживания страны. Сумеем ли мы стать подлинно русскими? И что это значит — быть русским?
Вот передо мной лежит политическая карта мира. Только очень уж необычны границы государств, нанесенные на ней. Соединенные Штаты Америки и Япония обведены общей пунктирной линией. Вся Европа показана объединенной. Огромным пятном выделяется государство, носящее на карте название «Великий Китай». В его состав включены Монголия, часть среднеазиатских республик СНГ, Афганистан, Пакистан, Индокитай с частью Индонезии, Корея. Но еще более поразительны границы нашей страны. Вся она поделена на три части. Первая — «Дальневосточная республика». Но нет у нее целой полосы южных регионов, нет Благовещенска, Хабаровска, Владивостока. Все это отдано «Великому Китаю». Другая часть — «Сибирская республика». Она лишена юга Сибири, также прирезанного к Китаю. И, наконец, собственно «Россия» до Урала с западной границей между Курском и Петрозаводском. В состав этой территории не включены Псков и Санкт-Петербург. Они отданы объединенной Европе. Южная граница этой «России» проходит между Ростовом и Каспийским морем. Весь Северный Кавказ, Краснодарский и Ставропольский края также отданы Европе. Частью этой Европы является на карте и Турция. Поперек всех трех частей мы читаем: «Confederated Russia» — «Конфедерированная (читай: — расчлененная. — и. В.) Россия». «Сибирь» и «Дальневосточная республика», конечно же, — американские протектораты...
Что это? Бред сумасшедшего? Чьи-то отвлеченные фантазии? Ни то и ни другое. Карта эта — часть американского геополитического планирования. Такое будущее уготовил нашей стране господин Збигнев Бжезинский, влиятельнейший идеолог насаждаемого США «нового мирового порядка». Карта опубликована в американском издании его книги «Великая шахматная доска» (в русском переводе карта стыдливо опущена). Книга имеет посвящение: «Моим студентам — чтобы помочь им формировать очертания мира завтрашнего дня». Перепечатана была карта в сентябре 1997 года и в журнале «Foreign Affairs», органе «Совета по международным отношениям». А «Совет» этот — одна из важнейших структур все того же «нового мирового порядка».
Подождите немного. Пройдет несколько лет, проржавеют окончательно наши ракеты, и эти планы начнут претворяться в жизнь.
Советник госдепартамента США, руководитель Института стратегических исследований при Гарвардском университете С. Хантингтон в своей нашумевшей книге «Столкновение цивилизаций» пишет, что далеко не все страны по своей сути пригодны для «нового мирового порядка». И в первую очередь, с этой точки зрения, непригодна наша Россия. Лишняя она. Такие ресурсы, такая территория — а тут еще с каким-то народом надо считаться. И вообще, по словам того же господина Бжезинского, мы — «черная дыра». Отсюда — неизбежность цивилизационных конфликтов.
А ведь кроме американской карты, есть еще и другие. По плану Бжезинского, мусульманскому миру не достается ничего. Более того, многие мусульманские
страны оказываются поглощенными «Великим Китаем». Оно и понятно. Очень уж пугают американцев 300 миллионов мусульман своей непредсказуемостью.
Но мир этот существует, и у него есть свои планы. Недавно была опубликована карта, подготовленная одним мусульманским исследовательским центром. И на ней много для нас занимательного и удивительного. В качестве самостоятельных исламских государств здесь показаны не только Чечня, Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Татарстан и Башкортостан, но даже Мордовия! И составители этой карты также ждут своего часа.
Рано или поздно, но этот час придет. Придет, если в нашей стране все будет по-прежнему. Если мы не будем знать, кто мы такие и чего хотим. Если, встречаясь с окружающими нас цивилизациями — Америкой, Китаем, исламским миром, мы не осознаем свою собственную самобытность, не сольемся со своим прошлым в одно целое. Если мы будем амебами, то, сталкиваясь с чужими национальными интересами, перестанем сами существовать как нация.
Может быть, кто-то из нас считает, что государства на рубеже XXI века руководствуются нормами международного права и свято соблюдают права всех, даже самых малых народов? Разве мы ничего не знаем о войне в Югославии?
Мы хотим жить в резервации от Курска до Урала? Без всякого выхода к морям? Без всех природных ресурсов, к которым так привыкли? Жить, дрожа от страха перед американцами, китайцами, мусульманами и надеясь, что когда-нибудь они перессорятся между собой из-за наших же богатств? Мы хотим, чтобы наша страна стала ареной третьей мировой войны? Тогда давайте оставаться гражданами вселенной. Не хотим? Тогда мы должны наконец-то стать русскими.
Но вот он, опять этот вопрос: что это значит — быть русским?
Что важно для нас в нашей собственной самобытности? Что поможет выстоять перед лицом всего мира?
Нация — это не только экономическая, культурная и этническая общность людей на какой-то территории. Нация — это в первую очередь общность духовная. Воссоздать экономику, добиться демографического подъема, отладить политическую систему, просто наладить, в конце концов, нормальную жизнь — всего этого можно добиться только при наличии воли. Где взять нации волю, где взять ей силу? Только в вере. Общая вера — вот что служит фундаментом для национальной жизни. Следовательно, быть русским — значит иметь русскую веру. Но какая это вера?
Вся русская история свидетельствует, что эта вера — православное христианство.
Давайте посмотрим, кого больше всего боятся наши враги. Збигнев Бжезинский говорит, что «после падения коммунизма главным врагом Америки является Русское Православие». Даже наши главные стратегические противники признают, что Православие — это стержень и опора России.
Как мы видели выше, слишком многие думают по-другому и выбирают язычество. Считаю, что среди них множество искренне заблуждающихся людей. Для них я и пишу все это.


2. Где искать «русских богов»?

Способно ли язычество обновить и воскресить нашу страну? Христианство призвано привести ко Христу все народы. Языческие культы, реально существовавшие в прошлом (а о сути нового язычества мы еще поговорим), в этом отношении христианству противоположны. Они не направлены вовне того народа, которому принадлежат. Персом-огнепоклонником или индусом высшей касты надо было родиться, но нельзя было стать. У каждого народа свои боги, и эти боги покровительствуют только конкретным народам — вот основной постулат исторического язычества.
«Так это же великолепно! — воскликнет кто-нибудь. — Нам сейчас и нужно отгородиться от внешней духовной угрозы! Будем же молиться своим богам!»
Но подождите. А каким конкретно богам вы собираетесь молиться? «Так это же понятно, — ответят нам, — русским, славянским».
Вот в первом номере газеты «Лыбедский бульвар» за 2001 год помещена статья В. И. Корчагина «Что делать?», в которой он пишет: «Нам необходимо вернуться к своей русской национальной религии, существовавшей до принятия христианства на Руси, к своим родным русским богам». Попутно газета в очередной раз выливает поток грязи и оскорблений на православное христианство.
Необходимо, однако, отметить, что русская нация как исторический феномен возникла вовсе не в языческие времена. Под русскими обычно понимают три родственных народности — великороссов, малороссов (украинцев) и белорусов. Любому человеку, мало-мальски знакомому с историей освоения тех огромных просторов, которые занимают эти народности, с историей их взаимоотношений, очевидно, что срок формирования русской нации вполне укладывается в минувшую тысячу лет.
Например, В. О. Ключевский и С. Ф. Платонов, одни из наиболее значительных отечественных историков рубежа XIX-XX веков, относили образование великорусской народности (тех, кого мы обычно называем русскими) к XII-XIII столетиям — времени колонизации Суздальско-Владимирской Руси. Если же говорить о русской нации как о политической и экономической общности, то любому человеку, учившемуся в средней школе, очевидно, что сформировалась она не раннее XV-XVII веков.
А что же было раньше?
Были, например, скифы-пахари, иначе называемые сколотами. Древнегреческий историк Геродот писал, что они пришли на земли Среднего Поднепровья за тысячу лет до Дария, то есть за полторы тысячи лет до Рождества Христова. Достаточно подробно на сколотской проблеме останавливается Б. А. Рыбаков в своих книгах.
Сколоты, так же как и венеды, и анты — все это предки нынешних русских. Но в том-то и дело, что они, конечно же, не русские в нашем сегодняшнем понимании. Безусловно, они жили на территории нашей страны, и мы — их отдаленные потомки. Однако мы другие — и по широте своего географического охвата, и экономически, и культурно, и духовно, и даже уже антропологически. Мы мало похожи на них. Мы не сводимся к ним. Нас разделяет История. И их боги — это именно боги сколотов, венедов, антов и так далее. Но это ни в коей мере не русские боги. Да и о богах этих сохранилось крайне мало сведений. В каких богов верили сколоты? Поклонялись они солнцу и чтили «священные дары» неба — золотой плуг, ярмо, топор и чашу. Вот и все, что известно об их религии.
Сейчас в массовом сознании активно насаждается искаженное представление о происхождении русского народа. Мы уже говорили о книге «Мир русской души». Её составители пытаются доказать, что русские как нация существуют неисчислимое количество лет и вообще являются первоначальным народом земли, от которого происходят все другие народы. При этом конкретно-историческое понятие «русские» подменяется некой абстракцией — «русами», «русичами» и т. д. Особое внимание уделяется в книге гипотезе Г. С. Гриневича, величаемого не иначе, как «русский ученый».
Гриневич предпринял попытку расшифровать некие знаки на глиняном горшке, найденном сто лет назад в дохристианском захоронении вблизи села Алеканово Рязанской губернии. Гриневич посчитал, что он прочитал надпись, которая на русский язык переведена им так: «Надо закрыть, в чело (печь) посадив». На основе своего «открытия» Гриневич «расшифровал» абсолютно все древние надписи в мире. Конечно же, в основе их — русская речь.
А теперь представим себя на месте тех, кто хоронил покойника в том погребении. Они верили в то, что магические знаки, наносимые на одежду и предметы, способны защитить их владельца. Верили они и в загробную жизнь своего умершего родственника, и поэтому поставили ему в ноги горшок с ритуальной пищей. Стали бы они писать на этом сосуде ту глупость, которую прочитал Гриневич? Положили бы они в могилу просто горшок, взятый из дому? Можно предположить, что они изготовили бы специальный сосуд и нанесли бы на него знаки, служащие магическим талисманом. Ну а какая же магия в банальности? В том, что горшок должен быть поставлен в печь?
Вот свежий пример «болезни Гриневича». Уже упоминавшаяся «историк-любитель» и доцент Радиотехнической академии города Рязани А. Н. Алексеева, вдохновленная «открытием» Г. С. Гриневича, путешествовала на остров Крит. Гриневич расшифровал якобы таинственную надпись на знаменитом фестском диске. Из этой расшифровки будто бы следует, что цивилизацию на Крите основали «русы-язычники» (последний момент непременно подчеркивается), приплыв туда во втором тысячелетии до нашей эры. И естественно, что после возвращения с «русского» Крита А. Н. Алексеева с великой радостью стремится поделится своими знаниями с участниками семинара «Русское просвещение». Доклад называется, ни много ни мало, «Древняя русская цивилизация на Крите».
Знали ли Крит наши предки? Да, знали. В 960 году греки при поддержке славянских воинов и варягов высадились на Крите, который до этого был базой арабских пиратов. Это — реальная история. А вот «русичи» как основатели критской цивилизации за две тысячи лет до нашей эры — это уже фантастика.
А как же Гриневич?
Деятели семинара «Русское просвещение» очень любят труды А. И. Асова, апологета так называемой «Велесовой книги». Когда рязанские язычники в противовес официальным Дням славянской письменности и культуры проводили свою «научно-практическую конференцию», то Асов был туда приглашен.
Вот что Асов пишет о Гриневиче: «Сама идея Г. С. Гриневича о существовании славянского слогового письма и о том, что сим письмом предки славян писали непрерывно с VI тысячелетия до н.э. и вплоть до недавнего времени, является более чем спорной. Что же касается его прочтения тем же способом этрусских, критских, протоиндийских надписей, то это является ни на чем не основанной фантазией. С тем же успехом по-славянски можно читать китайские и египетские иероглифы либо письмена с острова Пасхи... Сама работа Геннадия Станиславовича показывает только некоторое, весьма поверхностное, знакомство его со славянской фонетикой, а также полное отсутствие знаний старославянского языка, проблем истории языка. Ни разу в своей книге он не употребил ни одного языкового термина, не оценил форму слова, не попытался определить склонение».
В Интернете сразу на нескольких языческих сайтах (а таковых, к несчастью, предостаточно) распространен материал «Русская рунология в цветочек: А. Платов против Г. Гриневича». Оригинал этого материала расположен на сайте писателя Юрия Никитина в разделе «Корчма».
Антон Платов — фигура в современном славянском неоязычестве неординарная. Он вместе с Дмитрием Гавриловым возглавляет «аналитическую группу» «Северный ветер» в Москве, являющуюся одним из ведущих философско-литературных глашатаев неоязыческих идей. Сам Платов, в отличие от своих коллег по «Северному ветру», придерживается не славянской, а скандинавской языческой традиции. По образованию не гуманитарий, а физик-теоретик. Его разработки по рунологии «Руны и их магическое значение», «Славянские руны» можно (но не нужно) видеть на сатанинском сайте «Черный свет». Какая связь между неоязычниками и сатанистами, я попытаюсь показать ниже.
А история между Гриневичем и Платовым произошла весьма показательная.
В 1994 году в издательстве «Менеджер» вышла книга Платова «Руническая магия». На обложке книги он поместил собственноручно выполненную руническую надпись, точнее две. Первая из них, по словам самого Платова, имеет значение «руника». Вторая, переданная классическими Старшими рунами, означает «я, такой-то, сие написал». Вторая надпись органично включена в состав рисунка, являющегося личным «знаменем», точнее клеймом Антона Платова, которое он ставит на своих книгах и авторских работах.
И вот в 1999 году московское издательство «Летопись» выпустило второй том сочинения Гриневича «Праславянская письменность». В нем он «прочитал» на «праславянском» языке бесчисленное количество таинственных надписей, в том числе... и личное клеймо Антона Платова.
И вот что получилось:
ЙАЛОНАИЧАЕМОЧАМОЙАИГИСЕЕНОЕКОРЫСЕНОЕБЕЙАМОКО.
На самом деле не смешно, а очень неприлично. Если быть кратким, надпись, по мнению господина Гриневича, повествует о неком человеке, чья семенная жидкость является «предметом любовной страсти», а потомки которого «были в далеком прошлом белковым веществом».
Рисунок на клейме Платова обозначает, по мнению самого автора, «мировое древо» — важнейший языческий символ.
Однако Гриневичу, конечно же, виднее. Он заявляет: «А что касается изображения, которое сопровождает надпись, то оно точно отвечает содержанию надписи: перед нами изящно, я бы сказал даже, витиевато выписанный мужской половой орган на фоне женского полового органа».
Понятно, что Платов очень обиделся и в своей статье «Русская рунология в цветочек» сильно ругает Гриневича, говоря, что его работа — не просто невежество, а «хамство, оскорбляющее всякого, кто считает себя русским».
Платов убежден, что Гриневичу «стоило бы познакомиться хотя бы с популярными книжками для старшего школьного возраста. Тогда бы он знал, например, что из элементарных законов комбинаторики и математической лингвистики следует вывод о невозможности корректной дешифровки одиночных надписей, выполненных слоговым письмом. Иначе говоря, такие надписи допускают любую дешифровку на любом наперед заданном языке. Знаменитый фестский диск, "прочтением" которого так гордится господин Гриневич, — тому превосходный пример. Давным-давно установлено, что текст диска не будет достоверно переведен до тех пор, пока косвенные свидетельства не позволят установить принадлежность языка текста к какой-либо группе». Гриневич должен узнать также, что, «мягко говоря, некорректно вносить изменения в прорисовки надписей на археологических памятниках, подгоняя древние тексты под собственные системы дешифровки». Вот вам и алекановский горшок...
Трудно предположить, что А. Н. Алексеева при своей любви к язычеству не знает последней книги Асова. И уж вовсе невозможно подумать, что доцент Радиотехнической академии не знакома с языческими ресурсами в Интернете. Следовательно, остается предположить, что «историка-любителя» интересует не научная истина, а идеология. Ей важна «нужная» дешифровка...
Все, что делает семинар «Русское просвещение», к науке не имеет никакого отношения. Это есть идеологическое обслуживание тех общественно-политических кругов, которые стремятся перечеркнуть реальную историю России, выдав за нее заведомую фальшивку.
Монументальное полотно становления русской нации открывается перед нами в трудах выдающихся российских историков, таких, например, как Н. М. Карамзин, С. М. Соловьев, В. О. Ключевский. История эта достойна любви и почитания не только потому, что она наша. Это путь, может быть, величайшего народа земли. Однако родился этот народ как одно великое целое в купели святого равноапостольного князя Владимира. До этого мы знаем «один народ славянский». Но представлен он весьма разными племенами, вернее союзами племен. В «Повести временных лет» мы находим их перечисление: это поляне и древляне, дреговичи и радимичи, северяне и вятичи, словене и многие другие. И для нашей с вами темы важно то, что эти племенные союзы очень разные. Как свидетельствует «Повесть временных лет», все они «имели свои обычаи, и законы своих отцов, и предания, каждый — свой нрав». Современные исследователи собрали множество доказательств того, что «предания», то есть религиозные представления, у этих племенных союзов сильно различались. Попытки ряда авторов, например того же Асова, столь любимого деятелями рязанского семинара «Русское просвещение», воссоздать некий единый древнерусский пантеон оказываются несостоятельными.
Люди, выросшие в традиционной среде, хорошо знают детскую игру в «Яшу», ждущего свою невесту. Игра эта восходит к очень далеким временам. И «Яшу» на самом деле звали Ящер. Северные славяне поклонялись змею Ящеру, владыке подземных вод. Очень подробно этот культ описывает в своей книге «Язычество Древней Руси» один из самых известных историков, академик Борис Александрович Рыбаков.
Святилища Ящера располагались на болотах, берегах озер и рек. Главное капище помещалось недалеко от Новгорода, в том месте, где из озера Ильмень вытекает река Волхов. Древнерусский летописец называет Ящера «князем Волхова». Он-де «перекрывал в той реке Волхове водный путь. И не поклоняющихся ему иных пожирал, иных потоплял. Поэтому люди, тогда несведущие, сущим богом окаянного того называли». В качестве жертв Ящеру кидали в воду черных кур, а также молодых девушек. Вот почему «Яша» в детской игре ждет свою суженую.
Одним из самых подробных изложений мифа о Ящере является былина о Садко — гусляре, восхитившем своей игрой подводного владыку. Во второй части былины рассказывается о том, что Садко отправился на дно морское как жертва Ящеру-царю.


Ай же вы, дружки-братья корабельщики,
Верно, не пошлины поддонный царь требует,
А требует он голову человеческу!

Впрочем, в былине все заканчивается благополучно. Садко с помощью дочери подводного царя выбирается на поверхность.
Культ Ящера исключительно северный. Это для нас важно чрезвычайно. У других славянских племен — другие бога. Прибалтийское божество Перкунас (Перун), укрепившись сначала на среднем Поднепровье, пришло на север с огнем и мечом. Капище у устья Волхова было разрушено по приказу молодого Владимира Святославича. Тогда, еще до своего обращения ко Христу, он пытался привести всех языческих богов разных славянских племен к одному знаменателю. На месте святилища Ящера был воздвигнут идол Перуна, и само место получило название «Перынь». Впрочем, и этот «бог» мягкосердечием не отличался и тоже требовал «голову человеческу».
Любителям язычества нельзя выбрать ни русских, ни славянских богов «вообще». Выбирать приходится между божествами отдельных славянских племенных союзов.
«Ну что же, — скажет кто-нибудь. — Мы рязанцы, а Рязань основали вятичи. Узнаем, как верили они, и будем верить так же».
Сначала о вятичах. Вот в вестнике Союза славянских общин «Вятич» № 6(8) за 1998 год лидер этого языческого объединения Вадим Станиславович Казаков пишет об образовании языческой общины в Калуге: «1994 год можно по праву считать годом восстановления славянской веры в России. Древняя земля вятичей дольше всех сопротивлялась христианству (до XII века), и она же стала первой землей, начавшей путь к освобождению от христианского чужебесия. Вятичи оказались достойными своих предков».
В том, что современный индустриальный город Калуга населен непосредственными потомками древних вятичей, я очень сильно сомневаюсь. Для обоснования данного утверждения должна была бы быть проведена серьезная научная антропологическая экспертиза (обмер черепов, генетические исследования) и доказана преемственность с XII века большинства населяющих город родов. Вы убеждены в том, что жители Калуги вообще осознают, что это такое — «род»? В лучшем случае они знают лишь имена своих прадедушек. Даже в XX столетии было столько событий, совершенно перемешавших население нашей страны, что ни о какой преемственности говорить не приходится. Посудите сами: гражданская война, индустриализация, коллективизация, репрессии, Великая Отечественная война, эвакуация, комсомольские стройки, урбанизация и так далее. Где теперь искать вятичей?
Вообще, Россия как духовно-исторический феномен не сводима к тем племенам, которые населяли ее территорию до чуда рождения русской нации. «История России, — писал Василий Осипович Ключевский, — это история страны, которая колонизуется». Осваивались огромные пространства. И эти просторы стали плавильным тиглем, в котором вятичи, кривичи, поляне и прочие славянские племена становились единым русским народом. Этот народ, придя на новые земли, уже был христианским.
Ярким примером тому служит Рязань. Материалы археологических раскопок свидетельствуют, что люди, селившиеся на берегу Оки на месте бывшего маленького мордовского городка, пришли с самых разных сторон. Здесь и вятичи, и кривичи, и радимичи, и поляне. И стали все они рязанцами одновременно с Христовой проповедью в этих местах. Рязань — не город вятичей, хотя они и составляли большинство из заселивших его колонистов. А какой же это город? Русский.
Можно сколько угодно выискивать среди археологических находок в Старой Рязани материальные следы пережитков языческих времен. Но поднимать их на щит и кричать о том, что город был языческим или, в лучшем случае, рязанцы были двоеверами, нельзя. Это неправда. Старая Рязань изначально застраивалась, как и все древнерусские города, по плану, в основе которого лежала христианская символика. Город земной осмысливался как икона Небесного Иерусалима. У каждого из его элементов: и у Соборной площади, и у Спасских (вернее — Золотых) ворот, и у Благовещенского монастыря на въезде в город — было свое священное христианское обоснование. Так что рязанская, русская вера — это христианство. А ящеры, перуны и прочие — это боги давно канувших в Лету племен. И не более того.


3. Мерзость

«Высший закон природы гласит: «Да расцветет всюду жизнь!» Отсюда русальские обряды, игрища вокруг огромного, грубо вырезанного стоячего столпа, олицетворяющего Ярую силу и называемого поэтому Хером. Общеиндоевропейский корень «яр — ер» обозначал силу, неодолимо стремящуюся вверх, подобно встающему Яриле-солнцу. Хороводно-эротические игрища вокруг Хера — подчеркнуто мужественного символа солнечного начала — побуждали мужчину и женщину к совокуплению, священнодейству во славу Рода».
Согласитесь, странный текст. Можно посчитать его грубой пародией. Но это не цитата из какой-нибудь бульварной эротической газетки. Так «Верховный волхв» Союза славянских общин Доброслав разъясняет своим последователям суть языческих обрядов.
Кто же такой этот Доброслав? Сами язычники называют его своим «ведущим идеологом». Настоящее имя — Добровольский Алексей Александрович. 1938 года рождения. Под влиянием венгерских событий создал в 1957 году небольшой антисоветский кружок, громко названный Русской национально-социалистической партией. Члены РНСП печатали на пишущей машинке листовки с призывами «бить ментов, коммунистов, комсомольцев». Листовки они расклеивали на столбах или забрасывали в почтовые ящики в разных районах Москвы.
«Подпольщики» были арестованы в мае 1958 года, после того как они, будучи нетрезвыми, похвалились перед девицами, что будут скоро «резать большевиков». Почти всех вскоре освободили, но сам Добровольский был осужден на 3 года.
Освободился в мае 1961 года. Чтобы получить после освобождения прописку в Москве, Добровольский дал согласие на секретное сотрудничество с КГБ («по глупости, по молодости думал перехитрить чекистов. Думал, буду разведчиком работать на два фронта, прикинусь, что я их. Что-то получилось, что-то не получилось, но я был разведчиком, а не просто стукачом ради прописки»).
В 1961 году Добровольский крестился, считая, что русский должен быть православным. Крестил будущего неоязыческого «волхва» Глеб Якунин, он же стал в 1963 году крестным отцом его старшего сына Сергея (впоследствии «волхва» московской языческой общины).
Добровольский вступает в подпольную группу Народно-трудового союза (НТС). Опять арестован. Попал в спецпсихбольницу в Ленинграде. Освободился в августе 1965 года. Вновь вступил в НТС и продолжил борьбу с «коммунистическим режимом». Впоследствии неоднократно арестовывался органами КГБ и МВД. Провел несколько лет в тюрьмах, лагерях и ссылках.
С конца 1969 года Добровольский увлекается эзотерическим учением Елены Блаватской. Затем наступает черед парапсихологии. Истоки его учения, как мы видим, вполне оккультные, причем оккультизм этот — новейший, относящийся к XIX-XX векам. Увлекался Добровольский и модным в те годы голоданием. Разработал свою систему целительства «путем вдыхания цветочных ароматов» и даже выпустил в самиздате книгу на эту тему — «Арома-йога».
Последний раз был арестован в 1982 году по обвинению в спаивании несовершеннолетних. Четыре месяца провел в Институте имени Сербского и около года в психбольнице общего типа.
В 1989 году в самиздате появляется его книга «Стрелы Ярилы». В этом же году он принимает имя Доброслав. При содействии Константина Смирнова-Осташвили начинает выступать с лекциями на языческую тематику. Проводит многолюдные языческие праздники.
В 1990 году вместе со своими взрослыми сыновьями (одного сына он назвал Родослав, а другого — Вятич) поселяется в лесной деревушке Весенево Шабалинского района Кировской области. Доброслав составляет первые краткие языческие именослов и календарь.
22 июня 1997 года представители нескольких языческих общин провели в Весеневе объединительный съезд «Вече». На нем Доброслав был провозглашен вождем «Русского освободительного движения», призванным «избавить Народ — Родину — Природу от чужеродной кабалы». Но на чью сторону надо для этого переходить?
Вопрос этот не случайный и очень интересный. Практически сразу же после того как Доброслав развернул в глуши шабалинских лесов активную деятельность, его посетил некий Carey Goldberg. В результате в «Los-Angeles Times» 28 ноября 1992 года появилась весьма позитивная статья о Доброславе...
Свою идеологию Доброслав называет «русским национал-социализмом». Основными положениями своего учения он считает принятие язычества в качестве «природного славянского мировоззрения», признание христианства, или, как его называет Доброслав, «жидо-христианства» за «чуждую, насильственно внедренную религию».
В июле 1999 года Доброслав был избран «Верховным волхвом» Союза славянских общин. Его политическим идеалом является приход к власти национал-социалистов, воспитанных на работе Доброслава «Природные корни русского национального социализма». Вадим Казаков, лидер Союза славянских общин, своей задачей видит восстановление язычества как религии в общегосударственном масштабе. Более того, язычество должно стать единственной государственной религией в России. В уставе Союза славянских общин славянской родной веры говорится об этом так: «Союз является правопреемником государственного исповедания России, запрещенного в итоге правительственного переворота 988-990 годов. Славянская Родная Вера является единственной исконной верой славян».
Вокруг Доброслава и его учения группируется практически всё, что есть политически-радикального в современном российском неоязычестве.
7 января 2001 года в отношении Алексея Александровича Добровольского (Доброслава) вновь возбуждено уголовное дело. За что? Ответ на этот вопрос можно найти в статье, написанной со слов участницы праздника Ивана Купалы у Доброслава и опубликованной в Интернете Православным информационным агентством «Русская линия».
«Организатором и идейным руководителем праздника был, конечно, Доброслав в отглаженной... рубахе. Все началось еще засветло. На поляну вынесли огромный барабан, мне дали кувшин, кто-то нес деревянную «братину» — ковш литра на три.
...Для праздника вырубили большую елку, сняли с нее кору, бревно обстрогали в виде фаллоса и почему-то не стали красить сразу, а понесли на холм, вырыли там яму, поставили этот «фаллос», влезли друг на друга в три яруса и начали его красить. Потом встали вокруг него и начали кричать: «Слава русскому херу!»...
На соседней поляне были уже сложены огромный костер и два костра поменьше. Приволокли барабан. «Ба-бах!» — сигнал к тому, чтобы все замолчали и построились... Доброслав сказал: «Те, кто крещеные, пойдут в первую очередь, потому что с них надо снять эту веру и перевести в другую»... «Снимали веру» так: Доброслав мочил руку водой, проводил ею по макушке новичка, а потом плескал этой водичкой на глаза, на душу — чтоб были чисты, и спрашивал имя. В язычестве надо принимать славянское языческое имя. Была книжечка, народ присматривал себе имена... Потом с посвященных срезали прядь волос и бросали в костер — вроде для связи с предками...
...Все встали в хоровод и пустили по кругу братину с водой, а некоторые стали кричать: «Смерть жидохристианам!», «Смерть жидохристианским матерям!», «Смерть их детям!»... И все присутствующие хором, на весь лес повторяли эти слова...
Пили домашнее пиво, которое притащили местные мальчишки в огромной бутыли. Кстати, местные парни все эти обряды очень серьезно воспринимали. Похоже, других развлечений в глубинке сегодня маловато... «Непосвященных» пивом не угостили... Потом притащили настоящий гроб, не помню точно, что он символизировал, — кажется, предполагалось, что это гроб христианской Божией Матери, — и стали рубить его топором. Разрубили на щепки, сделали из гроба костер. В завершение ходили по углям. Водой, кстати, костер у язычников тушить не полагается — разгневается бог Огня. Встречали солнце. Хотя была ночь на Ивана Купалу, в воде никто не купался, кроме нас, «непосвященных»».
Прокурору Шабалинского района Кировской области Доброслав направил письмо, распространенное в Интернете. В письме он пишет: «Я имею удостоверение жертвы политических репрессий. Я прошел Лубянку, Лефортово и спецрежим ГУЛАГа». Согласитесь, что для человека, борющегося против «просионистского кремлевского правительства» (см. там же), весьма странно хвалиться своим участием в деятельности, приведшей к событиям последнего десятилетия. Что-то тут явно не так.
Весьма позитивно о празднике Купалы, за который в отношении Доброслава было возбуждено уголовное дело, рассказали журналы «Огонек» и «Времечко».
Но вернемся к цитате, приведенной в начале этой главы. Может быть, этот Доброслав просто психически болен? Язычники утверждают, что случаи с психбольницей были результатом «симуляции заболевания». Скорее всего, кировский «волхв», рассуждая о Яриле, вполне в здравом уме выражает суть своих взглядов. И он в этом, увы, не одинок.
Передо мной лежит книга «Коло славим!», изданная в 1999 году в Москве Институтом общегуманитарных исследований (только что это издательство выпустило и книгу о «духовной науке» известного оккультиста XX века, основоположника печально известной вальдорфской педагогики Рудольфа Штайнера). Книга подготовлена языческой общиной «Родолюбие» (объединение «Велесов круг»). В ней опубликованы как материалы самой этой общины, так и разработки другой языческой общины — «Коляда вятичей».
Здесь на странице 157 помещен следующий текст: «Как на холме высоком стоит Столб каменный, неисточимый... Под ним — яма черная, глубокая... Стоит он, четырьмя ветрами с четырех сторон опершись, белый да черный вороны кружат над ним. Сколь ни поднимайся по нему вверх, сколь ни опускайся вниз — не найдешь ни конца, ни начала. Глубоко погружен он в землю-Матушку, и пока он стоит — не прервется, не иссякнет Жизнь на Земле».
Это — из вновь сочиненного «гимна» на освящение языческого идола — «Родового столба». А вот рядом изображен и он сам — в виде фаллоса, на реалистически прорисованной оконечности которого сияет свастика.
Вот «методические разработки» одной языческой общины о проведении праздника Купалы: «Сами участники праздника — парни и девушки — также являются живыми символами мужского и женского начал. Отсюда и характерная для праздника Купалы некоторая фривольность в поведении участников и соответствующие мотивы в фольклорном сопровождении. В древности дети, зачатые во время купальских празднеств, считались самыми смелыми и сильными воинами».
Вообще-то в православной России подобное раньше называли свальным грехом...
Именно блуд, половая распущенность лежат в основе всех языческих культов. Апостол Павел пишет о язычниках: «И как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства, так что они исполнены всякой неправды, блуда, лукавства, корыстолюбия, злобы, исполнены зависти, убийства, распрей...» (Рим. 1, 28-29). Непотребство, в основе которого лежит блуд, порождает всевозможное зло. И зло это часто заканчивается убийством.
В Библии мы видим, что ветхозаветные пророки много раз обличали свой народ за отступление от истинного Бога и поклонение божеству разврата Ваалу. Культ Ваала состоял в дико разнузданном сладострастии. Сам он изображался точно так же, как описывают свое божество Доброслав и «Родолюбие». Практически все идолы нынешних российских неоязычников изготавливаются в форме фаллоса.
Для нас чрезвычайно интересно то, что в образе Ваала израильтяне почитали солнце. Именно солнце у древних народов было символом плодородия и жизненного начала вообще. Получалась, на первый взгляд, парадоксальная вещь: вроде бы светлый, жизнеутверждающий, солнечный культ оборачивался самым гнусным развратом. Более того, в этих «солнечных» культах человеческое жертвоприношение, убийство было нормальным явлением.
«Солнце, чей магический символ — коловрат — тысячи лет охраняет Светлую Русь, светило и будет светить всегда», — восклицает газета «Ариец», издаваемая Союзом славян. В самом заголовке «Арийца» — восьмиконечный коловорот — разработанный Доброславом «знак возрождающегося язычества», символическое изображение солнца.
Доброслав со своими сподвижниками «встречает солнце».
Я размышляю об этом, и мне представляется Мексика XV века. Империя ацтеков. Они отождествляли своего бога войны Уицилопочтли с солнцем. Чтобы у бога всегда были в избытке жизненные силы, 5 тысяч жрецов в 40 тысячах храмах, пирамидах — теокалли, разбросанных по всей стране, питали небесное светило свежей человеческой кровью. В одной столице ацтеков Теночтитлане (нынешний Мехико) было триста теокалли.
В 70-80-е годы XV века ацтеки одержали целый ряд блестящих военных побед. Появилось множество пленников.
Император Тисок Кальчиутлатонак (что значит «Продырявленный изумрудами») решил перестроить теокалли, посвященное богу солнца и войны. К 19 февраля 1487 года на торжественное открытие капища были приглашены вожди всех племен, входивших в империю. Каждый из них привез с собой немало подданных для жертвоприношения. Началась кровавая вакханалия, продолжавшаяся с утра до позднего вечера. Три последующих дня также приносились кровавые человеческие жертвы. Несчастным вырывали сердца...
Исследователи называют разные цифры принесенных в жертву на открытии этого теокалли: от 4000 до 80600 человек.
Пророк Иеремия обличает израильтян за то, что они «устроили высоты Ваалу, чтобы сожигать сыновей своих огнем во всесожжение» этому божеству непотребства (Иер. 19, 5).
А были ли человеческие жертвоприношения в культах славянских племен? Помните детский стишок:

Костры горят горючие,
Котлы кипят кипучие,
Ножи точат булатные,
Хотят меня зарезати.

Для современного человека это всего лишь плач братца Иванушки, обернувшегося козленочком. В действительности приведенное четверостишие — это дошедший до нас сквозь тысячелетия вопль объятого ужасом человека, приносимого в жертву.
А вот еще стишок, из «Сказаний русского народа», собранных Иваном Петровичем Сахаровым (1807-1863):

Ты, братец Иванушко,
Ты выди, ты выпрыгни!
— Я рад бы выпрыгнуть,
Горюч камень
К котлу тянет,
Желты пески
Сердце высосали.

И это тоже не столько о братце Иванушке, сколько о человеческом жертвоприношении. Современному читателю невдомек, что словосочетание «желтые пески», которые высасывают сердце, — это ритуальный песок, на который выливается кровь жертвы.
«К пленникам подошли пятеро жрецов и пальцем указали на того, кто стоял в первом ряду... Каждого из них провожали до того места, где стоял царь, и силой заставляли его стать на камень, похожий на солнце. Потом они опрокидывали его на спину. Один из жрецов держал пленника за правую руку, второй — за левую, третий за левую ногу, четвертый — за правую, а пятый в это время ловко привязывал его шею к камню веревкой. Теперь несчастный не мог шевельнуть и пальцем. Царь, взмахнув ножом, вонзал его пленнику в грудь. Разрезав ее пошире, он вырывал у него сердце и поднимал его обеими руками вверх, предлагая этот дар Солнцу. Когда сердце в его руках остывало, он, налив из него крови в пригоршню, разбрызгивал ее в направлении светила. Потом бросал сердце в специальную кругообразную выемку в камне».
Это — опять ацтеки. Но приведенные раньше стишки — это ведь наш фольклор...
Достаточно подробно о практике языческих человеческих жертвоприношений, в том числе и у славян, пишет крупный апологет современного язычества Демин.
На обложке журнала надпись крупными буквами — «Перун» и многоговорящая картинка: группа людей в светлых рубахах возле идола с суровым лицом. Справа — высокий жрец с посохом в руках. Внизу двое молодых людей трубят в рога. Могучий воин замахнулся мечом над опущенной головой пленника в монашеских одеждах. Другой пленник стоит на коленях в молитвенной позе, сложив руки на груди. Перед пленниками и идолом пылает огонь. Разве перед нами не изображение жертвоприношения?
Все это очень напоминает известные документальные кадры о пленниках в Чечне. Там тоже рубили головы православным христианам.
Полное название журнала — «Русский молодежный сказатель «Перун». Языческий вестник славянской культуры и истории с разделом о русском музыкальном андеграунде». Рекламирует этот журнальчик рязанская газета «Русская Правда».
Запомним: эти люди призывают убивать христиан. И не просто убивать, а приносить их в жертву своим богам.
Самым крупным и самым солидным неоязыческим ресурсом в Интернете является сайт Ярослава Добролюбова «Славянское язычество». В нем под ссылкой на "другие материалы и сайты" помещен совершенно поразительный по своей циничности текст — «Славянский языческий календарь». Год по этому календарю начинается с праздника Коляды (24-31 декабря). В тексте читаем: «Под Новый год поют обрядовые песни (колядки) и приносят в жертву козла». А дальше уже знакомый нам стишок в несколько ином варианте:

...старик сидит,
Он точит свой булатный нож.
Котел кипит горючий,
Возле котла козел стоит –
Хотят козла зарезати...


По аналогии со всем вышесказанным поневоле задумаешься: а о животном ли под названием козел идет здесь речь?..
Но главное не это. Слушайте, и не говорите, что вы не слышали. В указанном календаре читаем: «Купала. Кресень (июнь), 23. Сегодня праздник летнего солнцестояния и человеческого жертвоприношения подводному хозяину Ящеру (Яше). Всю ночь народ веселится, поет песни, водит хороводы, гадает. Также проводятся обряды у воды, возжигают костры и утапливают в реке Купалу. В более позднее время утепляли куклу из соломы». Но сейчас-то, конечно, не «более позднее время». Сейчас время возрождения «древних обычаев»...
Вам этого мало? Пожалуйте, дальше по тексту: «Перунов день. Червень (июль), 20. Это праздник в честь Великого Громовника Перуна. Сегодня человеческая жертва, выбираемая загодя (12 июля). Также приносят в жертву быков и едят их на пире. Князь и Волхвы устраивают громадные пиры, игрища и пляски».
Кого приносить в жертву?
Об этом нам расскажет вроде бы «бесстрастная» цитата из «Повести временных лет», приведенная здесь же: «В лето 6491. И сказали старцы и боляре: «Кинем жребий на отрока и девицу; и на кого падет, того зарежем (в жертву) богам». Был варяг один, христианин... и был у него сын... на которого пал жребий зависти диавола».
Это не просто цитата. Перед нами желание, чтобы было именно так. Почему я в этом убежден? Потому что несколькими строчками раньше идет следующий текст: «День памяти князя Великого Святослава. Червень (июль), 3. Святослав, величайший Языческий князь русский, вел грандиозную войну с Византией и презирал христианство... Печенеги были сломлены и отброшены, а начавшееся проникновение христианства остановлено. Во время осады Царьграда его постигает неудача из-за наличия христиан в войске, и Святослав подвергает их гонению: «Он же, видя их непокорение, на священников разъярился... послал (войско) в Киев, повелев храмы христиан разорить и сжечь. И сам вскоре пошёл, хотя всех христиан погубить».
Исторически многое здесь неверно, но характерно само пожелание — автор календаря пишет: «Да пусть буде так: «...постамент Идолов киевских Языческих Богов, поставленных в самом центре Киева, был вымощен плинфой и фресками христианского храма, разрушенного до 980 года».
Подпись под всем этим стоит следующая: «Календарь составил в канун Зимнего Солнцестояния Словиша Хранильник и посвятил Луне, Ветру, Лесу и Звездам. Дизайн — Сергей Шандин». Откуда же этот Словиша взял свой псевдоним?
Современные российские неоязычники широко используют книги академика Рыбакова. В одной из них, которая называется «Язычество Древней Руси», рассказывается о гуслях, найденных при археологических раскопках в Новгороде в слоях XI века. Найдены гусли вблизи древней Волосовой улицы, где, без сомнения, в языческие времена находилось капище бога Волоса — Велеса. На гуслях есть подпись владельца — «Словиша», что значит «соловушка». Рыбаков предполагает, что эти гусли могли принадлежать волхву, возглавлявшему в Новгороде сопротивление части горожан крещению в 988 году. Он цитирует русского историка В. Н. Татищева: «Высший же над жрецы славян Богомил, сладкоречия ради наречен Соловей, вельми претя люду покоритися». В результате мятежа были разграблены дома христиан, некоторые из них убиты, и разгромлена церковь Преображения Господня. Скорее всего, «Хранильник» позаимствовал свой псевдоним именно из этой истории. Что же — достойный пример для подражания, ничего не скажешь...
Итак, автор сайта «Славянское язычество» Ярослав Добролюбов (вот только кто скрывается за этим псевдонимом?) отсылает посетителей сайта к цитированному нами «Славянскому языческому календарю». Этим он как бы говорит так: «Человеческие жертвоприношения у славян не только были, но и должны быть впредь. Христианские храмы подлежат разрушению, и на их месте должны быть возведены капища языческих богов». Сколько бы потом на своем сайте он ни пытался утверждать обратное.
Язычники (Словиша Хранильник) утверждают, что они приносят человеческие жертвы. Когда? По приведенному выше календарю — 23 июня и 20 июля. Отбор жертв Перуну — 12 июля.
В другом варианте языческого календаря «праздник» Купалы указан под 7 июля. Перунов день — 2 августа. Отбор жертв Перуну — 27 июля...
Итак, если в последней декаде июня или в июле пропадает человек, то у родственников и правоохранительных органов есть еще шанс найти его до 2 августа...
Для сравнения приведу даты «криминальной активности», а точнее человеческих жертвоприношений у сатанистов. Это — 13-е число, выпавшее на пятницу любого месяца, ночи полнолуния, дни зимнего и летнего солнцестояния, осеннего и весеннего равноденствия, 2 февраля, 1 мая — Вальпургиева ночь, 6 июля — Иван Купала, 1 августа — Ламес («праздник урожая»), 31 октября — Хэллоуин.
По крайней мере, один день человеческих жертвоприношений у сатанистов и неоязычников совпадает. Это «праздник Ивана Купалы» — б или 7 июля нового стиля. Помните: «Смерть жидохристианским матерям!»?..
Новые российские язычники начинают свое летосчисление «от падения Арконы». Так и пишут: «7 января 833 года от падения Арконы — тревожные новости! Возбуждено дело в отношении известной фигуры в современном российском Язычестве — Доброслава!!!» Что это такое — Аркона?
Аркона — это город балтийских славян. Он располагался на крайней северо-восточной оконечности острова Руян (Рюген). Аркона была построена на обрывистой скале, нависшей над морем, и обнесена мощной крепостной стеной. Современные неоязычники считают этот город общеславянским культовым центром. Населяло Аркону алчное и отчаянное племя пиратов. Правители города всячески это пиратство поощряли.
В Арконе располагался деревянный храм бога Свентовита (Световида, Святовида, Святовита или Светозара). Это божество некоторых племенных групп славян Центральной Европы, почитавшееся ими в качестве владыки небес, творца гроз и дождя. Свентовит почитался как высший бог войны и победы.
Аркона была разрушена датским королем Вальдемаром I Великим, воинственным правнуком Владимира Мономаха. Случилось это в 1168 году. Вскоре после похода датчан развалины Арконы вместе с сушей опустились на дно морское. Бытует легенда, что время от времени туманный образ Арконы возникает из балтийских вод.
Аркона — это некий символический город-призрак. Этот виртуальный город современные российские неоязычники чтут больше наших древних столиц — Киева, Владимира, Москвы. Реальные исторические центры Русской земли значат для них куда меньше, чем последний оплот язычества в Восточной Европе, небольшой городок-крепость небольшого прибалтийского племени, сгинувший без следа больше восьми веков назад. Ситуация — весьма показательная.
Существует такое понятие — эскапизм, бегство в мир игры и грез от реальной действительности.
Классический пример эскапизма — толкиенисты, последователи движения, возникшего на базе книг Дж. Р. Толкиена, повествующего о неком фантастическом мире. Этот мир, созданный английским писателем, захватил воображение тысяч подростков и молодых людей, для которых он подменил собой реальность. Возникли многочисленные клубы толкиенистов, своя среда общения, своя музыкальная культура. Был даже выработан особый язык — «эльфийский», или «квэнди».
Новые язычники, создавая свой мир, свою особую среду общения, очень близки по духу толкиенистам. Последние, повзрослев, пополняют собой языческие общины. Впрочем, предпочитают они, как правило, не славянскую, а скандинавскую традицию.
В неоязыческом движении существует множество военно-исторических клубов, которые занимаются главным образом реконструкцией костюмов и вооружения былых эпох. В Москве, например, в числе клубов языческой направленности есть и клуб «Дружина «Аркона»» (руководитель — некий Будимир). Этакое земное воинство виртуального города!
Подобные клубы часто проводят вместе с толкиенистами совместные турниры и фестивали. В настоящее время особенно популярны так называемые «турниры по историческому фехтованию».
Все это — первая ступень. Дальше — вступление в серьезные неоязыческие общины с вполне конкретной магической практикой. Основа плавного перехода здесь — именно эскапизм, уход в выдумку. Подростки и молодые люди годами привыкают жить в вымышленном мире. Реальная Россия, реальная вера — православное христианство, призывающее к трезвению, то есть очень внимательному отношению к своим мыслям, чувствам и поступкам, — им непонятны и не нужны. Они не в состоянии взять на себя ответственность за свою собственную жизнь и за жизнь своей страны.
Трагедия таких людей заключается в том, что духовная жизнь — это не игра. Православный ребенок с малых лет в семье, в храме, в воскресной школе, в православной гимназии, в православном военно-патриотическом объединении приучается к тому, что к жизни надо относиться весьма серьезно, тем более к жизни духовной. Для толкиениста или последователя какого-нибудь «Будимира» это — недоступное понятие. Вот и попадает он от «Будимира» к «Доброславу». Точнее к бесам, духам зла. Ибо под именем Перуна, Свентовита или еще кого-нибудь из языческих божеств поклоняется он реальным духовным силам ада и служит им. «Все боги народов — бесы, Господь же небеса сотворил». Это написано в Псалтири (Пс. 95, 5) — любимой книге реального русского народа, живущего в реальной истории.
В статье о дружине «Аркона» Будимир пишет, что она «под знаменем Свентовита собрала добрых молодцев, радеющих за судьбу России».
Свентовиту раньше приносили в жертву людей. «Накануне любых великих начинаний Свентовиту приносили человеческие жертвы, что было широко распространенной традицией среди северных и славянских племен», — пишет один из известных исследователей языческих культов.
В Арконе кроме Свентовита почитался и языческий бог Радегаст. И он считался божеством бранной славы и войны. Идол Радегаста предстает в виде воина, вооруженного с головы до ног, с боевой секирой, в шлеме, на котором распростер крылья орел — символ славы. На его щите изображалась бычья голова — знак отваги. Идол этот стоял в славянском городе Ретре, который находился вблизи балтийского побережья.
Радегасту как богу войны приносили человеческие жертвы, чаще всего — пленников. Жертву сажали на коня, крепко к нему привязывали, ноги коня тоже привязывали к четырем сваям и разводили два костра — по одному у каждой пары свай. Летописи повествуют нам о смерти в Ретре в 1066 году епископа Мекленбургской крепости Иоанна. Он был захвачен в плен, ответил отказом на требование язычников отречься от Христа и был принесен в жертву Радегасту указанным выше способом.
Вот картина художника Константина Васильева, разговор о котором нам с вами еще предстоит. Называется она «Свентовит». Воин в шлеме, увенчанном орлом с распростертыми крыльями, на груди — бычья голова, в руке — меч.
А вот коллаж в рязанской газете «Лыбедский бульвар». На фоне картины К. Васильева «Свентовит» другая его картина — «Прощание славянки». За спинами солдат Великой Отечественной — страшное кровожадное божество. Все вместе называется «Русские идут!» Идут куда? И какие «русские»?..


4. Кощное царство

«Возле могилы все мешал-суетился какой-то полупьяный мужичонка, все торопил, первый уцепился за гроб, потащил его к могиле, оступился и полетел туда вниз башкой, чуть не выронив покойника, — едва удержали... И вот тут, признаюсь тебе, Саша, вот тут, когда изо всех сил я удерживал гроб, чтобы предотвратить это дикое падение, тут напал на меня смех — и колотит меня изнутри, и корчит...».
Это не «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова. Это письмо участника похорон Константина Васильева, одного из самых популярных отечественных художников 70-х годов. Православный христианин описанное выше состояние назовет не иначе, как беснованием.
Вот что пишет Антон Прокофьев, автор статьи «Современное славянское неоязычество (обзор)», размещенной на сайте Ярослава Добролюбова «Славянское язычество»: «Кругами, в которых формировались первые небольшие общины, были прежде всего исследователи русского фольклора и ремесла, этнографы, художники и историки: В. Бутров, Н. Сперанский, К. Якутовский, А. Рядинский, А. Белов, К. Васильев (выделено мной. — и. В.). Именно они и составили костяк идеологов современного славянского неоязычества». Как видим, сами язычники называют Константина Васильева одним из первых идеологов современного неоязычества в нашей стране. И это не случайно.
В Москве я посетил музей этого художника. Одна из картин произвела на меня особенно сильное впечатление.
На фоне мертвенно-синего леса высится фигура человека. Он одет в тулуп, как бы обрамленный подчеркнуто выписанным, выходящим наружу мехом. В ногах у него — горящая рукопись. Из пламени рукописи вырастает как бы мертвенного вида деревце в виде нанизанных один на другой трилистников. Линия этого деревца переходит в линию горящей свечи, которую человек держит в правой руке. В левой руке у него плеть. На плети сидит филин. На горящей рукописи надпись — «Константин Великоросс. 1976 г.».
«Человек с филином. (Мудрость Великоросса)» — так называется эта картина К. Васильева. Написана она в 1976 году.
Принято писать о загадочности этого полотна. На самом деле ничего таинственного здесь нет. Большинство картин К. Васильева состоит из вполне прочитываемых языческих образов. Человек с филином — это Велес. Так считают многие, в том числе Словиша Хранильник.
Новгородская Софийская летопись, повествуя о свержении идола Перуна, сброшенного в реку, содержит весьма интересную фразу: «И плыл (идол) из света во кощное, сиречь во тьму кромешнюю».
Вот с этим кощным (вспомните Кощея Бессмертного) и связан, по мнению многих современных исследователей, в первую очередь академика Рыбакова, культ Велеса. Велес — это властелин тьмы кромешной, преисподней, инфернального царства мрака.
На сайте «Славянское язычество» есть материал «Боги древних славян», подготовленный Ярославом Добролюбовым и Дмитрием Гавриловым. Вот что там, в частности, написано о Велесе: «В славянской языческой мифологии Велес — ипостась Чернобога — воплощает в себе силы первобытного Хаоса, буйной, неупорядоченной, необжитой природы, зачастую враждебной человеку.
Оппонентом Чернобога является Белобог, вечно бьются они, и ни один не может одержать решающей победы. Но раз в год Чернобог превращается в сияющего златовласого Белобога и ведет ожесточенную борьбу с богом Тьмы (с самим собой)».
То, что современное язычество плотно смыкается с сознательным сатанизмом, мы увидим ниже. Сейчас отмечу лишь, что суть здесь — в отрицании каких-либо различий между добром и злом. Для язычников сатана — властелин мира. В их представлениях это Белобог и Чернобог, слитые воедино.
Велес — повелитель мира смерти. Этот мир, по представлению неоязычников, рождает новую жизнь.
Константин Васильев погиб 29 октября 1976 года под колесами поезда. «Человек с филином» — его последняя картина. После того как Васильев написал ее, он вместе с другом ушёл в марийские леса. Считается, что на охоту. В биографии художника мы читаем: «Первым, кто повстречался им по возвращении с охоты, был Анатолий Кузнецов. На все его вопросы Константин отвечал односложно и смотрел поверх его головы, отрешившись от всего... Только на следующий день художник сказал зашедшему навестить его другу и матери: «Я теперь понял, что надо писать и как надо писать». Это происходило за несколько дней до гибели художника...».
Вечером 29 октября должно было состояться обсуждение работ на выставке, где среди других были представлены и работы Васильева. «Когда все было готово и Константин направился уже к выходу, к нему неожиданно зашел казанский знакомый Аркадий Попов. Узнав, что Костя едет на выставку, захотел присоединиться к нему. Вдруг увидел «Человека с филином» и остановился, словно завороженный. Тогда Константин вернулся, поставил на проигрыватель пластинку со вступлением к третьему действию «Парсифаля» Вагнера... В тот вечер на железнодорожном переезде обоих друзей нашли с разбитыми головами...».
Слово «завороженный» здесь применено очень удачно. Мне думается, что вся картина «Человек с филином» — это сознательное принесение художником себя самого в жертву Велесу. Вернее — это спуск в мир мертвых, ради обретения мудрости и художественного дара. На картине Васильев сам как бы обозначает момент своей смерти — вместе со словами «Константин Великоросс» сгорает и дата — «1976 год». Из этого огня рождается деревце, состоящее из трилистников — символов мудрости. Но как мертвенно это дерево! Какой страшно-мертвенный взгляд у самой изображенной фигуры! Смертью, смертью веет от всего этого.
Может быть, Васильев хотел так стать могущественным колдуном, волхвом? Для чего он уходил в марийские леса? Что он узнал там?
Велес, он же сатана, забрал тех, кто завороженно подчинился ему. Машинист не успел остановить мчащийся поезд... А затем был дикий утробный хохот при опускании гроба в могилу...
Власть и богатство, основанные на колдовстве, — вот цель и смысл язычества. Все разговоры о народной культуре, о русском фольклоре, об отеческих традициях — лишь словесная ширма на пути к этой цели. Язычник готов служить миру смерти для того, чтобы властвовать в этой жизни.
«Вы преувеличиваете, — скажет кто-нибудь. — Пусть культ Велеса — это власть смерти. Но разве это повод для широких обобщений? Вы ведь сами говорите, что боги были разные, у каждого племенного союза свои. Неужели все славянские племена так ужасно представляли себе духовную суть власти?»
Культ Велеса — самый распространенный среди славян. Да разве все ограничивается только Велесом? Что, Перун или Ярило, нуждавшиеся в человеческих жертвах, лучше? Перун — воинское божество, символ княжеской власти, Ярило — податель урожая, символ богатства. Власть и богатство под игом страшного инфернального мира. Ужас, возведенный в принцип жизни общества.
Может быть, славяне здесь одиноки? Может быть, прочие языческие народы строили свой мир по-другому? Может быть, этот мир был солнечным и прекрасным?
...По неширокой дороге в сумрачном лесу едет всадник. На нем синий плащ, широкополая, надвинутая на лоб синяя шляпа. В руках у всадника тяжелое копье. Всадник одноглаз. Но самое необычное — это его конь.
У коня восемь ног. Вслед за всадником бегут два волка. Над ними летят два ворона...
Скажите, дорогой читатель, вам хотелось бы быть здесь, на этой лесной дороге?
Вы правы. Встречаться с этой компанией, пожалуй, не стоит. Тогда давайте знакомиться с этими существами заочно.
Всадника зовут Один, или Вотан. Как вам больше нравится. Скандинавы знают его под первым именем, германцы под вторым.
В германской мифологии Вотан выступает как основная фигура, как носитель магической силы. Он олицетворяет плодородие и богатство, военную силу, духовную власть и мудрость. Откуда происходят эти власть и мудрость? Вы, конечно, уже догадались. Все оттуда же — из царства мертвых.
В Интернете есть сайт под названием «Дьявол». Автор его подписывается — Olegern. По собственному признанию этого самого «Olegern»а, один из самых его любимых «богов» — Один...
Вотана-Одина изобразил на одной из своих картин Константин Васильев.
Обнинская языческая община «Триглав» имеет в Интернете свой сайт «Язычество на Руси». На сайте помещен материал «Боги славян». В этом материале утверждается, что Велес и Один — одно и то же.
Однако многие считают, что это не так. Но почему же столько похожего? Оказывается, у язычников-германцев, как и у язычников-славян, источник власти один и тот же. Это — царство смерти. А сама власть коварна, жестока и самодостаточна. При том, что боги германцев и славян различны, при том, что сами они воюют между собой, в глубине, на духовном уровне они схожи. Почему? Потому что схоже то зло, те страсти, которые питают и определяют их жизнь.
Но может быть, вообще всякая власть такая, какой она предстает перед нами в культах Велеса и Одина? Полное следование страстям, абсолютное подчинение других людей и богатство, богатство, богатство... Источник власти — в мире смерти, а всякий удачливый правитель — колдун. Неужели все это действительно так?
Православное христианство дает нам совершенно другое представление о характере власти.
Что это за царство мертвых, откуда и Велес, и Один черпают свои силы? Это, конечно же, ад. Властвуют здесь бесы. В христианстве же власть исходит от Бога. Власть нужна потому, что в мир вместе с грехопадением вошли зло и смерть. И христианская власть не есть следование этому злу. Она призвана противостоять злу, максимально сдерживать его. Конечно, власть не может устроить здесь, на земле, Царство Божие. Но она, борясь со злом, не дает земле превратиться в ад. Власть отвечает своему предназначению только тогда, когда она устраивает общество в соответствии с волей Божией, с заповедями Евангелия. Она выше человеческих страстей, она не должна подчиняться им. В силу этого власть объединяет людей на началах добра, воспитывает их, содействует их спасению, осуществляемому в Церкви Христовой.
Страсти разделяют. Разделенными людьми, которые погружены во зло, легко манипулировать. Их очень просто подчинять. Да они и есть рабы по определению. В первую очередь, рабы бесов. С крайней легкостью они становятся рабами и земных бесовских слуг.
Люди, строящие свою жизнь по заповедям Божиим, не таковы. Борясь со страстями, с тем злом, которое коренится в человеке, они обретают свободу в Боге. Они возвышаются над миром, лежащим во зле, и этому миру победить их крайне трудно. Трудно потому, что эти люди едины. В Боге они составляют одно целое. Это целое — Церковь Христова.
Власть же языческая воистину есть «кощное царство».
На картине К. Васильева «Человек с филином» горит рукопись. Эта горящая рукопись со славянской вязью — единственный эмоционально близкий русскому православному христианину фрагмент картины. Все остальное — мертво и чуждо. Остальное — мир чужой, как я уже писал выше, мир мертвых. На рукописи написано: «Константин Великоросс». Мне уже пришлось писать о том, что великоросс — понятие конкретно-историческое. Великороссы как народность (их мы обычно в просторечии называем русскими) сформированы Православием и неотделимы от него. Впрочем, как и все русские (великороссы, украинцы, белорусы) в целом. Поэтому вполне можно утверждать, что Васильев вместе с собой как бы приносит в жертву Велесу культурный и общественный мир, в котором жил художник. Мир, сформированный христианским наследием.
Язычество сводит человека на животный уровень. Оно не только неспособно сделать его нравственным, но и всячески этому препятствует. Сложный мир христианской морали, общественных отношений, культуры принципиально недостижим для язычества прошлого. А если язычество утверждается в настоящем, то все христианское наследие должно быть уничтожено. Иначе триумф язычества невозможен, ибо оно и христианство — противоположности. Вот это уничтожение христианства и выражено символически в горящей рукописи у Константина Васильева.
Но не думайте, что христианство — это только храмы, духовенство, культура, вообще всяческое «наследие». Христианское наследие — в самом человеке. Это голос совести, голос нравственного закона. Уничтожить его можно, только превратив человека в зверя. К этому и стремятся современные язычники.
...Я вышел из московского музея Константина Васильева. По дороге к метро навстречу мне попалась шумная ватага ребятишек, которую две учительницы вели смотреть картины «великого русского художника». Стоя на эскалаторе, я повертел в руках книжки, купленные в сплошь языческом киоске музея, — «Русский языческий манифест» и «Язычники отвечают» — и подумал: «А знают ли учителя, куда они ведут своих детей?»...


5. Так кто же русский?

«Я стараюсь пробудить национальную гордость и вольнолюбивый Русский Дух. Мы — Русские! Другие страны созданы для тех, кому быть Русским не под силу! Меня в моей борьбе за освобождение Родины от жидохристианского ига остановит только пуля».
Вся эта патетика — из письма Доброслава прокурору.
Новые язычники очень любят в периодической печати и на публике поговорить о возрождении России. Они очень любят называть себя патриотами и клеймить врагов «Светлой Руси», под которыми в первую очередь подразумевают христиан. Они кричат о «русском язычестве», об «исконных русских корнях».
Но действительно ли они хотят видеть Россию независимой, свободной и могучей?
Для православного христианина Россия — дом Пресвятой Богородицы. Так называл ее тысячу лет русский народ. Святой праведный Иоанн Кронштадтский говорил о том, что Россия — подножие Престола Божия. Русские православные люди свои города и монастыри строили как земную икону Небесного Иерусалима, а села устраивали как модель мира, где на высоком бугре непременно высился храм — воплощение реальности присутствия Царства Божия на земле.
Боевым кличем новгородцев на протяжении столетий был «За святую Софию»! Псковичи шли в бой со словами «За Святую Троицу!» И это потому, что главный храм Великого Новгорода — Софийский собор, а главный храм Пскова — собор во имя Живоначальной Троицы.
Помните? — «О светло светлая и красно украшенная земля Русская! Многими красотами дивишь ты... всего ты исполнена, земля Русская, о правоверная вера христианская!». В сознании древнерусского книжника родная земля неотделима от родной веры — православного христианства.
Издревле русские люди воспринимали свое Отечество и свою государственность как богоданный сосуд, который призван сохранить православную веру до Второго пришествия Христова. «Москва — Третий Рим, а четвертому не бывать».
На Западе христианство сначала было искажено в католицизме и протестантизме. Затем западный мир вообще стал стремительными темпами отходить от основ христианской цивилизации, поставив в центр всех общественных отношений человеческий эгоизм и гордыню. Отсюда — недоверие православного христианина к глобализации, к стиранию цивилизационных границ в современных международных отношениях. Отсюда же — желание устроить родную землю по-своему: по-русски, по-православному. Православный христианин считает: «Мы — русские. У нас своя, православная, цивилизация». Чуждый нашей цивилизации мир агрессивен и воинствен. Поэтому нам нужны сильная независимая экономика и мощные современные вооруженные силы, способные сдерживать тех, кто сегодня претендует на управление всем земным шаром. Россия должна быть сильной, могучей и свободной, но она будет такой, только если окончательно вернется к своим исконным православным корням.
Святейший Патриарх Алексий II говорит об этом так: «Мы хотим сохранить свою национальную культуру, свое историческое бытие и свою веру. Не случайно многие люди, глубоко размышляющие о судьбах мира, изучают феномен сохранения веры в русском народе при самых тяжелых испытаниях. Поэтому раствориться в европейском котле или новом мировом порядке мы не согласны. Россия была великой державой и должна быть великой державой. Но это возможно лишь при условии духовного возрождения нашей страны. Мы не ставим себе задачу глобального переустройства мира на православных началах, но мы должны восстановить Православие в России».
Для православного христианина измена России — это измена Православию, а измена Православию — измена России. Такая измена возможна только при служении силам зла.
А что же у новых язычников?
Открываем «Вятич», газету Союза славянских общин.
Здесь в № 6(8) за 1998 год мы находим отчет о поездке председателя этого «союза» В. С. Казакова в Вильнюс на Всемирную языческую конференцию, посвященную созданию Всемирного языческого конгресса.
Читаем: «Руководство ССО выступает за налаживание международных связей с родственными религиозными организациями». Зачем? Оказывается, из-за «отсутствия средств». К тому же нужно преодолеть «информационную блокаду». Получение средств из-за границы и совместная деятельность вместе с международными неоязыческими организациями по информационной борьбе с Русским Православием — вот главная цель поездок Казакова на всемирные языческие конгрессы. «Все европейские организации от Британии до Урала могут собраться в Вильнюсе... Вместе мы — сила!» — заявляет господин Казаков.
Кого Союз славянских общин благодарит за помощь (финансовую)? Лаймутиса Василявичуса (Литва), Джузеппе Маелло (Неаполь), Радека Микулу (Прага), Станислава Потшебовского (Вроцлав). Как видим, представлены граждане либо нынешних, либо будущих членов НАТО...
Россия ведет тяжелую борьбу в Чечне ради сохранения своей территориальной целостности, ради того, чтобы не дать расползтись терроризму по стране. Тысячи наших солдат отдали за это свои жизни.
Но вот в Интернете распространяется материал, в котором несколько неоязыческих руководителей (исполняющий обязанности главы Межрегиональной общественной организации «Восход» Светояр, глава «Общины Перуна» Светислав и верховода «Общины Велеса» Велемир) заявляют: «Если в чью-либо тупую голову придет мысль попытаться повторно насильно крестить Русь, мы устроим в центре Москвы такую бойню, что Чечня покажется «крестителям» «раем небесным»». Обратите внимание: языческие лидеры противопоставили себя тем, как они выразились, «крестителям», которые воевали в Чечне. Совершенно очевидно, что грозить своей стране новой Чечней могут только люди совершенно отчужденные от российского государства и русского народа. Чеченский терроризм был важным орудием известных мировых сил в их борьбе за расчленение и уничтожение России. Так кому служат люди, грозящие превратить в Чечню Москву?
Аналитический центр Союза православных граждан, подготовивший материал «Кто стоит за русскими неоязычниками», подчеркивает: «Кто бывал в Киеве, на книжном развале украинских националистов, на майдане Незалежности, видел, что среди огромного количества антирусской литературы, басен о «зверствах москалей», агиток УНА-УНСО, на видном месте красуется «Удар русских богов». Такие вот единомышленники!». «Удар русских богов» — у российских неоязычников сейчас самая модная книга...
В связи со всем, сказанным выше, весьма зловеще звучит лозунг «Националисты всех стран, объединяйтесь!», предлагаемый К. К. Климовичем, автором передовой статьи в январском номере рязанской неоязыческой газеты «Лыбедский бульвар». Прибалтийские, чеченские, украинские, казахские и прочие националисты, объединяйтесь против России и русского народа — так получается?
Любопытно, что Межрегиональная общественная организация «Восход», глава которой подписался под обещанием устроить в центре Москвы бойню, недавно приглашала в эту же Москву много раз упоминавшегося нами Доброслава, оплатила ему дорогу туда и обратно, устроила Доброславу визит в Государственную Думу, поездку в Калугу (к коллегам по Союзу славянских общин?) и две лекции в музее Константина Васильева. В зале музея собрались члены Московской велесовой общины и Московской славянской языческой общины Перуна (последняя официально зарегистрирована). Людей случайных в зал не допускала «служба безопасности», организованная самими неоязычниками.
Интересные все-таки мероприятия проводятся в московских музеях...


6. Антихрист

Мир сегодня переживает общий глобальный кризис. И выражается он не в экономических потрясениях, как это бывало раньше. Главное — это «кризис нравственности и безрелигиозность подавляющей части современного общества. При этом накопление гигантских массивов знаний и материальных инструментов их использования совершенно не соответствует уровню нравственности применяющих их людей», — пишет доктор экономических наук Михаил Гельвановский. Он отмечает, что одной из черт современного мира является «мощное влияние на сознание людей виртуальных и информационных систем».
Вообще «мир становится все более управляемым. Но управление осуществляется не в интересах большинства людей, и штаб-квартира этого управления скрыта от большей части мирового сообщества.
Так, в результате развития мировой экономики за последние четверть века в ней сложилась новая глобальная структура управления, представленная транснациональными корпорациями... которые владеют примерно 1/3 производственных фондов мира, примерно 2/5 производимой в мире продукции, контролируют более 4/5 торговли высшими технологиями и 9/10 вывоза капитала. Управление мировыми экономическими процессами осуществляется, как правило... в интересах транснациональных корпораций, которые практически не несут никакой социальной ответственности ни перед кем в мире, контролируя и распоряжаясь при этом... большей частью материальных благ на планете...
Резко возросшие возможности влияния на отдельных людей и целые сообщества... приводят к страшным последствиям для их сознания и падению нравов. В современном мире в огромных масштабах развиваются такие пороки, как наркомания, глобальная преступность, торговля оружием, торговля людьми (детьми и взрослыми), торговля живыми органами людей, коррупция на всех уровнях... глобальная финансовая преступность, активное насаждение масс-культуры, превращающей людей в животных. Более того, в последнее время наблюдается небывалый расцвет оккультизма, магизма, мистицизма, колдовства, а также других методов умопоражающего, информационного насильственного воздействия на сознание и подсознание людей...». Формируется искаженное восприятие мира, происходит трансформация личности, лишающая человека самостоятельности в оценке ситуации, усиливаются низкие инстинкты, в конечном счете — кодируется сознание. «Все это создает условия для падения человека даже ниже животного состояния».
Святейший Патриарх Алексий II так характеризует воздействие современного «цивилизованного общества» на человека: «Население целенаправленно организуется на сатанинских принципах лжи, подлога, обмана, поклонения внешней грубой силе. Внедряются как начала «нормальной» жизни жадность, эгоизм, амбиции, разврат, наркомания, любовь к удовольствиям и развлечениям любой ценой».
Важнейшая роль в том, чтобы сделать мир более управляемым, принадлежит новым религиозным течениям. Они получили групповое название «Новый век» — «New Age». Разрушая традиционные религиозные представления, эти течения поражают разум, дезориентируют человека, делают его послушным рабом. Современное российское язычество принадлежит именно к этому псевдорелигиозному направлению. На словах называя себя традиционалистами, они на самом деле являются сверхлибералами. Вплотную смыкаясь с «ценностями» современной безбожной цивилизации, новые язычники идут вслед за ней в стремлении разрушить устои традиционных обществ и национальные государства, установить на земле «новый мировой порядок», то есть, говоря православным языком, царство антихриста. Все это мы и попытаемся показать ниже.
Обратимся для этого к материалам сайта Ярослава Добролюбова «Славянское язычество». Вот некий господин, подписывающийся характерным словом «ЯД» (сам Ярослав Добролюбов?) предлагает нам свое видение основ языческого мировоззрения. Он пишет: «Язычество — это жизнелюбие, миролюбие... Все ощутимое, реальное, плотское, земное, живое — вот вполне достойные объекты любви. Это все многие язычники любят больше, чем богов... Язычество — это жизнерадостное, оптимистическое мировоззрение. Нет ни обязательных постов, ни воздержания, ни жестких предписаний. Оно зовет не страдать, смиряться и ограничиваться, а наслаждаться, действовать, развиваться. Язычество не принуждает и не страшит, оно комфортабельно, как индивидуальные апартаменты».
Слова о возрождении новыми язычниками «родной веры» — просто ложь. Читаем дальше: «У нас, современных язычников, уже есть Новая Идея. Идея настоящего язычества, того древнего, которое возникло как обожествление явлений природы, могло немало расходиться с теми идеями, которые мы вкладываем в него сейчас. Но что с того, что многое в язычестве додумано и не всегда корректно воссоздано? Ну и что с того?»
А вот еще: «Для себя лично каждый язычник строит свою личную языческую концепцию. Ибо язычество — это конструктор, из которого можно собрать самые разные конструкции по собственному усмотрению».
Как и либерализм, язычество зовет жить здесь, сейчас. «Другого места и времени нет, славься, Мир Сей! В «другом Мире» — другие правила и законы. Вот когда окажемся в «другом Мире» — тогда и будем жить по правилам «Того Мира». Но здесь, сейчас, пока никто в точности не знает, а что же там — какой смысл огород-то городить? Жить будем? Или будем думать, как там жить? На месте разберемся!»
Отвергая вечную жизнь, ничего не желая знать о воздаянии за гробом, язычники отвергают важнейшую составляющую в человеке — его бессмертную душу. Они отрицают ответственность человека перед лицом Вечной Правды, разрушая тем самым всякие основания человеческой нравственности. Они употребляют слово «правда», но вкладывают в него совершенно другое значение. «Правда», точнее «правь» — это, по мнению новых язычников, законы, якобы управляющие вселенной. Эти «законы» безразличны к добру или злу, ибо, по мнению неоязычников, ни добра, ни зла как таковых не существует.
«Так называемые «добро» или «зло» — категории... порождаемые разумом и вне разума не существующие, — пишет ЯД. — В природе «добра» и «зла» нет... Так называемые «добро» и «зло» — понятия... вне человека не существующие, и потому даже для человека они не однозначно черно-белые, а постоянно переплетающиеся и, таким образом, неразрывно слитые во Взаимопричину друг друга».
Раз нет отдельных добра и зла, то нет соответственно отдельных Бога и сатаны. Так считают новые язычники. Есть лишь «богосатана», «который не враждует сам с собой».
В новом язычестве под видом «традиционной русской религии» совершается страшная подмена, когда Бог — Абсолютное Благо и Добро — подменяется духом злобы. Более того, утверждается, что Бог и падший ангел, восставший против Него и Его творения, суть одно. Эта ложь гораздо страшнее той лжи, которая под названием «атеизм» цвела на нашей земле много десятилетий. Атеизм отрицал мир духовный совершенно. Неоязычество подменяет Абсолютное духовное Добро абсолютным духовным злом и фактически этого не скрывает. Так новое язычество смыкается с сатанизмом и переходит в него. Этому посвящен еще один материал, расположенный на сайте Ярослава Добролюбова, — статья «Монотеизм, Язычество, Сатанизм и Логика Истории», подписанная тем же ЯДом. К ней мы сейчас и обратимся.
«Темные силы, — говорится в статье, — часто проливают свет на суть дела — за это их и не любят... Сатана — это символ Изменения, Обновления. Символ, олицетворяющий гордость, независимость, силу, Разум. Сатана — это вызов устаревшим точкам зрения и избитым понятиям. Изменение — это та Сила, которую всегда боялись и всегда ассоциировали с проявлением Сатаны, со «злом», с «разрушением», но Изменение — это та самая Сила, которая во все времена обеспечивала движение, развитие, появление нового и созидание, это та самая «злая Сила», которая, вечно желая «зла», вечно творит «добро»».
Итак, изменение — это двигатель общества. Нужно отбросить устаревшие точки зрения и избитые понятия. Только изменение и развитие, никакой традиции. Путь вперед лежит только через Люцифера. Возможно любое «зло», ибо и зла на свете нет. Все написано откровенно и четко. Вот смысл всего современного язычества. При чем здесь разговоры о «традиционализме», о «восстановлении древней исконной веры славян, Родной Веры»? Родная вера новых язычников — это сатанизм. Для того чтобы доказать обратное, неоязычникам, скажем последователям В. Казакова, нужно публично отречься от Ярослава Добролюбова. Но достаточно посмотреть раздел «Ссылки» на всех основных неоязыческих сайтах, и мы увидим, что для новых язычников это уже сделать невозможно. Доктрина любой неоязыческой общины упирается именно в сатанизм. Цель разрушения традиции — уничтожение православного христианства как основы общественной жизни, установление новой государственности, построение нового общества — сатанинского. Это и есть «новый порядок». Порядок откровенно «мировой». Ибо западная цивилизация необратимо движется туда же — к сатанизму. И она, эта западная цивилизация, кричит о прогрессе, об изменениях, об условности понятий добра и зла, о том, что нужно отбросить устаревшие понятия, о силе, гордости и независимости, о том, что личность превыше всего. Все это мы находим в западном либерализме вот уже двести лет. При чем же здесь «русскость»?
Но, может быть, все-таки есть какая-нибудь разница между сатанизмом и новым язычеством? На этот вопрос ЯД отвечает так: «Разница между сатанизмом и язычеством в том, что то, что сатанисты рассматривают как лики единого Сатаны, язычники рассматривают как самостоятельных богов. По большому счету никаких других существенных различий нет».
Вы все еще говорите о России, о русском народе? Перестаньте. Вот ЯД вам сейчас все объяснит: «Вкратце требуется честно пояснить некоторые вещи: под термином «Новое Язычество» следует понимать не «язычество конкретного народа», а многогранную Языческую Философию, какая не имеет государственных границ, ибо исходит от разумной и чувственной природы самого Человека». «Не язычество конкретного народа победит во всем мире, а Языческое Мировоззрение в самом широком смысле — оно закрепит в будущем свою победу». Понятно теперь, зачем наши неоязычники ездят на Всемирный языческий конгресс? Кстати, в 2001 году этот конгресс пройдет в Санкт-Петербурге...
Почему же неоязычники так уверены в своем торжестве? Потому что мир буквально на глазах все дальше и дальше отступает от Христа. Потому что даже многие православные христиане таковы только по наружности. Мы не хотим трудиться над собой. Мы забываем о том, что лишь наша вера, лишь наше желание жить по заповедям Евангелия способны предотвратить сползание мира в бездну зла, гибель России, гибель всего, что нам дорого, гибель нашей собственной души и душ наших близких. Вот — наши враги свидетельствуют нам об этом. Задумаемся об этом свидетельстве: «Новое Язычество жизнеспособно и активно... Языческое мировоззрение в большинстве граждан уже сидит крепко-накрепко. Это прежде всего МироЛюбие — любовь к Миру Сему, удовольствиям, «грехам», соблазнам Этого Мира, любовь к так называемому «тварному». И соответственно подсознательная любовь к творцу этого Мира — его бессменному Князю, коего некоторые называют «сатаной». Люди больше не хотят самоистязаться физически и духовно. Люди УЖЕ (выделено ЯДом. — и. В.) язычники по своей внутренней основе, пусть и неосознанные. Они УЖЕ... искренно верят, что Наслаждение во всех смыслах — вовсе не грех, и что за него не придется «платить там»; а если и придется, то только здесь и сейчас. Совершенно по-язычески. Люди УЖЕ обращены к Миру Сему, и богам этого, плотского Мира, пусть и неосознанно, но УЖЕ верят».
Обращаясь к нам, православным христианам, ЯД пишет: «Новое язычество приближает ваш «апокалипсис». Новое язычество — ваш погубитель в исторической перспективе. Так будет. Можете не сомневаться. Будущее начинается сегодня».
Неужели мы с этим согласимся и опустим бессильно руки?
Говоря о своих противниках, о всех тех, кто отстаивает традиционные духовные, национальные ценности, ЯД называет их «упрямой деревенщиной, мешающей интеграционным процессам, имеющим своей целью Единое Государство под названием Planet Earth (Планета Земля)».
Неоязыческие жрецы, как правило — «темнобожники», то есть сознательные интернационалисты-сатанисты, только прикрывающиеся псевдорусской фразеологией. Об этом пишет ЯД. Но среди рядовых членов неоязыческих общин есть все же достаточно людей, которые думают, что они любят Россию, что они возрождают «русский дух». Этих людей сатанисты просто используют, а затем отбросят за ненадобностью. Мы с вами еще увидим, что в конечном счете, как считает автор сайта «Славянское язычество», все национальные государства должны быть разрушены, большинство людей погибнет, а на планете при «новом мировом порядке» (ONE WORLD — «Единый Мир» — по терминологии Яда), должно остаться только весьма ограниченное количество «разумных существ».
А дальше? А дальше ЯД предлагает свою «Логику Истории»: «Сверхсжато исторический процесс от прошлого к будущему таков: старое язычество — это мертвая «вера для Позавчера», нынешние монотеизмы (мировые религии, верящие в Единого Бога. — и. В.) — это уже отмирающая «вера для Вчера», возрождающееся новое язычество — это «вера для Завтра», а находящийся ныне в зародышном «философском состоянии» сатанизм — «вера для После-Завтра»».
«НовоЯзычество, — пишет ЯД, — неизбежный этап ближайшего будущего, подготавливающий следующий этап в развитии Цивилизации — Новый Сатанизм».
Но почему не сразу сатанизм? ЯД отвечает па этот вопрос так: «Потому, что человечеству нужен «теплый переход» из одного состояния в другое; из «горячки гриппа плюс 40» так вот сразу и моментально не излечиваются, тем более, что сегодня многие граждане, считающие эту самую «горячку монотеизма» (то есть веру в Бога. — и. В.) нормой, еще психологически не совсем готовы сознательно принять «теплоту» Нового Язычества. На выздоровление требуется время... Только лишь... после сознательного закрепления человечеством «теплой нормы» НовоЯзычества... возможным станет и сатанистическое «сверх-рацио-похолодание»».
Вы считаете, что сатанизм — это «философия»? Ничего подобного. ЯД пишет, что новый сатанизм будет «далеко не тем чисто-философским сатанизмом, который мы знаем сегодня». На самом деле, и сегодня сатанизм — это не философия. О ритуальных убийствах в России можно написать целый том. И в будущем сатанизм намерен быть вещью очень практической.
Только сатанизм как единая идеология, считает ЯД, способен объединить человечество в «Единый Мир» (ONE WORLD). Мир этот будет абсолютно тоталитарным: «От условно «демократии» сегодняшнего и завтрашнего дней Мир должен будет вернуться к условно «тоталитаризму» в После-Завтрашнем дне».
Кто же встанет во главе этого тоталитарного мира?
«Уж поверьте, — пишет ЯД, — того «Сатану» далекого будущего все безусловно будут считать «спасителем» (от чего? — от войн, нищеты, от экологической и демографической катастрофы), и «светлым божеством» так же безусловно считать будут, какие бы «нехорошие тоталитарности» под его «священными знаменами» не творились бы».
Итак, неоязычество — это подготовка прихода антихриста. И ничего больше.
У тебя, читатель, нет ощущения, что на всех нас, на русский дом, на русскую землю надвигается нечто страшное?
На сайте «Велесовой общины» в разделе «Волхв» помещаются материалы об обрядах, которые эта община применяет или одобряет. Есть здесь и краткое объяснение «раскрещивания». Раскрещивание — это когда люди сознательно отказываются от своего христианского крещения. «Обряд снятия христианского заклятия, — читаем мы здесь, — проводится волхвами, как правило, непосредственно перед имянаречением. Формы проведения обряда весьма разнятся от общины к общине, однако магическая его суть остается неизменной. С раскрещиваемого снимается печать христианского заклятия, которая не позволяет воскресить, то есть возжечь искру божию, от Роду в нас находящуюся».
На самом деле человек, отрекающийся в «раскрещивании» от Христа, отрекается и от родной земли и ее истории, отрекается от своих предков. Такой человек не может уже не служить силам зла. Как бы «красиво» его язычники ни назвали — Ярослав, Велеслав, Доброслав. Какие там еще у них есть имена? «Раскрестить» человека — значит сделать его заложником ада. «Раскрестить» Россию — значит уничтожить ее.
Помните? «Доброслав мочил руку водой, проводил ею по макушке новичка, а потом плескал этой водичкой на глаза... и спрашивал имя... Потом с посвященных срезали прядь волос и бросали в костер...».
А я невольно вспоминаю другое. 23 мая 1996 года после трехмесячного плена в Чечне был обезглавлен русский солдат Евгений Родионов. Бандиты отрезали ему голову за то, что он отказался снять с себя православный нательный крест и принять магометанство. Подвиг воина Евгения всколыхнул всю страну. Русские люди поняли, что не все еще потеряно, что Россия жива.
Давайте воспитаем русских детей такими, как Евгений Родионов...


7. Воля к победе (вместо послесловия)

Пора подводить итоги. Нам предстоит ответить на два тесно связанных между собой вопроса: «Принесло бы язычество сегодня счастье России» и «Что нужно делать, чтобы Россия стала могучей и счастливой»?
Русская нация созидалась на огромном географическом пространстве. Множество славянских племен, очень разных по образу жизни, по своим обычаям, по своим религиозным представлениям, были вовлечены в этот процесс. Славянские племена распространялись на северо-восток и восток одновременно с приходом на эти земли христианства. Два фактора — вера во Христа и географическая необъятность — создали русскую нацию. Лишить нашу страну её просторов и её православной христианской души значит вычеркнуть русский народ из мировой истории. Для нас это значит отказаться от самих себя.
Наши враги, то есть те люди, которые не хотели бы видеть государство под названием Россия на карте мира, все это отлично понимают. Их желание отнять у нас нашу землю для всех очевидно. Но многие люди, числящие себя патриотами России, не осознают того, что со столь же бешеной энергией враги России ведут работу по сокрушению в нашей стране Православной Церкви. Не будет Христовой веры — исчезнут скрепы, соединяющие русских, и они рассыплются. Нельзя ведь воссоздать полян, древлян, вятичей и иже с ними. Все уже давно перемешались. Нужно ли в Новгороде восстанавливать капище Ящера или же ставить идол Перуна? На подобные вопросы придется постоянно давать ответы, и все равно ничего не получится. А вот выпустить силы зла, разрушения, дать им возможность полностью затопить нашу землю — можно. Но это будет страшной национальной катастрофой.
Дело даже не в том, что Православная Церковь подвергнется кровавому гонению. Гонений было много в её истории, и в них закаляется христианство. Дело прежде всего в том, что придется разрушить всю русскую культуру, всю русскую государственность, перечеркнуть всю историю страны, не создав ничего взамен.
Говорят, можно вернуться в дохристианские времена, потому что там тоже Россия. Да не было там России! Были славянские племена. У них свое прошлое. Но это не Россия, вернуться туда нельзя. Все изменилось за последнюю тысячу лет.
Помните слова Збигнева Бжезинского, приведенные в начале этой книжки? Он говорит: «После падения коммунизма главным врагом Америки является Русское Православие».
Помните его план — загнать Россию в пространство между Курском и Уралом? У меня нет сомнений, что в эти планы входит и торжество язычества в этой резервации. Тогда Америке, и не только ей, можно спать спокойно — с Россией было бы покончено. На реализацию этих планов и работают, зачастую невольно, современные язычники в нашей стране.
Они создали свой образ христианства. Оно кажется им чуждой русскому духу религией покорных рабов.
Но неужели православное христианство — это действительно религия рабства, религия непротивления злу силой? Такой взгляд на христианство является совершенно ошибочным.
Новые язычники пеняют нам, что мы — «рабы Божий», что мы — «смиренные», что мы «подставляем щеку».
На самом деле нет ничего более чуждого православному христианству, чем утверждение о том, что нельзя противиться любому злу.
В Евангелии речь идет лишь о своей щеке. «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5, 39). Это значит — прости своего личного врага, не мсти ему и не умножай зло, однако ни в коем случае не подставляй врагу «щеку» ближнего. Ближнего нужно защищать даже ценою своей жизни! А он точно так же защитит тебя. Об этом в Евангелии написано так: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Ин.15, 13).
Христианское смирение — это смирение не перед злом, а перед Богом. Выражение «раб Божий» означает и признание Божьего всемогущества, и готовность отстаивать Его замысел о мире — и здесь «раб» должен превращаться в мужественного воина в битве против сил зла.
Великий русский святой преподобный Феодосии Печерский (XI век) в этой связи говорил: «Живите мирно не только с друзьями, но и с врагами, но только со своими врагами, а не с врагами Божиими». А вот что говорил святитель Филарет, митрополит Московский, живший в середине XIX века: «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими». Так что защита Отечества от врагов во все времена являлась религиозным долгом православного христианина.
«Таким образом, христианство — религия вовсе не слабая. Достаточно взглянуть на русскую историю, чтобы увидеть, какова была наша "христианская слабость": объединили в одно государство шестую часть суши. Причем не столько силой, сколько добром, неся Христову веру язычникам...
Христианство лучше язычества не потому, что создало такую Империю, и не потому, что мы к нему за тысячу лет привыкли. Только христианство объясняет смысл жизни человека и смысл истории.
Это религия предельно личностная, ибо проповедует путь личного спасения человека через стремление к совершенству, к раскрытию в себе образа и подобия Божия».
Православное христианство указывает главное средство этого спасения и совершенствования — через любовь к другим людям, вплоть до самопожертвования.
«Это религия предельно свободная, ибо мыслима лишь как свободное служение человека этим ценностям». Человек призван вновь духовно родиться, для чего требуется огромное усилие над собой. Победить самого себя и встать на путь добра гораздо труднее, чем выбить «око» или «зуб» у врага.
«Православие — религия, предельно уважающая человека и раскрывающая его величие как бессмертного существа». Христианство раздвигает границы человеческой личности за временные пределы жизни и за черту материального мира — до Царства Божия.
«И, наконец, это религия предельно справедливая, ибо мир устроен Богом так, что в конечном счете победит добро и Царство Божие. Наша же задача — понять смысл идущей в мире битвы между добром и злом и занять в ней соответствующее место. От этого зависит наша посмертная судьба». К этому мы идём всю жизнь. Сделать шаг ко Христу никогда не поздно — через второе рождение (крещение) стать «рабом Божиим», мужественным воином в битве против сил зла.
Россия, по словам святого праведного Иоанна Кронштадтского, — «это подножие Престола Божия, и надо гордиться тем, что ты — русский». А русский — это значит православный христианин. Язычник же — не русский. Он жалкий, вольный или невольный раб темных сил зла, воюющих против Царства Божия и против моей страны — России.
Будем же православными, сделаем усилие над собой, преодолеем то зло, которое внутри нас, и то зло, которое снаружи. Вместе победим!

#28 Монгол

Монгол

    2 метра безобразия

  • Жители HomeNet
  • PipPipPipPipPip
  • 3,617 сообщений

Отправлено 26 December 2007 - 21:39

БОРИС БАШИЛОВ
РОБЕСПЬЕР НА ТРОНЕ

ПЕТР I И ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СОВЕРШЕННОЙ ИМ РЕВОЛЮЦИИ



ОГЛАВЛЕНИЕ

I. КАК ВОСПИТЫВАЛСЯ ПЕТР I
II. “ИДЕЙНЫЕ” РУКОВОДИТЕЛИ ПЕТРА I
III. ХАРАКТЕР ПЕТРА I И ЕГО ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ
IV. ИСТОКИ НЕНАВИСТИ ПЕТРА I КО ВСЕМУ РУССКОМУ
V. У КАКОЙ ЕВРОПЫ УЧИЛСЯ ПЕТР I
VI. НАЧАЛО РАЗГРОМА НАЦИОНАЛЬНОЙ РУСИ
VII. ОБЪЯВЛЕНИЕ ВОЙНЫ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
VIII. ЛОЖЬ О НЕИЗБЕЖНОЙ ГИБЕЛИ МОСКОВСКОЙ РУСИ
IX. СМЯТЕНИЕ НАРОДА. НАРОД ПРИНИМАЕТ ПЕТРА I ЗА АНТИХРИСТА
X. ВСЕШУТЕЙШИЙ СОБОР И ЕГО КОЩУНСТВА
XI. ПЕТР I И МАСОНЫ
XII. ПРОТЕСТАНТСКИЙ ХАРАКТЕР ЦЕРКОВНОЙ “РЕФОРМЫ” ПЕТРА I
XIII. УНИЧТОЖЕНИЕ ПАТРИАРШЕСТВА И ПОДЧИНЕНИЕ ЦЕРКВИ ГОСУДАРСТВУ
XIV. РАЗГРОМ ПРАВОСЛАВИЯ
XV. УНИЧТОЖЕНИЕ САМОДЕРЖАВИЯ. ЗАМЕНА ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРИНЦИПОВ САМОДЕРЖАВИЯ ПРИНЦИПАМИ ЕВРОПЕЙСКОГО АБСОЛЮТИЗМА
XVI. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ “РЕФОРМЫ” ПЕТРА I. СУРОВАЯ ОЦЕНКА ЭТОЙ “РЕФОРМЫ КЛЮЧЕВСКИМ
XVII. ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА ПЕТРА I — НИЖЕ ПОЛИТИКИ ПРЕДШЕСТВОВАВШИХ ЕМУ ЦАРЕЙ
XVIII. МИФ О “ВОЕННОМ ГЕНИИ” ПЕТРА I
XIX. ВЕЛИКИЙ РАСТОЧИТЕЛЬ НАРОДНЫХ СИЛ. “ПОБЕДЫ”, ДОСТИГНУТЫЕ ЦЕНОЙ РАЗОРЕНИЯ СТРАНЫ И МАССОВОЙ ГИБЕЛИ НАСЕЛЕНИЯ
XX. ГЕНЕРАЛЬНАЯ ОБЛАВА НА КРЕСТЬЯНСТВО. ЗАМЕНА КРЕПОСТНОЙ ЗАВИСИМОСТИ КРЕПОСТНЫМ ПРАВОМ
XXI. ЛЖИВОСТЬ ЛЕГЕНДЫ, ЧТО “РЕФОРМЫ ПЕТРА” ДВИНУЛИ ВПЕРЕД РУССКУЮ КУЛЬТУРУ
XXII. “ПТЕНЦЫ ГНЕЗДА ПЕТРОВА” В СВЕТЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ПРАВДЫ
XXIII. “БЛАГОДЕТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ” ИЛИ АНТИНАЦИОНАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ? НЕПОСТИЖИМАЯ ЛОГИКА РУССКИХ ИСТОРИКОВ.
XXIV. РОБЕСПЬЕР НА ТРОНЕ
XXV. ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕЗУЛЬТАТЫ СОВЕРШЕННОЙ ПЕТРОМ АНТИНАРОДНОЙ РЕВОЛЮЦИИ
XXVI. ВОПРОС, ОТ КОТОРОГО ЗАВИСИТ — “БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ РОССИИ”

ПРЕДИСЛОВИЕ


“Петр I — одновременно Робеспьер и Наполеон на троне (воплощение революции)”.

А. С. Пушкин. О дворянстве.

Ни одно имя в русской истории не обросло таким огромным числом легенд и мифов, в основе которых таится историческая ложь, как имя Петра. Читаешь сочинения о Петре, и характеристики его, выдающихся русских историков, и поражаешься противоречию между сообщаемыми ими фактами о состоянии Московской Руси накануне восшествия Петра на престол, деятельностью Петра и выводами, которые они делают на основе этих фактов.

Первый биограф Петра Крекшин обращался к Петру:

“Отче наш, Петр Великий! Ты нас от небытия в небытие произвел”.

Денщик Петра Нартов называл Петра земным Богом.

Неплюев утверждал: “На что в России не взгляни, все его началом имеет”. Лесть придворных подхалимов Петру была почему — то положена историками в основу характеристики его деятельности.

И. Солоневич проявляет совершенно законное удивление, что “Все историки, приводя “частности”, перечисляют вопиющие примеры безалаберности, бесхозяйственности, беспощадности, великого разорения и весьма скромных успехов и в результате сложения бесконечных минусов, грязи и крови получается портрет этакого “национального гения”. Думаю, что столь странного арифметического действия во всей мировой литературе не было еще никогда”.

Да, другой столь пристрастный исторический вывод найти очень трудно.

Спрашивается — стоит ли нам, свидетелям ужаснейшего периода в истории России — большевизма, заниматься выяснением вопроса, является или нет Петр Первый гениальным преобразователем русского государства? Неужели для современного мыслителя и историка нет других — более важных и значительных тем в период, когда русские нуждаются в установлении верного исторического взгляда на то, каким образом они докатились до большевизма.

На этот вопрос надо ответить со всей решительностью, что вопрос об исторической роли Петра I, — самый важный вопрос. Миф о Петре как гениальном реформаторе, “спасшем” русское государство от неизбежной гибели связан с мифом о том, что Московская Русь находилась на краю бездны. Эти лживые мифы историков, принадлежавших к лагерю русской интеллигенции, совершенно искажают историческую перспективу. В свете этих мифов история допетровской Руси, так же как и история так называемого Петербургского периода, выглядит как нелепое сплетение нелепых событий. Придерживаясь этих двух мифов совершенно невозможно обнаружить историческую закономерность в развитии русской истории после Петра I. Но эта историческая законность причины уродливого развития русской жизни после Петра I, легко обнаруживается, стоит только понять, что Петр был не реформатором, а революционером (“Робеспьером на троне”, — по меткой оценке Пушкина). Тогда легко устанавливается причинная связь между антинациональной деятельностью “гениального” Петра, разрушительной деятельностью масонства и духовного детища последнего — русской интеллигенции в течение так называемого Петербургского периода русской истории, и появлением в конце этого периода “гениальных” Ленина и Сталина. Это все звенья одной и той же цепи, первые звенья которой были скованы Петром Первым.

Тот, кто не понимает, что Петр I — это “Альфа”, а Ленин — “Омега” одного и того закономерного исторического процесса — тот никогда не будет иметь верного представления о действительных причинах появления большевизма в стране, которая всегда мечтала стать Святой Русью.




I. КАК ВОСПИТЫВАЛСЯ ПЕТР I


Сумбурность всех начинаний Петра в значительной степени объясняется тем, что Петр не имел систематического образования, что он до двадцати с лишним лет, в силу сложившихся обстоятельств вращался, главным образом, среди невежественных людей, которые не сумели привить будущему царю ни православного миросозерцания, ни русских исторических традиций, соблюдая которые Русь сумела выйти невредимой из всех препятствий, стоявших у нее на пути.

Петр не имел ни традиционного русского образования, ни настоящего европейского. Это был самоучка, не желавший считаться ни с какими национальными традициями. Это в зрелую пору сознавал и сам Петр. Императрица Елизавета сказала раз Петру III: “Я помню, как отец, увидев меня с сестрой за уроками, сказал со вздохом: “Ах, если бы меня в молодости учили, как следует”. Перед тем, как попасть в чуждую среду Кокуя, Петр не получил обычного воспитания в духе православия и национальных традиций, которые обычно получали Московские царевичи. А это было очень неплохое для своего времени воспитание.

Московские цари воспитывались в Кремле, который давал и “правила одухотворяющие и оправдывающие власть”, и некоторые “политические понятия”, на которых строилось Московское государство, и некоторое представление о “физиологии народной жизни”. И по степени образования, и по нравственным качествам, и по воспитанию Петр I был несравненно ниже не только своего отца, но и других Московских царей. Вспомним характеристику, которую давал С. Платонов отцу Петра, последнему Московскому царю, воспитанному в духе русских национальных традиций.<1>

“Алексея Михайловича приучили к книге и разбудили в нем умственные запросы. Склонность к чтению и размышлению развила светлые стороны натуры Алексея Михайловича и создала из него чрезвычайно светлую личность. Он был одним из самых образованных людей Московского общества: следы его разносторонней начитанности, библейской, церковной и светской, разбросаны во всех его произведениях”.

“...в сознании Алексея Михайловича был такой отчетливый моральный строй и порядок, что всякий частный случай ему легко было подвести под общие понятия и дать ему категорическую оценку”.

“Чтение и образованность, — пишет С. Платонов, — образовали в Алексее Михайловиче очень глубокую и сознательную религиозность. Религиозным чувством он был проникнут весь”. “Царь Алексей был замечательный эстетик — в том смысле, что он понимал любую красоту”.

Отец Петра “без сомнения был одним из православнейших москвичей, — пишет С. Платонов, — только его ум и начитанность позволяли ему гораздо шире понимать православие, чем понимало его большинство его современников. Его религиозное сознание шло несомненно дальше обряда: он был философ-моралист; и его философское мировоззрение было строго-религиозным. Ко всему окружающему он относился с высоты своей религиозной морали и эта мораль, исходя из светлой, мягкой и доброй души царя, была не сухим кодексом отвлеченных нравственных правил, а звучала мягким, прочувствованным, любящим словом, сказывалась полным ясного житейского смысла теплым отношением к людям. Тишайший царь в духовном отношении был вполне на уровне своего высокого звания.

Это был правитель с твердыми и ясными взглядами, одухотворяющими и оправдывающими власть, которою он обладал, с твердыми политическими понятиями, с высокой устойчивой моралью, с широко развитой способностью логически рассуждать, глубоко понимавший логику исторического развития и традиционные особенности русского быта.

Он любил размышлять, детально обдумывал задуманные государственные мероприятия, не увязал в мелочах государственного строительства отчетливо представлял себе, что выйдет из намеченного преобразования.

Опираясь на православие отец Петра имел ясное и твердое понятие о происхождении и значении царской власти в Московской Руси, как о власти богоустановленной и назначенной для того, чтобы Бог по Его словам даровал ему и боярам “с ними единодушны люди его, световы, разсудити вправду, всем ровно”.

Таков был этот Московский царь, воспитанный в духе религиозных и национальных традиций Московской Руси. Так эти традиции отшлифовали богатую, глубокую натуру отца Петра.

Большинство недостатков Петра, как государственного деятеля объясняется именно тем, что он не получил воспитания в национальном духе, какое получил его отец.

“При полной противоположности интересов, родня царя (Милославские и Нарышкины. — Б. Б.), — пишет С. Платонов, — расходились и взглядами и воспитанием. Старшие дети царя (особенно Федор и четвертая дочь Софья) получили блестящее по тому времени воспитание под руководством С. Полоцкого”. <2>

Каковы были характерные черты этого воспитания? Это было религиозное воспитание. “В этом воспитании, — подчеркивает С. Платонов, — силен был элемент церковный”. Правда в этом религиозном воспитании было заметно польское влияние, проникавшее через живших в Москве монахов из Малороссии. Любимцы вступившего на престол после смерти Алексея Михайловича, царя Федора, — по словам С. Платонова, — “постельничий Языков и стольник Лихачев, люди образованные, способные и добросовестные. Близость их к царю и влияние на дела были очень велики. Немногим меньше значение князя В. В. Голицына. В наиболее важных внутренних делах времени Федора Алексеевича непременно нужно искать почина этих именно лиц, как руководивших тогда всем в Москве”. <3>

Мать же Петра I, вторая жена Алексея Михайловича, по сообщению Платонова, “вышла из такой среди (Матвеевы), которая, при отсутствии богословского воспитания, впитала в себя влияние западно-европейской культуры”. Ее воспитал А. Матвеев.

Вот это то обстоятельство, надо думать, и послужило причиной сначала равнодушия, а зачем и презрения Петра I к русской культуре, религиозной в своей основе, а вовсе не тяжелые сцены, виденные им во время распри между Милославскими и Нарышкиными.

Артамон Матвеев был женат на англичанке Гамильтон. У него было много друзей среди населявших немецкую слободу иностранцев и от них он, также как, наверное, и его воспитанница, усвоил если не презрение, то во всяком случае пренебрежительное отношение к традициям родной страны.

“Нарышкины из дома Матвеева вынесли знакомство с западной культурой. Сын А. С. Матвеева, — пишет С. Платонов, — близкий к Петру, был образован на европейский лад. У него был немец доктор. Словом, не только не было национальной замкнутости, но была некоторая привычка к немцам, знакомство с ними, симпатии к западу. Эта привычка и симпатии перешли и к Петру и облегчили ему сближение с иноземцами и их наукой”.

Царица Наталья не хотела отдать сына учить монахам и призвала учить его недалекого “своего человека” Никиту Зотова. Это тот самый пьяница Никита Зотов, “всешутейший отец Ианникий, Пресбургский, Кокуйский и Всеяузский патриарх, который после Нарышкина, мужа глупого, старого и пьяного”, стал патриархом созданного в Немецкой слободе Всешутейшего собора — кощунственной пародии на православные церковные соборы.


II. “ИДЕЙНЫЕ” РУКОВОДИТЕЛИ ПЕТРА I


Пристрастие к иностранцам Петру внушил сменивший Зотова авантюрист шотландец Менезиус. К иностранцам тянулись русские сверстники Петра: бесшабашный пьяница князь Борис Голицын, знавший латинский язык и друживший с иностранцами и сын воспитателя матери Петра Андрей Матвеев, знавший также иностранные языки и тянувшийся ко всему иностранному, как и его отец, первый западник Артамон Матвеев,

Уже в правление царевны Софьи было много недовольных, что она начала дружить с иностранцами, вела переговоры с гугенотами и иезуитами, начала, по мнению современников, впадать в “латинские прелести”.

Против такой политики Софьи, в числе других, был и Патриарх Иосаф. И это было законное опасение.

“Немецкая слобода, — пишет в своей работе “Петр Великий” Валишевский, — стала Европой в миниатюре, где так же как и там кипели политические страсти, а над умами господствовали идеи английской революции. Прибывшие эмигранты жили там интересами, которые захватывали общество у них на родине. Немецкая слобода переживала приподнятое настроение. Шотландец Патрик Гордон увлекался успехами лондонского королевского общества. Английские дамы пудами выписывали романы и поэтические произведения национальных писателей. Поддерживалась деятельная переписка с Европой”.

Голландский резидент Ван Келлер каждую неделю досылал курьера в Гаагу, который осведомлял его о всех политических событиях, происшедших в Европе.

Национальный и политический состав Кокуя, как называли москвичи немецкую слободу, был очень разношерстен. Кого только не было в Кокуе: кальвинисты, католики, лютеране, сторонники убитого во время Великой английской революции короля Карла Стюарта, приверженцы короля Вильгельма Оранского, английских и шотландских масонов и всякого рода авантюристы.

Вертелся в Кокуе и известный международный авантюрист, волохский грек Спафарий, с 1672 года работавший в Посольском Приказе, иезуиты, и будущие “идейные руководители” Петра I, швейцарец Лефорт и упоминавшийся уже выше шотландец Патрик Гордон.

В такой разношерстной среде оказался юный Петр, когда он стал посещать Кокуй. Международный сброд, живший в Кокуе, отнюдь не отличался высокой нравственностью. Как всегда в космополитической среде, нравы в Кокуе не отличались патриархальностью, имели место распущенность, кутежи и разгул.

Уже при жизни матери Петр не соблюдал многих из древних обычаев, которые он должен был соблюдать, как русский царь. Петр, как утверждает С. Платонов, “совершенно самостоятельно устраивал свою личную жизнь. В эти годы (1689—1699 гг. — Б. Б.), он окончательно сблизился с иноземцами. Прежде они являлись около него, как учителя и мастера, необходимые для устройства потех; теперь же мы видим около Петра иностранцев — друзей, сотрудников и наставников в деле, товарищей в пирушках и веселье”. <4>

В годы “безответственных и безудержных “потех”, в Немецкой слободе, на кораблях и на маневренных полях окончательно выявились все те склонности и особенности характера Петра, которые вызвали против него — определенный протест в народе и которые доселе вызывают наше удивление и недоумение...”. <5>

Отмечая безобразное, недопустимое для царя поведение И. Солоневич верно замечает:

“Первоначальной общественной школой Петра был Кокуй, с его разноплеменными отбросами Европы, попавшими в Москву, на ловлю счастья и чинов. Если Европа в ее высших слоях особенной чинностью не блистала, то что уж говорить об этих отбросах. Особенно в присутствии царя, обеспечивавшего эти отбросы от всякого полицейского вмешательства. Делали — что хотели. Пили целыми сутками — так, что многие и помирали. И не только пили сами — заставляли пить и других, так что варварские москвичи бежали от царской компании, как от чумы”. <6>

“Это было бы смешно, если бы не было так безобразно”, — говорит по этому поводу Ключевский.


III. ХАРАКТЕР ПЕТРА I И ЕГО ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ЧЕРТЫ


“К своему совершеннолетию, — пишет академик Платонов, — Петр представлял собою уже определенную личность: с точки зрения “истовых москвичей” он представлялся необученным и невоспитанным человеком, отошедшим от староотеческих преданий”. <7>

Слово “истовых” С. Платонов берет совершенно напрасно. “Необученным и невоспитанным человеком, отошедшим от староотеческих преданий”, Петр представляется всем, кто только читал ту характеристику отца Петра, которая принадлежит перу самого С. Платонова и который, как мы видим, чрезвычайно высоко оценивает личность Тишайшего царя, как религиозного, хорошо образованного человека и правителя, имевшего очень возвышенное представление о смысле царской власти. Сам Платонов пишет:

“И не только поведение Петра, но и самый характер его не всем мог нравиться. В природе Петра, богатой и страстной, события детства развили долю зла и жестокости. Воспитание не могло сдержать эти темные стороны характера, потому что воспитания у Петра не было. Вот отчего Петр был скор на слово и руку”. <8>

Ключевский в своих оценках отдельных сторон личности Петра, все время противоречит себе. Так Ключевский пишет, что “Петр по своему духовному складу, был один из тех простых людей, на которых достаточно взглянуть, чтобы понять их”. <9> То он объявляет Петра — “одной из тех исключительно счастливо сложенных фигур, какие по неизведанным причинам от времени до времени появляются в человечестве”. Как совместить две взаимно исключающих друг друга оценки личности Петра?! Если Петр был одним из простых людей, на которых достаточно взглянуть, чтобы понять их, то как он мог быть тогда счастливой фигурой, какие только время от времени появляются в человечестве? Если же Петр обладал гениальной натурой, то как его можно считать простым человеком, на которого достаточно взглянуть, чтобы понять его? “Исключительно счастливо сложенная фигура Петра I” по словам Ключевского обладала следующими качествами. У Петра был “недостаток суждения и нравственная неустойчивость”, он “не охотник до досужих размышлений, во всяком деле он лучше соображал средства и цели, чем следствия”.

Говоря попросту, Петр не умел последовательно мыслить, видел только цель, разбирался лучше в частностях, чем в целом, и не был способен предвидеть, какие следствия даст реализация начатого им дела. Проведенная Петром административная ломка, или как вежливо называют историки — реформы, по словам Ключевского “не обнаружили ни медленно обдуманной мысли, ни созидательной сметки”. То есть Петр не обладал ни одним из самых основных качеств, которые необходимы для самого заурядного правителя.

“Сам Петр сознавался в двух своих главных недостатках: отсутствии самообладания и настоящего образования. Он сам в раскаянии говаривал, приходя в себя от гнева: “Я могу управлять другими, но не могу управлять собой”.

Спрашиваются, как можно считать гениальным царем человека, который сам признается, что он не может управлять своими чувствами и поступками.

Ключевский считал Петра исключительно счастливо сложенной натурой, Платонов говорит о темных сторонах его натуры, Костомаров пишет, что Петр никак не мог быть “нравственным образцом для своих подданных”. Исключительно счастливо сложенная натура, как о том свидетельствуют современники и исследователи Петровской эпохи, оказывается, была в действительности натурой исключительно неуравновешенной, исключительно жестокой и сумасбродной.

Простым человеком, которого можно понять с первого взгляда, Петра назвать никак уж нельзя.

“Часто Петром, — пишет хорошо изучивший его личность Мережковский, — овладевает как бы “внезапный демон иронии”; по лицу точно из бронзы изваянного “чудотворца-исполина” пробегает какая — то жалкая, смешная и страшная судорога; вдруг становится он беспредельно насмешливым и даже прямо кощунственным отрицателем, разрушителем всей вековечной народной святыни, самым ранним из русских “нигилистов”...

“Он страшно вспыхивал, — пишет Платонов, — иногда от пустяков, и давал волю гневу, причем иногда бывал жесток. Его современники оставили нам свидетельства, что Петр многих пугал одним своим видом, огнем своих глаз. Примеры его жестокости увидим на судьбе стрельцов”.

“Часто на пиру чьи-нибудь неосторожные слова вызывали со стороны Петра вспышку дикой ярости. Куда девался радушный хозяин или веселый гость?! Лицо Петра искажалось судорогой, глаза становились бешеными, плечо подергивалось и горе тому, кто вызвал его гнев!”

Предок знаменитого археолога Снегирева, Иван Савин рассказывал, что в его присутствии Петр убил слугу палкой за то, что тот слишком медленно снял шляпу. Генералиссимусу Шеину на обеде, данном имперским послом Гвариеном, в присутствии иностранцев Петр кричал: “Я изрублю в котлеты весь твой полк, а с тебя самого сдеру кожу, начиная с ушей”. У Ромодановского и Зотова, пытавшихся унять Петра, оказались тяжелые раны: у одного оказались перерубленными пальцы, у другого раны на голове”.

Случаев, доказывающих, что Петр совершенно не умел владеть собой, современники приводят бесчисленное количество.

Петр охотно принимал участие в розыске, пытках, казнях. В нем причудливо сочетались веселый нрав и мрачная жестокость.

“Петр в жестокости, — пишет проф. Зызыкин в своем исследовании о Патриархе Никоне, — превзошел даже Иоанна Грозного. Иоанн Грозный убил своего сына в припадке гнева, но Петр убил хладнокровно, вынуждая Церковь и государство осудить его за вины, частью выдуманные, частью изображенные искусственно, как самые вероломные”. <10>

Он мог совер